Как уничтожить Россию?

"Если вам предлагают место в ракетоносителе, не спрашивайте, что за место! Просто займите его." Шерил Сэндберг

КАК НАС УНИЧТОЖИТЬ?

Фетида купает Ахилла в реке Стикс, держа его за пятку. Художник Жак-Луи Давид.

Можно ли уничтожить Россию? Да, запросто! Сейчас расскажу – как.

Когда Ахиллес родился, его мать Фетида – морская нимфа, богиня воды, решила сделать сына неуязвимым. Способ один – искупать младенца в воде подземной реки Стикс, отделяющей мир живых от мира мёртвых. Фетида взяла малыша за пятку и окунула его в священные воды. И с этой минуты тело Ахиллеса стало неуязвимым. Кроме пятки. Её не коснулись волшебные воды.

Много лет спустя Ахилл отправился вместе с греками в поход против Трои. Во время одной из битв бог Аполлон (которого ранее оскорбил Ахилл) направил стрелу Париса, сына царя Трои, прямо в пятку Ахилла. Рана была небольшой, но смертельной. Стрела была отравленной.

У каждой страны есть уязвимое место. У России – язык. В нём сокрыт наш код, интеллект, наша культура. Как в сказочном яйце. Исковеркал язык, эту тонкую и совершенную конструкцию, и рассыпалась страна.

Извечно русский язык – цель для отравленных стрел наших недругов.

Опасения по поводу охраны русского языка от всяких напастей были ещё у А.С. Пушкина:

«Прекрасный наш язык под пером писателей неучёных и неискусных быстро клонится к падению. Слова искажаются. Грамматика колеблется. Орфография, сия геральдика языка, изменяется по произволу всех и каждого».

Но, испокон века, тоскливо ноющие интеллектуалы-либералы гласят:

«Русский язык. Да так ли важна его самостийность и чистота для страны? В мире много языков. И каждый в работе, в деле. Каждый хорош. Известно же, что, сколько языков ты знаешь, столько раз ты человек!».

Лукавый посыл. Двуликий. От Януса. Хочется спросить – а о каком человеке глаголите? Вы же не о русском человеке тоскуете. О человеке МИРА! О человеке, знающем несколько языков и имеющем не одно гражданство.

Язык, слова – это больше, чем способ передачи информации. Язык – это национальная картина мира, созданная интеллектом конкретного народа. Это весьма изящная, ассоциативная структура, сродни космосу по сложности и могуществу.

Музыкальный слух. Он и о языке. Глубинную музыку русского языка можно слышать, а можно лишь говорить и писать на русском языке, но не слышать его богатства, не знать возможностей инструмента, на котором играешь.

«Язык – это история народа. Язык – это путь цивилизации и культуры. Поэтому то изучение и сбережение русского языка является не праздным занятием от нечего делать, но насущной необходимостью». (А.И. Куприн).

Добавлю пафоса. У человека есть две возможности разговаривать с «Небом», пытаться настроить на верный лад свои душевные струны.

Первая – классическая музыка. Это камертон, позволяющий нам признать – есть в мире недосягаемость, космос, его божественные звуки! Человек должен слышать классическую музыку. Русскому человеку предначертано слушать «Недосягаемость».

Вторая возможность приобщения к великой мудрости, к тайне бытия – русский язык. Он сокрыл в себе все секреты человеческой жизни. И он – досягаем. Мы, русские, его создали и владеем этим чудом. Он – проводник в желанную необъятность человеческого духа.

«Все доступно нашему языку. Он властен все выразить, изобразить и передать. В нем гуденье далеких колоколов и серебро ближних колокольчиков. В нем ласковые шорохи и хрусты. В нем травяные шелесты и вздохи. В нем клёкот и свист, и щебет птичий. В нем громы небесные, и рыки звериные, и вихри зыбкие, и плески чуть слышные. В нем вся поющая русская душа, эхо мира и стоны человеческие, и зерцало божественных видений». (И.А. Ильин.)

Возвеличивание русского языка – это не только самостийная, русская затея или национальная переоценка «своего». С удивительным очарованием относятся к русскому языку и те известные иностранцы, которым провидение подарило счастливую возможность глубоко изучить русский язык, постигнуть его таинственную бездонность.

В числе счастливцев – Проспер Мериме – «музей страстей человеческих» – французский писатель и переводчик, мастер новеллы, историк, этнограф и археолог. Он один из первых в Европе оценил достоинство русской литературы и глубоко овладел русским языком, чтобы читать в подлиннике произведения русских писателей. Пожалуй, в Европе и в мире никто не сделал столько для популяризации русской поэзии, литературы и культуры, сколько сделал Проспер Мериме. Он написал предисловие к французскому переводу «Отцов и детей» Тургенева, этюд о Гоголе и в 1853 опубликовал перевод «Ревизора». И именно Мериме явил французскому читателю поэзию и прозу Пушкина.

