Как на самом деле началась Вторая мировая война?

"Вы себе не принадлежите, поскольку вам не принадлежит ваше внимание." Вадим Зеланд ©

ЧТО НА САМОМ ДЕЛЕ ПРОИЗОШЛО 1 СЕНТЯБРЯ 1939?

Как что? – удивленно спросит нас сегодня любой цивилизованный европеец. – Германия напала на Польшу, началась Вторая мировая война.

Не совсем так, — заметим мы. – 1 сентября, когда Германия объявила войну Польше, началась обычная внутри-европейская Польско-Немецкая война, вызванная спором о городе Данциг. Во Вторую Мировую она переросла лишь 3-4 сентября, когда войну Германии объявили Англия, Франция и Британские доминионы.

Вторая Мировая началась
Вторая Мировая началась

Таким образом, честь начала Второй Мировой войны фактически принадлежит Британии. Но этот исторический факт не слишком удобен, почему он и опускается школьной программой и ангажированной либеральной историографией. Зато во многом открывает глаза на действительную историю начала войны.

Конечно, историю пишут победители. И сегодня главным злом объявлена Германия. Однако еще в начале пятидесятых годов ХХ века в Советской России иначе отвечали на вопросы о причинах войны. Например, в работе «Экономические проблемы социализма в СССР» (1952) Сталин говорил так: «Каждая из двух капиталистических коалиций, вцепившихся друг в друга во время войны, рассчитывала разбить противника и добиться мирового господства. В этом они искали выход из кризиса. Соединенные Штаты Америки рассчитывали вывести из строя наиболее опасных своих конкурентов, Германию и Японию, захватить зарубежные рынки, мировые ресурсы сырья и добиться мирового господства».

Ещё более откровенно (что и понятно) высказывался Сталин в декабре 1939-го. В ответ на провокационное заявление агентства «Гавас», обвинявшего советского лидера в желании продолжать войну «как можно дольше, чтобы истощить воюющие стороны», Сталин, в частности, говорит: «как бы ни врали господа из агентства Гавас, они не могут отрицать того, что: а) не Германия напала на Францию и Англию, а Франция и Англия напали на Германию, взяв на себя ответственность за нынешнюю войну;

б) после открытия военных действий Германия обратилась к Франции и Англии с мирными предложениями, а Советский Союз открыто поддержал мирные предложения Германии, ибо он считал и продолжает считать, что скорейшее окончание войны коренным образом облегчило бы положение всех стран и народов;

в) правящие круги Англии и Франции грубо отклонили как мирные предложения Германии, так и попытки Советского Союза добиться скорейшего окончания войны. Таковы факты» (Газета «Правда» от 1 декабря 1939 г.).

Сегодня легко усмотреть в этом ответе чистую пропаганду. Однако

всё это в то же время и чистая правда. Франция и Англия действительно взяли на себя ответственность за начало Второй мировой войны. Германия действительно обратилась к Франции и Англии с мирными предложениями. Правящие круги Англии и Франции действительно отклонили мирные предложения Германии. И делали это неоднократно в течение 1939-40 гг.

Первое упреждающее предложение англичанам (связанными с Польшей гарантиями военной помощи), переданное через советника германского посольства в Лондоне д-ра Фрица Гессе, последовало уже 1 сентября 1939 г.. За время двухнедельной польской компании таких предложений было сделано еще семь. Сразу после разгрома Польши последовало знаменитое обращение Гитлера к Англии и Франции в Рейхстаге: «Я не вижу причин по которым эта война должна продолжаться… разве что она сможет поправить подорванные финансы некоторых военных промышленников и владельцев газет или ещё каких-нибудь интернациональных бизнесменов, наживающихся на войне»

В течение 1939-40 гг. Германия выдвинула еще не менее десятка мирных предложений Англии, желая закончить войну, однако, всякий раз, эти мирные предложения Англией отклонялись.

