Как скоро «историю» заменят другой, более точной наукой?

"Неудача – это просто возможность начать снова, но уже более мудро." Генри Форд ©

Как скоро «историю» заменят другой, более точной наукой?

Как скоро «историю» заменят другой, более точной наукой?
Несмотря на яростный отпор многочисленного легиона историков, эту науку… наукой не признают в строгом понимании данного слова всё больше экспертов из академического цеха. Причина понятна. Аналитической дисциплиной «история» не может быть из-за огромной сложности человеческих сообществ. Тысяч принципиальных различий, существующих между странами и эпохами. Дисциплина превратилась в бесконечность «перепроверок», порой процесс запутывая до полного абсурда.

Но как «доказал» забавный «новохроноложец» Фоменко: существуют строгие математические закономерности во всём этом историческом процессе. Что же… более серьёзными людьми были проведены специальные исследования. И таки да… наличие ряда закономерностей стало вполне доказанным фактом. Даже появилось новое название для такой аналитической дисциплины. «Клиодинамика».

Постановка проблемы.

Идея витала в воздухе давно, что история развивается по спирали — заметил ещё древнегреческий писатель и историк Ксенофонт. Обратил на это внимание аж две с половиной тысячи лет назад. Поэтому, как только приключалась какая-нибудь историческая клизма, умные люди моментально находили в ней некие закономерности развития событий из прошлого. Предупреждая о нехорошем будущем. Иногда попадали в точку.

В своё время стал убеждённым сторонником «спиралевидного развития», особенно во времена увлечения научной фантастикой. Кто зачитывался легендарной эпопеей Айзека Азимова «Основание» — меня поймут.

Сюжет произведения крайне любопытен: великий математик Сэлдон разработал специальный аппарат, с огромной точностью высчитывавший и предсказывавший поведение больших масс людей. Процесс был назван «психоисторией». Наглядно показывая: реакции человечества подчиняются строгим законам, хотя поведение каждого отдельного индивида остаётся непредсказуемым.

(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников)

Идея была встречена и читателем, и даже научным сообществом — крайне восторженно. Но, несмотря на очевидную правдоподобность и привлекательность, прошли долгие десятилетия, когда «психоистория» перебралась со страниц фантастических романов — в серьёзные научные издания. Что данный сюжет действительно будут изучать, стало понятно после публикаций наиуважаемого журнала «Nature», напечатавшего соображения Петра Турчина, профессора из университета Коннектикута.

Учёный (совместно с российскими историками Андреем Коротаевым и Сергеем Нефёдовым) дюжину лет занимался поиском математических закономерностей, которые будут одинаково справедливы для самых разных обществ и исторических эпох. Выводы исследователя буквально раздули пламя. В итак слишком горячем споре, вращающемся подле утверждения: истории, как строгой науки, — не существует.

Простой пример. Для объяснения причин гибели Римской империи написано (садитесь плотнее)… 200 гипотез. Все академические, с разной степенью доказательности исторической базы. Несмотря на взаимоисключаемость полную либо частичную — всеми признаются. Вывод? Никакого научного консенсуса. Не было и не предвидится. Обитатели кабинетов естественных наук хохочут в голос, стыд и позор! Ситуация, если бы в физике «теория флогистона» и термодинамика признавались одинаково справедливыми.

(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников)

Это во времена, когда общество оплачивает биомедицинские исследования, чтобы поддерживать наше телесное здоровье. Экологические исследования — чтобы поддерживать здоровье экосистем. А представления о том, что влияет на «здоровье общества», — так и остались донаучными. Ксенофонт больше понимал.

Понятное дело, никто традиционную «историю» не тронет. Она выполняет крупный государственный заказ в каждой отдельно взятой стране. Бесполезно это сообщество реформировать тоже. Обладатели научных степеней продолжат традиционно искать причины явлений — в частных особенностях конкретного общества и эпохи.

Поэтому столь ширится новое явление среди образованной публики. С требованием создать совершенно новую дисциплину. Ту же «клиодинамику» (Клио — муза истории) Турчина. С озорной и любопытной задачей поиска объединяющих теорий. Их проверку на основе массивов данных: исторических, археологических, литературных… вплоть до нумизматических.

(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников)

Рro et contra.

Маститые академики и сознательное историческое сообщество категорически возражают, считая задачу невыполнимой. Опять напирая на «огромную сложность человеческих обществ, наличие у людей свободы воли». То есть, непредсказуемость поведения. Мешают (самое главное) глубокие качественные различия между обществами и эпохами.

Противники замшелых авторитетов говорят другое: если бы эти возражения были верны — в истории не находились бы очевидные и строгие количественные закономерности. А их взаимосвязь между важными математическими показателями была всегда специфичной для конкретного региона, культуры, эпохи.

Чью сторону выбрать? Да, некоторые общие закономерности прослеживаются в развитии совершенно разных обществ. Которые не связаны друг с другом, удаленны во времени и пространстве. Пример: многие аграрные (до-индустриальные) сообщества характеризуются периодическими всплесками внутренней нестабильности. Их регулярно трясло бунтами, гражданскими войнами, даже революциями.