Он был большим почитателем Пушкина. В 1849 году перевёл «Пиковую даму». Свою самую популярную новеллу «Кармен» Мериме написал под впечатлением от поэмы Пушкина «Цыганы».

Пушкин очень хотел встретиться с Мериме, но… не сложилось.

Приведу лишь два восторженных высказывания Проспера Мериме, посвящённые могуществу русскому языка:

«Богатый, звучный, живой, отличающийся гибкостью ударений и бесконечно разнообразный в звукоподражаниях, способный к передаче тончайших оттенков, наделенный почти безграничной творческой мыслью, русский язык кажется созданным для поэзии».

«Русский язык, насколько я могу судить о нем, является богатейшим из всех европейских наречий и кажется нарочно созданным для выражения тончайших оттенков. Одаренный чудесной сжатостью, соединенный с ясностью, он довольствуется одним словом для передачи мысли, когда другому языку потребовались бы для этого целые фразы».

Я думаю, что самое великое в мире, из созданного природой, – мозг человека. Из божественного – русский язык. Из рукотворного – Саграда Фамилия Гауди в Барселоне. Взгляните, храм – словно архитектурная модель языка. Весь духовный мир собрал в свои чертоги. А нас, русских, больше всего влечёт нечто храмовое, именно то, что связано с высочайшей духовностью, с безграничной силой. А это – наш язык.

Храм Саграда Фамилия Гауди в Барселоне.

Но, бесовское начало, заложенное природой в генотип многих людей, может испортить любую песню, исковеркать любой язык, разрушить любую культуру, страну. Легко «изобрести» ковид, заразить им население «лишней» страны и «лишние» люди начнут вымирать. Но можно обойтись и без суеты вирусологов.

СМИ – эффективное оружие в деле уничтожения конкурента, «лишней» страны, «лишнего» народа. Телевидение, печать, радио, кинематограф без вирусологов, без ракет, тихо, бесшумно разорвут в клочья любую культуру, превратят в манкуртов любой народ.

Язык, слова можно, без особых затрат для бюджета, превратить в отравленные стрелы, в эдакие интеллектуальные вирусы. И культурная языковая экспансия уже ликует. Чуть-чуть ещё потрудиться, и, глядишь, Россия сдастся.

«Язык – орудие мышления. Обращаться с языком кое-как – значит и мыслить кое-как: неточно, приблизительно, неверно». (А.Н. Толстой)

Думаю, что Гебельс тихо плачет от зависти к успехам американцев в деле разрушения нашей страны. Сидит он, как и положено ему, на раскалённой сковородке и наблюдает, как непокорённая фашизмом Россия, с благостной улыбкой идиота на лице, сдаётся чужой культуре.

Фасады домов в столице России закрыты английскими словами, рекламой на языке врага. Названия ресторанов, магазинов, частных и государственных организаций сплошь и рядом на английском языке!

Мы уже давно, забыв свою культуру, празднуем американские праздники. На главных сценах страны для всего русского народа звучат песни на английском языке.

В прошедший Новый Год, после президентского поздравления с праздником, я сразу метнулся включить на ТВ канал Культура, дабы избежать блистающей пошлости у Эрнста на Первом канале и подобной на Втором. Но… чуть не инфаркт. Канал Культура страны Россия. Новогодний концерт. Только что я слышал поздравление русского президента. А третий номер новогоднего концерта – песня на английском языке, через номер – вновь песня на английском языке.

Это мы ТАК! празднуем русский Новый Год?! На канале Культура?! Под американскими санкциями наслаждаемся культурными достижениями американцев, врага?! Это мы в 1941 году также бы отмечали Новый Год под песни и пляски артистов фашистской Германии?! Я выключил ТВ. У меня слабое сердце. Утром вынес приёмник из дома.

Знаете, стратегия Эрнста на первом канале ТВ и его соратников на других каналах, даже на Культуре, это не провокация, это – атака! Это осмысленная стратегия уничтожения нашей культуры. Эрнст с сотоварищами, с лукавой улыбкой на лице, нас, русских, уничтожает. Уничтожает подменой смыслов, искажением шкалы ценностей, заменой национальных кодов кодами наших врагов. Вместо русской сценической эстрадной культуры мы вынуждены “наслаждаться” бесчисленными слепками с американской культуры. И всё сие делается тихо, подпаркетно.

Путин не замечает эту диверсию, не понимает её механику и… награждает Эрнста за его усердие демонстрировать на Первом Государственном канале ТВ «ВСЁ, КАК У НИХ!», а не «ВСЁ, КАК У НАС…».

Может и нам, вместе с нашим вождём, поддержать Эрнста? И действительно, зачем русским русская культура, русский язык, когда есть целая кошёлка американских радостей? Да один русскоязычный шутник Киркоров, в его наряде цвета украинского флага, – бесценная гора самоцветов! А на кресте как лихо паясничал у Эрнста на канале!

