Как управляют толпой, живущей по пре­даниям и рассуждающей по авторитету?

"Я не жертва обстоятельств, я - результат моих решений." Стивен Кови ©

НЕЗРИМАЯ ИМПЕРИЯ ПЛАНЕТЫ: как управляют толпой, живущей по пре­даниям и рассуждающей по авторитету?

Фото из открытых источников интернета. Как бы Козьма Прудков. Как бы портрет.
Фото из открытых источников интернета. Как бы Козьма Прудков. Как бы портрет.

Начнём со слов Козьмы Пруткова: «Настоящее есть следствие прошедшего, а потому непрестанно обращай взор свой на зады, чем сбережешь себя от знатных ошибок».

Наиболее отче­т­ливо формирование института высших управленческих струк­тур про­исхо­дило в древневосточных государствах. Именно там и тогда были разра­ботаны и вне­дряемы способы влияния на об­ще­ство (и своего государ­ства, и других госу­дарств), оказа­ния значи­мого воздействия на власть официаль­ного правителя.

Так, закреп­ле­ние монопо­лии жрече­ских структур на концепту­ально значимую информа­цию позво­ляло превращать сооб­щество людей «в толпу: собрание людей, живущих по пре­данию и рассуждающих по авторитету» (В.Г.Белинс­кий).

Эта управ­ленческая техно­логия с успе­хом используется по сей день, ибо общ­ность предания (ре­лигиозной доктрины, философ­ского учения, свет­ской идеологии), сплачи­вая толпу воедино, позволяет управлять ею че­рез автори­теты вождя-осно­вополож­ника (царя, Божьего посланника, Учи­теля, президента, генсека и т.п.), вер­ных толкова­телей и вождей-на­следников. Рассуждение по авто­ритету (ин­теллек­туальное иждивенчество) есть главное ка­чество толпы, кото­рая, не­усомни­тельно веря в правоту вождя, следует за ним безот­ветст­венно.

Фото из открытых источников интернета.
Фото из открытых источников интернета.

Группа управленцев, предста­вив­шая толпе вождя и кон­троли­рующая его, фактически ве­дет толпу в нужном для себя на­пра­в­лении, не оза­бочива­ясь такими «мелочами» как процветание, распад или полная ги­бель государства.

При этом внешне похожие восточные государства с «неограниченной» властью обо­жествляемого монарха имели серьезные различия в за­висимости от того, управлялось ли государство своей концептуальной властью или чу­жой.

Так, Древний Египет в период, предшествовавший Додинастическому, являлся госу­дарственным образованием, созданным «пришлыми людьми» (со своим языком, письмен­но­стью, техникой, наукой), которые образовали расу высших управленцев (это подтвер­ждается современными генетическими анализами захоронений, в которых находятся люди, принадлежавшие к разным типам).

Они осуществ­ляли управление народом, разделив его на сословия, главенствующим из кото­рых сделали жрече­ство. Именно оно, получив спе­циальные знания, вырабатывало религи­озно-идеоло­гиче­ские доктрины, вело летописи и хроники правления назначаемых ими властителей.

Фото из открытых источников интернета. Кадр из польского художественного фильма "Фараон".
Фото из открытых источников интернета. Кадр из польского художественного фильма «Фараон».

Вследствие неких природных катаклизмов целостность этой государственной органи­за­ции была разрушена, но традиции культуры во мно­гом сохранились, и, в частно­сти, мо­нополия жречества на получение знания, его гер­метизацию и способы трансляции. Хотя каждый ном (административный округ в Древнем Египте) имел свою систему многобожия, но миро­понима­ние было единым, что позволяло строить властные отношения практически одина­ково.

В результате оказалось возможным объединить номы сначала, в Додинастический пе­риод, в два моноэтнических царства, а затем, в период Раннего царства, создать относи­тельно централизованное государство с этнически однородным населением.

Следует от­метить, что между Додинастическим периодом и Ранним царством не было переходного периода, ибо один – логическое про­должение другого. Объединение под началом единого царя активизировало образование централизо­ванного государствен­ного аппарата. При этом практически все руководство страной как в сфере экономики и по­литики, так и в об­ласти духовной культуры (знания, грамотность, наука) было сосредото­чено в руках жре­чества.

Укрепление могущества царской власти особенно ощутимо с начала Древнего цар­ства, когда идеологическая власть представляла фараона (олицетворяющего предание во­ждя, назначенного жречеством) не просто обожествляемым, но равным богам. Офици­ально фараон, как носитель высшей государственной власти, являлся главным законода­телем и судьей, обладателем верховного права на земельный фонд и предоставление при­вилегий.

