Как Шолохов подколол Сталина и Хрущёва!

Print Friendly, PDF & Email
"Змея, которая не может сменить кожу, гибнет. То же и с умами, которым мешают менять мнения: они перестают быть умами." Фридрих Ницше
   reading time 7 minutes

Как Шолохов подколол Сталина и Хрущёва!

Шолохов подколол Сталина и Хрущёва

Шолохов шутил со Сталиным не просто так. Автор «Тихого дона» и «Поднятой целины» был крайне отважным человеком. И всё же в историю он во многом вошёл двумя фразами. Первая из анекдота про «докажи, что ты не верблюд», а вторая уже в Хрущевские времена – «был культ, но была и личность»!

Собственно, после второй фразы разные негодяи и кинулись доказывать, что такой молодой литератор не мог написать столь могучую книжку как «Тихий дон». Не унимаются с этим и до сих пор. Нажил себе врагов Шолохов и в Сталинские времена.

Большие начальники Шолохова не любили. Резал правду-матку, шею не гнул. Если видел несправедливость – не боялся записаться на приём к товарищу Сталину. Добивался не для себя, для других.

У него и книга получилась такая. Не с поцелуями кремлевских начальников пониже спины. А как в жизни – и белые в романе тоже люди, и красные бывали, мягко говоря, разные. За что немедленно был раскатан на партсобраниях уже с конца двадцатых годов, сразу после выхода книги.

Спас роман Максим Горький. Он сразу разглядел в молодом авторе настоящего пролетарского писателя. Но орды чиновников от партии не перебороть.

Горький решается на отчаянный шаг – тащит оробевшего писателя на дачу к Сталину. Вот, мол, расскажите товарищу Сталину о чём Ваша книга. А он пусть решает – достойна такая работа издания или нет.

Сталин просьбе удивился, но отказать Горькому, мировой звезде литературы, не смог. В вопросе разобрался подробно и выдал вердикт: книга неоднозначная, но нам лакировать историю не нужно. Третьей книге быть!

Казалось бы, чего ещё нужно. Печатай книгу, одобренную вождём, готовь дырочку для ордена, а то и Сталинская премия улыбнётся. Но Шолохов не унялся.

Хорошо известна переписка Шолохова со Сталиным. В родном районе писателя, который позднее назовут Шолоховским, было непросто. Коллективизация шла с переменным успехом, да ещё неурожай, голод начала тридцатых.

Руководство района не справлялось с работой. На все жалобы крестьян о нехватке хлеба отвечало отписками. Шолохов пишет ряд писем Сталину о тяжёлой судьбе крестьян, а часто и просто о преступном изъятии у них хлеба.

Сталин, который, как известно каждому либералу, сам этот голод и устроил почему-то пишет в ответ о вполне конкретных мерах. Сколько пудов зерна выделено району из резервных фондов, сколько смогут дать соседние районы. Как быстрее выправить ситуацию с хлебом. Местные начальники тоже получили по шапке.

Ситуация с хлебом стала улучшаться, но местные начальники, что называется, ядовитый зуб на Шолохова заимели крепко. Сохранились воспоминания, что в тридцать седьмом НКВД было дано указание от местного руководства сфабриковать на писателя дело.

В качестве исполнителя выбрали совсем зелёного следователя Погорелова. Ему под большим секретом сообщают, что Шолохов, очевидно, участвовал в создании подпольного заговора. Не зря же он постоянно ругает власть.

Наверняка, в подполье действует целая организация контрреволюционеров. Более того, наверху об этом заговоре известно прекрасно. Сам товарищ Ежов, якобы, докладывал о заговорщике Шолохове. Да кому докладывал, самому – и со страшным видом показали в потолок.

Как бы действовал типичный чекист из сказок Солженицына? Правильно, накатал бы фальшивые показания, что Шолохов японский и польский агент. После чего неделю лупил бы по чём зря писателя в подвале пока тот не признается в убийстве товарища Кирова.

Но реальный молодой чекист Погорелов посмотрел документы и поехал в гости к Шолохову. Мол, так и так, добром дело не кончится. Готов ехать с Вами в Москву и подтвердить, что обвинения совершенно идиотские.

Шолохов добился приёма у Сталина. Оказалось, копали против него на полный штык. Местные начальники из НКВД собрали папочку с показаниями бывших местных кулаков против писателя.

Сталин делом заинтересовался. В шпиона и заговорщика Шолохова как-то не верилось. Вождь вызывает начальников из Вешенского района Гречухина и Когана на очную ставку. Начальнички вылили натуральный ушат помоев и на писателя, а заодно и на «предателя» молодого чекиста Погорелова.

Сталин напрямую обратился к Шолохову. Так и так, товарищ писатель, что можете сказать по сути показаний против Вас? Бумаги написаны, официальные показания. Готовили заговор или нет?

Шолохов прямо отвечать не стал, а вместо этого рассказал анекдот про верблюда.

Мол, в Средней Азии есть притча про зайца. Который прибегает в горком – дайте справку, что я заяц! Те смотрят на него – что за чудо и так понятно, что заяц.

А тот не унимается. Прошёл слух, что собирают всех верблюдов. Ловят и стригут шерсть подчистую.

— Ты, что-то, братец заяц запутался. Ловят-то верблюдов, а не зайцев. Тебе-то справка зачем?

— Как это зачем? У нас как, сначала поймают, остригут, а потом доказывай, что ты не верблюд!

Сталину анекдот понравился. Местным чекистам было сказано уняться, а то чего доброго самим скоро придётся доказывать, что «не верблюды».

Анекдот пошёл в народ и со временем забылось даже откуда он взялся. В Хрущёвские времена Шолохов, как и многие не предавшие Сталина после ухода вождя, попал в опалу. Это при том, что писателя хорошо знали и ценили во всём мире. На Нобелевскую премию выдвигали одиннадцать раз!

На однои из съездов писателей Хрущёв даже едко прошёлся по непокорному писателю. Мол, правда ли товарищ Шолохов, что говорят о Вашем «Тихом доне»? Что будто бы роман написал неизвестный казак-белогвардеец. А Вы только обработали, да издали под своим именем?

Шолохов был не в лучшем настроении. Постоянные подколки, гонения, да и личная ситуация привели к тому, что писатель тогда крепко выпивал. Терять было нечего и Шолохов, по извечной прямоте характера снова ответил анекдотом:

— Поймали как-то зайца, стригут с него шерсть. А он крутится, визжит: «У меня же справка есть, справку посмотрите!»

— Какая справка, о том, что ты не верблюд?

— Да нет, что верблюд здесь не я!

Зал невольно посмеялся, а Хрущёв обиделся. Потому что очень хорошо понял, кто в этой ситуации оказался верблюдом.

Related posts