Не были ангелами, конечно, ни Уинстон Черчилль, ни Маршал Польши Эдвард Рыдзь-Смиглы. Первый еще в 1936 г. заявлял: «Хочет ли он этого или нет, но мы навяжем Гитлеру войну». Министр иностранных дел Германии фон Риббентроп вспоминает, как в 1937-м Черчилль сказал ему, тогда – послу Германии в Англии, на конфиденциальной аудиенции: «Когда Германия станет слишком сильной, мы её вновь уничтожим!».

Эдвард Рыдзь-Смиглы летом 1939-го громогласно заявлял: «Польша хочет войны с Германией, и Германия не сможет избежать её, даже если захочет». И уверял восторженных польских патриотов, что польская конница за две недели возьмет Берлин.

Всё это сегодня вспоминать очень не любят. Однако ещё в 50-е гг. официальная английская историография говорила о причинах войны так: «Гитлер совершенно не хотел еще одной большой войны» (Б.Х. Лиддел Гарт, «Вторая мировая война»), «Что он (Гитлер) не планировал, так это большой войны» (А.Дж.П.Тэйлор, «Вторая мировая война»).

Английский историк Б.Х. Лиддел Гарт, чья книга стала, по общему мнению, первой «официальной английской версией войны», возлагал ответственность за начало войны на «гарантии», данные правительством Чемберлена Польше, которые вскружили полякам голову и сделали последнюю недоговороспособной.

Бои в Данциге, 1939 год
Бои в Данциге, 1939 год

Непосредственной причиной войны стал спор вокруг древнего германского города Данциг, находившегося после окончания Первой мировой под особым мандатом Лиги Наций. Зажгли огонь немецкие власти Данцига, объявив город частью Рейха. Поляки ответили репрессиями. Германия же наращивала давление, стараясь в то же время не слишком наступать полякам на больные мозоли. Требуя возвращения Данцига и экстерриториальной дороги к нему, Гитлер предлагал взамен признание всех восточных границ (то есть, признавал за Польшей Восточную Силезию и прочие немецкие земли, отторгнутые у Германии Версалем), помощь в оборудовании нового польского порта в Гдыне и мирный договор сроком на пятьдесят лет.

Однако, получив английские «гарантии», поляки потеряли всякие берега и чувство реальности. Репрессии против населения Данцига и других населенных этническими немцами земель вызвали волну эмиграции и настоящую гуманитарную катастрофу на польско-немецкой границе. В период с марта по август 1939 года свыше 70.000 немцев бежали от польского террора в Германию. Саму же Польшу захлестнула военная истерия.

Именно в таких условиях война стала реальностью.

Ф.Д. Рузвельт и У. Черчилль
Ф.Д. Рузвельт и У. Черчилль

Так кому же нужна была Вторая мировая?

Английский историк Дэвид Ирвинг приводит в своем капитальном труде «Война Гитлера» польские документы, найденные немцами в варшавских архивах: «Депеши польских послов из Вашингтона и Парижа обнажают подстрекательские попытки Рузвельта в отношении Франции и Британии. В ноябре 1938-го Уильям С. Буллит, его личный друг и посол в Париже, указал полякам, что желанием президента является «столкновение Германии и России», чтобы демократические нации могли напасть на Германию; весной 1939-го Буллит процитировал Рузвельта, что он не намерен «участвовать в войне с начала, а вступит в конце»» (David Irving, Hitler’s War, 1977).

Американский историк, профессор, д-р Дэвид Хоган в книге «Вынужденная война» приводит восторженное письмо американского посла Уильяма С. Буллита из Парижа 17 марта 1939-го г., в котором тот с триумфом сообщает Рузвельту о невозможности уладить европейские распри мирным путём… Уже через день Буллит заверяет польского министра иностранных дел Бека в «готовности президента Рузвельта сделать всё от него зависящее, чтобы столкнуть Англию и Францию с Германией». 25 апреля 1939-го в разговоре с американским журналистом Вейгандом Буллит бросает: «Война в Европе – дело решённое… Америка вступит в войну после Франции и Великобритании».