Однако при внешней широте полномо­чий фараона его власть не была личной, произвольной, ибо она полностью зависела от высших иерархов жреческих структур. Иными словами, фараон, будучи всего лишь частью «элиты», являлся только знаковой фигурой в руках концептуальной власти.

Но внутривидовая борьба за власть (частично идеологической власти, в некоторой сте­пени законодательной, преимущест­венно же исполнительной) ведет к тому, что время от времени структуры концептуальной власти (как своей, так и чужой) меняют управлен­ческие «элиты». В результате этой борьбы каждое государство периодически оказывается раз­дробленным и/или подчиненным другим государствам.

Древний Египет пережил три периода хозяйственного и политического упадка как переход от раздроблен­ности государ­ства к его возрождению. Первый и второй переходный периоды были отно­сительно ко­роткими: 150-200 лет, ибо существовала достаточно сильная собственная концептуаль­ная власть.

Когда же она утратила свое могущество (или поменяла цели, став концепту­альной властью иной организации), то третий переходный период – от Нового царства к Позднему периоду, подготавливавший окончательный крах (после краткого пе­риода якобы возрождения, а на самом деле – мощного идеологического воздействия), длился около 300 лет.

Похожие процессы совершались практически во всех регионах мира. Так, усиление доминантной роли экономических отношений в системе связей обусловило активное раз­витие ремесла и торговли, товарно-денежных отношений и, соответственно, предопреде­лило появление во многих греческих полисах нового влиятельного социального слоя. Он стал играть весьма значимую роль и в политической жизни, стремясь оттеснить от власти старую родовую аристократию.

К.Куманецкий отмечает: «Нарождавшаяся тимокра­тическая система правления призвана была положить конец системе аристократической. С горечью видела старая знать, что решающее слово в государственных делах все больше принадлежало теперь большим деньгам».

Именно на уничтожение наследственных при­вилегий знати, на за­мену привилегий знатного происхождения привилегиями богатства и были направлены реформы архонта Афин Солона (богатого торговца).

Политическая борьба между старой и новой «элитами» продолжалась в греческих по­лисах не одно столетие. Земельная аристократия, с одной стороны, купцы и ремеслен­ники, с другой, оспаривали друг у друга власть в государстве. В этом противостоянии аристо­кратии и «новых греков» как орудие активно использовались неимущие слои насе­ления: каждый пре­тендент на власть сулил бедноте благоденствие, отвлекал и развлекал ее, насаждая различные культы, стремясь придать им больше блеска.

Внутривидовая борьба за власть служила основой изменения струк­туры государст­венного управления – оставляя неизменным состояние и поло­жение толпы, вла­сть перехо­дила к различным группам (демокра­тия, олигархия, плуто­кратия).

Борьба между этими группами всегда осуществлялась по одной и той же схеме: представители победивших групп, упрочив свою власть, теряли вни­мание к поддержанию равновесия между целями управления по оглашению и по умолчанию. Такие условия впоследствии да­вали возмож­ность другим управленческим струк­турам осуществлять перехват власти, опираясь на противоречия между деклариро­ванным и реально имеющимся.

Фото из открытых источников интернета.
Фото из открытых источников интернета.

А непрекращающаяся внутривидовая борьба за власть ведет, как правило, к раздробленности государства, к его зависимости от других управленческих структур.

Эти процессы проходили повсюду на протяже­нии всей дальнейшей ис­тории челове­чества. При этом предпочтение тех или иных форм государ­ства, правления и устрой­ства другим формам зависит не от интересов общества, а лишь от конкретных усло­вий выбора «материала» для решения управленческих задач.

Кроме того, доминантное влияние экономических отношений в системе связей вело в определенных обстоятельствах и к тому, что условно можно назвать предтечей «глобали­зационных» процессов. Структуры власти для достижения своих целей обращались к транснациональным институтам.

Монархии начального пе­риода современной истории формировались из пестрых, лоскутных герцогств, княжеств, свободных городов и других автономий, таких как Бургундия, Арагон, Наварра, которые затем под­чиняли центру. Од­нако, укрепив свое положение, властные структуры национальных государств выступили против таких транснациональных институтов, как папство, монашеские и рыцарские ор­дена и Ганзейский союз, причем последний представлял собой своего рода многонацио­нальную корпорацию.