Ан, нет! Мы то, с вами знаем, что живой организм языка развивается по своей, национальной генетической программе, на своём “сырье”, без агрессивных заимствований от соседа. Ввести в национальный язык иностранное слово, своеобразный протез – это, в лучшем случае, изменить наше мировосприятие. В худшем случае – извратить его вдребезги.

«Нет сомнения, что охота пестрить русскую речь иностранными словами без нужды, без достаточного основания, противна здравому смыслу и здравому вкусу». (Белинский В. Г)

Мы же с вами понимаем, что проникновение иностранных слов в русский язык – это не раскраска картины мира зарубежными красками, это – экспансия чужой культуры, нападение “чужого” на “наше”.

Сегодня, в сценическом, театральном искусстве, на экране ТВ, мы выглядим не как великая русская культура, а как девочка-подросток, безродная институтка, которую втискивают в чужую постель, под чужую культуру. Это, простите, – проституция чиновников российской культуры. Продаёмся за печеньки, за бусы, мишуру. «Бабло рубим».

Вслушайтесь в музыку современной речи. Соотношение “сигнал – шум” – в пользу шума. Мы сдались, загрязнились. А либералы-демократы в Думе умничают, морщят лобики, теоретизируют. Например, так:

«А давайте на вывесках и рекламных плакатах под английскими словами напишем то же самое название на русском языке. А давайте решим, сколько английских слов можно смело включать в обиходную и профессиональную речь россиян? Какой процент по отношению к исконно русскому языку?».

По сути, нам предлагают и крестик снять, и трусы не надевать.

А чем эти измышлизмы отличаются от вопроса:

«А сколько американских военных консультантов можно пригласить в российский штаб на Украине?».

А НИ-СКОЛЬ-КО! Нам не нужны американские военные консультанты в наших штабах на Украине! Нам не нужны иностранные слова в русской разговорной и письменной речи, в русской культуре!

«Да будет же честь и слава нашему языку, который в самородном богатстве своем, почти без всякого чуж­дого примеса, течет как гордая, величественная река — шумит, гремит — и вдруг, если надобно, смягчается, журчит нежным ручейком и сладостно вливается в душу, образуя все меры, какие заключаются только в падении и возвышении человеческого голоса!» (Н.М. Карамзин).

Страшную картину наблюдал я на лицах думцев, когда они обсуждали на очередном заседании проблемы русского языка. Эти люди – вне культуры. Не ведают, что говорят. Лишь три-четыре человека в теме.

Порадовала Елена Александровна Ямпольская. Как грамотна была её речь о русском языке, о проблемах русского языка, о его засорении. Но, не она министр культуры, министр образования. Не она принимает решения. Думцы заболтают суждения Ямпольской. Гражданская и профессиональная позиция Ямпольской, Толстого и подобных – крик в пустыне.

Но, вдруг, чудо случится и Путин услышит этот крик отчаяния! И отзовётся, поймёт, что язык – это и наша культура, и наша неуёмная сила, и наше «всё», и наша ахиллесова пята.

Нельзя на «базаре» обсуждать эту проблему. «Базар» её не понимает, и понять не может. Гражданская позиция думцев важна, порой, она достойна. Но гражданская позиция не заменяет профессионализм. У нас Сердюков уже командовал вооружёнными силами страны. У нас Мединский уже был министром культуры. И куда скатилась наша культура? «Палата № 6». Читайте Чехова.

После филологов, писателей и поэтов, цену русскому языку знают актёры. Язык для актёра – основной способ донести мысль автора пьесы до зрителя. Актёры, как правило, в теме, если гражданская позиция не извращена как у Ахеджаковой, Назарова и еже с ними. Вот мнение современного актёра о состоянии наших дел:

«Иностранщина и англомания – в головах потому, что с детства не приучены к русской литературе, русским праздникам, к истории, традициям, песням. Всё это заслонено всякими “хэллоуинами”, конкурсами, где даже дети поют на английском языке (для кого они в России поют на английском языке? Зачем?!); подготовкой студентов для работы за рубежом, а не дома. Так и наслаивается. А выходит, в конце концов, космополит, или хуже – русофоб». (Владимир Иванов).

В России были времена, когда российской наукой руководили немцы, когда знать говорила на французском языке. Перемололи мы все эти прегрешения. И нынешние в труху превратим. Что мы, не русские люди?! Позволим и дальше иноверцам коверкать наше «ВСЁ!» ?!

Язык, великолепный наш язык.

Речное и степное в нем раздолье,

В нем клёкоты орла и волчий рык,

Напев, и звон, и ладан богомолья. (А.А. Блок)

Мы сохраним тебя, русская речь, Великое русское слово. (А.А. Ахматова).

Анатолий Ф. Туров



"

Жизнь — мираж. Тем не менее — радостным будь. В страсти и опьянении — радостным будь. Ты мгновения жил — и тебя уже нету. Но хотя бы мгновение — радостным будь!
Омар Хайям
"

Related posts