Ф.Д. Рузвельт, больной калека, посаженный в кресло президента кликой стоящих за его спиной банкиров, с самого начала войны уверенно вёл свою страну по пути военной экспансии. Американский проф. Чарльз Танзилл так резюмирует свое исследование 1952-го года: «есть, по-видимому, только одно объяснение стремлению Рузвельта к миру в Мюнхене 1938 г., и его же принуждению Англии, Франции, Польши к выступлению против Гитлера в 1939-м г. Это объяснение таково: президент вовсе не хотел, чтобы в Европе началась война, которая могла бы закончиться прежде, чем США успели бы в нее вмешаться». (Charles C. Tansill, «The Back Door to War», 1952)

Столь же яростным сторонником войны с Германией был и г-н Черчилль. Историк Дэвид Ирвинг приводит факты, говорящие о том, что с 1936 г. Черчилль находился на содержании группы влиятельных бизнесменов и банкиров, ставящих своей целью втягивание Англии в войну с Германией. Один из членов группы, сэр Роберт Уэйли Коэн (Robert Waley Cohen), открыто заявлял, что собрал на содержание Черчилля и финансирование его карьеры в июле 1936-го 50 000 фунтов. С этого времени давно заглохшая карьера Черчилля действительно берёт второе дыхание.

В 1939-м, став премьер-министром Англии, Черчилль немедленно даёт приказ на бомбежку немецких городов (до этого обе стороны воздерживались от бомбежек мирного населения), а в конце августа – приказ на методичные бомбежки Берлина.

Шарль Де Голль вспоминает, как, посетив Черчилля в его резиденции в Чекерзе 3 августа, застал того стоящим посреди лужайки, потрясающим кулаком в сторону небес и приговаривающим: «Почему они не летят?!» (т.е. почему не летят немецкие бомбардировщики бомбить Лондон). Лишь после многократных предупреждений германской стороны и не менее семи разрушительных бомбардировок Берлина Германия ответила бомбардировкой Лондона. Мировая война, грозившая угаснуть, была, таким образом, спасена. (см. David Irving, Churchill’s War, 2003)

Америка смогла вступить в войну в конце 1941 года после того, как провокация Рузвельта в Перл Харборе увенчалась успехом. Еще 26 ноября 1941 г. США выдвинули Японии заведомо невыполнимый «ультиматум Хэлла», реакция Японии на который была предопределена. Из рассекреченных к настоящему времени документов ясно, что в администрации Рузвельта знали о готовящемся ударе японцев, однако все донесения (включая и перехваченную японскую ноту, означавшую фактически объявление войны, которая должна была лечь на стол Рузвельта в момент удара 7 декабря 1941 г.), были проигнорированы. Америка, как видим, намеренно вызвала удар Японии, чтобы иметь железный повод к вступлению в войну.

Вот лишь несколько фактов, красноречиво говорящих о «миролюбии» руководителей Польши, Англии и Америки накануне и в первую фазу большой европейской войны. Так стоит ли нам сегодня покорно идти на поводу у либеральной историографии, выгораживая наших западных «друзей» и «союзников» и ожидая, когда им в очередной раз удастся поссорить нас с соседями, чтобы посредством новой большой войны устранить опасных конкурентов и установить свой окончательный контроль над всем миром?

Погибшие мечты У. Черчилля
Погибшие мечты У. Черчилля

Мировой капитализм выходит из своих кризисов через «гекатомбы мировых войн» и держится, главным образом, на мифе о Второй мировой. Но к чему нам в России сегодня поддерживать этот миф? Не пора ли нам вернуться к гораздо более честному и ясному определению советской историографии, которое мы привели в начале этой статьи?

Сегодня мировой капитализм при помощи «Великой перезагрузки» стремится пожрать уже весь мир без остатка. Разрушение мифа о Второй мировой войне покажет, наконец, его истинное лицо, и станет, таким образом, началом его конца: Карфаген должен быть разрушен.

Владимир Можегов

Читайте больше материалов на сайте

Related posts

Leave a Comment

12 − 2 =