Как президент уничтожает губернаторов… одним вопросом?

"Индивидуум имеет в себе способность понять факторы своей жизни, которые приносят ему несчастье и боль, и реорганизовать себя таким образом, чтобы преодолеть эти факторы." Карл Роджерс ©
Время на прочтение: 3 минут(ы)

Как президент уничтожает губернаторов… одним вопросом?

На встрече президента с Никитиным была раскрыта тайна элиты…

На встрече президента с Никитиным была раскрыта тайна элиты
ФОТО: KREMLIN.RU

Вот Глеб Никитин рассказал президенту как область справляется с коронавирусом, поблагодарить не забыл за выплаты. Как привлекаются инвестиции, что-то там строится, растет и ширится. Все с цифрами и слайдами.

Зарплата вот выросла. На процент с небольшим. Валовый региональный продукт, бюджеты, долговая нагрузка, то да сё. Вот, например, цитата (вроде даже на русском): «Мы постоянно работаем над новыми инструментами, которые бы позволили дать импульс для прорывного развития в направлении одновременного и ускоренного достижения национальных целей, потому что все-таки те затраты, которые мы сейчас имеем возможность за счет всех источников по этим направлениям осуществлять, они такой, как вы после предыдущего совещания говорили, квантовый скачок не обеспечивают, а нам нужно все-таки прорывное развитие агломерации».

Слушал Путин это, слушал, а потом спросил:

– Глеб Сергеевич, у вас в 2019 году 4 миллиарда 621 миллион, а в 2020 году 5 миллиардов 558 миллионов – на проект «Демография». Конкретно куда деньги направляются?

Тут цифры у Никитина кончились, но он смог вспомнить про строительство детских садов и «соответствующие выплаты для многодетных семей по вашим решениям».

А Путин безжалостно добил:

– Понимаете, почему я спросил? Численность постоянного населения сокращается.

Ничего вразумительного кроме общих слов с содержанием уровня «небо голубое, а трава зеленая» в ответ он не услышал.

Мог Никитин привести цифры?

В теории — да. За период с 2017 по 2019 годы Нижегородская область вышла на первое место в стране по убыли населения. За три последних года регион уменьшился на 47,8 тысяч человек. Смертность превысила рождаемость уже почти вдвое – в 1,8 раза. За первые девять месяцев текущего года родилось 20570 младенцев, а умерло 37780 человек (коронавирус здесь роли не играет, это видно если посмотреть статистику за прошлый год).

На втором месте по убыли населения Ростовская область — 46,5 тысяч человек, на третьем — Воронежская, которая потеряла 37,9 жителей. В пятерке Кемеровская и Тульская области, там минус 35,8 и 35,1 тысяч соответственно.

Про вымершие деревни и села говорить уже нет смысла. Но у нас более 700 городов (по данным Института демографии РАН), малых, средних, да и мегаполисов, теряют жителей. Люди умирают, уходят, бросают даже жилье, которое просто некому продать или оставить.

Воркута с 1991 года потеряла более половины жителей, Магадан — больше 40%, Мурманск — 38,3%, Петропавловск-Камчатский — 33,7%.

Еще пять лет назад Институт социального анализа и прогнозирования РАНХиГС провел исследование о миграции молодёжи из малых городов России. Остаться в своем городе хотели… 4% старшеклассников. 75% собирались уехать, еще 21% – думали. С 2004 года доля тех, кто хочет остаться в своём городе, упала в 3,5 раза.

Пустошь у нас получается. Огромные заброшенные унылые просторы и 8-10 крупных городских агломераций. В которых наемные работники обеспечивают безбедное существование элиты.

Но это её, элиты, большой секрет. Поэтому звучат всякие инвестиции, импульсы для прорывного развития, направление «одновременного и ускоренного достижения национальных целей», квантовые скачки… А люди жить не хотят.

Один простой вопрос одного президента одному губернатору — и всё ясно…






Поделиться ссылкой:

Related posts

Leave a Comment

восемнадцать − четыре =