Математически это легко ловится. «Лихорадка» потрясений обычно поражает общество на срок около сотни лет. Случается один раз — в два-три столетия. Этому безобразию обязательно предшествует быстрый рост населения. Западная Европа XIII века стремительно нарастила демографию… получив «позднесредневековый кризис». Вместивший в себя (на фоне регулярной страшной чумы) Столетнюю Войну Франции, резню Алой и Белой роз Англии, гуситские войны Германии. Рост населения XVI века — сменился «кризисом XVII века» (религиозные войны и Фронда, Тридцатилетняя Война и Английская революция).

Вопрос: являются подобные закономерности статистически значимыми? Способны выдержать строгую математическую проверку? Не погружаясь глубоко, хочется скептически скривиться. Потому что, дело имеем со спорными и расплывчатыми тенденциями. Которые каждый отдельно взятый историк может заметить… а может и пропустить. Или вообще перпендикулярно выстроить уникальную авторскую зависимость Это сплошь и рядом происходит, когда некоторые факты выпячивают. Оставляя за скобками огромное множество других исторических данных. Проблема избирательности анализа…

(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников)

Как это работает.

«Клиодинамики» сели за вычисления, чтобы проблему наглядно разложить. Собрали подробные количественные данные по важнейшим демографическим, социальным и политическим «переменным» для различных обществ и исторических эпох. Анализ восьми «демографических циклов» Англии, Франции, Римской империи и России показал: некоторые закономерности можно смело характеризовать высоким уровнем статистической значимости.

Как оказалось, политическая и социальная нестабильность всегда резко возрастает при снижении численности населения. Времена демографического роста этого не показывают, народец спокоен, власть агрессией не отличается. Случайное совпадение? Нет, это закономерность. Аналогичные расчёты были проведены для древнего Китая и Египта. Абсолютна такая же картина получилась.

Исследователи построили количественные модели демографических циклов. Где с большой точностью описана динамика изученных переменных. Попутно было поставлено под сомнение несколько традиционных исторических «закономерностей», изучаемых даже в школе. Например выяснилось: связь между ростом населения и общественной нестабильностью не является прямой Всегда считалось, что срабатывает последовательность: «больше людей — дефицит продовольствия — гражданские беспорядки». Оказалось, всё опосредовано долгосрочными эффектами. Где главную роль играет… «перепроизводство элиты» (марксисты что-то знали, ага).

Главный вывод в этих исследованных математически «циклах» состоит в том, что далеко не всё в истории объясняется «частностями». Так называемыми, очень любимыми историками, «конкретными особенностями данной культуры, страны и эпохи». Некоторые аспекты исторической динамики одинаковы для самых разных обществ: от Римской Империи и средневекового Китая — до средневековой Франции и царской России.

(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников)

Выводы…

Замануха хорошая получилась, не спорю. Только вот насколько подобное моделирование, хорошо работающее для аграрных обществ, будет применимо к современной исторической эпохе — большой вопрос. Бочка дёгтя в ложке мёда. Первые попытки «измерить» индустриальную эпоху провалились. Хотя ряд косвенных данных говорит: что-то избирательно работает.

Но видится прореха глобальная: демографические законы изменились за последние 50 лет… полностью, учебники не успевают переписывать кажный божий год… Это так называемая «мальтузианская ловушка». Когда ускоряющийся научно-технический прогресс с ростом валового продукта… перестал стимулировать прирост населения, как это всегда было в истории человечества. А наиболее «продвинутые страны» сегодня начали демонстрировать обратную тенденцию: лучше живём — меньше рожаем.

«Клиодинамика Турчина» не сможет предсказать будущее даже после проверки теории эмпирическими методиками. Не преодолеет эффект «математического хаоса» и «свободной воли». Вряд ли станет наукой. Хотя… что-то уже сегодня начали применять, довольно успешно. Будущее не предсказывают, но количественные оценки эффектов некоторых политических решений — вполне. Бают, точно дали прогноз на экономические последствия правления Трампа.

Но не верится всё равно. Что столь сложную систему с нелинейными обратными связями, какой является современной общество… можно «просчитать». Когда оно порой весьма неадекватно реагирует на даже разумное вмешательство в собственную жизнь. Сами «клиодинамики» это признают, приводя известный пример. Когда французское правительство отказалось утвердить новый земельный налог в 1787 году и получило небывало кровавую Великую Революцию, которая такого наломала в Европах, хоть святых выноси.

(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников)

Но есть современный пример, который «новым историкам» очень нравится, был сначала эмпирически предсказан, недавно математически подтверждён. Премьер Великобритании Тони Блэр все годы своего правления (1997-2007 гг.) пытался довести число молодёжи с высшим образованием — до 50% в их возрастной группе. Проведя очень специфичную реформу. Довёл. В итоге погрузил страну в политический хаос при Гордоне Брауне, Дэвиде Кэмероне, Терезе Мэй и сегодняшнем увальне Борисе Джонсоне. То ли ещё будет.

Не знал, болезный сэр Тони, истории. Когда излишне быстрый рост численности образованной молодежи — всегда предшествует политическим кризисам. Почти во всех обществах. Это тяжело пережила Западная Европа в середине XIX века, Япония в период сёгуната Токугава, современный Иран и, конечно же, — Советский Союз.

Не зная исторического опыта, не желая его (без политических предпочтений) трактовать — человечество обречено на повторы, знаменитую «спиральность» Ксенофонта. Чтобы избежать столь дорогих издержек… её рано или поздно придётся превращать в науку. Доживём ли?

Исторические напёрстки

Related posts

Leave a Comment

20 − 16 =