Постепенно властные отношения большинства государств приобрели характер поли­тико-властных, поскольку определенные группы людей («элиты») получили политическую власть как «господство над всем обществом, характеризуемое использованием в случае неповиновения насильственных принудительных средств» (Бабурин С.Н.).

Это обеспечи­вало им возможность осуществления различных преобразований – как глубинных, так и чисто внешних.

Так, включение в нижние ряды аппарата управления буржуазии (а позд­нее и рабочей аристократии) дало возможность, расширив управленческий слой, выдви­гать некоторые страны вперед, активно используя для развития капиталистиче­ской про­мыш­ленности и торговли метрополий золото и нефть колоний.

Именно тогда особенно активизирова­лась не прекращающаяся по сей день борьба за ис­точники сырья, за сферы приложения капи­тала, за пе­редел поделенного мира. Под влиянием этой борьбы происходили су­ществен­ные изменения во всех сферах общества и осо­бенно в его государственно-правовой части.

Поскольку превраще­ние буржуазии в господ­ствующий класс совершилось в результате поли­тиче­ских революций, то происходило это аналогично по сути, хотя и разно по форме: во Франции, Швейцарии и пр. буржуазия захватила власть полностью; в Англии, Бельгии, Швеции, Сербии, Болгарии и др. – как ком­промисс с феодальными эле­ментами.

К рубежу XIX–XX веков веду­щее место в промышленности и торговле заняли индустри­альные, торговые и финансовые корпорации. Оттеснив частных предпринимате­лей и тор­говцев экономически, новый влиятельный управленческий слой оттеснял их и политиче­ски.

Но этот процесс не был столь простым, как ранее в аналогичной ситуации. Поскольку тривиальное использование низших слоев населения уже не могло реализовы­ваться как в предыдущие исторические периоды, то высшим управленческим структурам пришлось создать еще одну политическую силу – организованный в профессиональные союзы класс наемных рабочих.

Сталкивая эти силы и/или упрочивая положение какой-либо из них, надгосударственные структуры власти получили возможность добиваться своих целей при любых условиях.

Фото из открытых источников интернета. Военный контрразведчик, ге­нерал-майор Беклемишев Н.Н.
Фото из открытых источников интернета. Военный контрразведчик, ге­нерал-майор Беклемишев Н.Н.

В 1914 году крупнейший в России военный контрразведчик, ге­нерал-майор Беклемишев Н.Н., глубоко понимавший и знавший изученный предмет, писал: «В периоде ка­пи­талистическом естественно, что фактическая власть переходит к тем, кто сделал своей на­следственной специальностью денежные операции.

Итак, в результате деятельности аген­тов “Незримой Империи” должно наступить рабство человечества и фактическое господ­ство финансовой Олигархии, а затем про­изойдут мировые потрясения или вследствие тайно подготовленного восстания, или вследствие нарождения новой силы, что поведет за собой гибель Владык вместе с усвоенной ими культу­рой».

Надгосударственные структуры власти все большую роль в жизни челове­чества стали отводить трансгосу­дарственным территориальным организациям, оформившимся в результате создания вла­стных органов государственных конфедераций Нового времени, а в ХХ веке – высших ру­ководящих органов объединений государств.

По мнению С.Н.Бабурина, «В отличие от традиционных межго­сударст­венных структур, в которых принятие решения и его исполнение осуществля­ются в соот­ветствии с принципом едино­гласия (консенсуса), надгосударственные территориальные организации, такие как ООН или НАТО, предполагают наличие руководящих органов, в которых статус государств-субъек­тов существенно различен, а принятие решений осуще­ствляется не только консен­сусом, но и иными спосо­бами».

Источник

Это даже не застой. Это — просто путь в никуда?

Это даже не застой. Это - просто путь в никуда? Когда пришёл к власти В. Путин, он не стал менять базовую Read more

Законы жизни, которые я понял слишком поздно…

"Законы жизни, которые я понял слишком поздно": мудрые цитаты для тех, кому за 50... "Несчастье в непонимании. Иногда мы стараемся, Read more

Об ошибках, совершаемых диванными политологами…

Об ошибках, совершаемых диванными политологами... Фото и иллюстрации взяты из открытых источников и принадлежат их авторам Есть мнение, что мне Read more

Почему Россия не строит новые заводы?

Интересный вопрос: Почему Россия не строит новые заводы? Кто-то сразу ответит, «не строит потому, что занятие это отвлечёт правительство от Read more

Related posts

Leave a Comment

двенадцать − 10 =