Как «коммунистический» Китай создает самую капиталистическую экономику!?

"Что разум человека может постигнуть и во что он может поверить, того он способен достичь." Наполеон Хилл ©

Пример того, как именно «коммунистический» Китай создает самую капиталистическую экономику!?

История – это вовсе не обязательно глубокая древность, стоит понимать (но мы не всегда это успеваем осознать), что история творится сейчас, на наших глазах, и кейсы из современной нам истории экономики иногда не менее любопытны, чем то, что случалось задолго до рождения наших бабушек и дедушек.
Вот сегодня мы поговорим о совсем недавних событиях, благо, подходящий повод – есть.

Поскольку на свете отчего-то до сих пор еще существуют сторонники «социалистической экономики» (история краха «социализма» некоторым ничего так и не смогла доказать), существуют апологеты принудительного труда и планового хозяйства, то оные апологеты частенько «козыряют» современным состоянием экономики КНР как неким важным аргументом, объясняющим, что именно за социализмом (коммунизмом, плановостью, тоталитаризмом – выберите любое понравившееся слово) и есть великое экономическое будущее, как предрекал товарищ Маркс (Ленин, Сталин, Мао – опять же, выберите любого кумира), мы попробуем разобраться на одном из примеров, как именно компартия Китая «рулит» экономикой.

В этом кейсе в дальнейшем вы не найдете отсылок к тому, что крах «политэкономии социализма» явление уже свершившееся, дальше – только реальные события.

Итак, в какой-то момент интернет-торговля в Китае стала реальностью. В большой степени это произошло благодаря Джеку Ма и его детищу, «Алибабе». Слово «маркетплейс» тогда еще не было известно, сам Джек Ма еще не придумал для экономической воронки, в которую Алибаба втянула миллионы китайцев, и которые были вовлечены ей в производство, красивое слово «экосистема», но вряд ли уже тогда надо было быть гениальным провидцем, чтобы не понимать, что мировая торговля находится на стадии переформатирования, что интернет её меняет уже сейчас и в ближайшие годы изменит кардинально.

Джек Ма, основатель Алибабы. Об этом мало что пишут (в Китае культ личности не в чести), но КНР без Алибабы и КНР сейчас - это две разные страны. Благодаря Алибабе китайские производители получили самый важный из стимулов, без которго производство не имеет смысла - они получили сбыт. Причем сбыт их товаров практически по всему миру. Сегодня работа сотен миллионов китайцев так или иначе связана с Алибабой. И - сегодня эта другая страна.
Джек Ма, основатель Алибабы. Об этом мало что пишут (в Китае культ личности не в чести), но КНР без Алибабы и КНР сейчас — это две разные страны. Благодаря Алибабе китайские производители получили самый важный из стимулов, без которго производство не имеет смысла — они получили сбыт. Причем сбыт их товаров практически по всему миру. Сегодня работа сотен миллионов китайцев так или иначе связана с Алибабой. И — сегодня эта другая страна.

Шел 2009 год, и правительство Китая решило принять меры, которые помогли бы ускорить процесс цифровой трансформации для торговли в стране, для чего было объявлено о том, что правительство берется за разработку стратегии развития интернет-торговли.

Была создана рабочая группа, которая и занялась стратегией.

В группу вошли (оцените масштаб!) около 1000 человек – кроме нескольких чиновников, это наиболее активные интернет-магазинщики, производители, ученые, представители IT-отрасли, логисты, самые активные представители традиционной торговли и даже профильные журналисты, а так же многичисленные отраслевые объединения, которые в Китае имеют большой вес и к мнению которых там принято прислушиваться.
Работа заняла несколько лет, так как по этому поводу было много споров, дискуссий, очень разных взглядов, которые надо было решать не приказами, а — доказательно.

Сразу было решено, что стратегия должна быть простой, понятной и краткой, она не должна диктовать пути развития, но должна декларировать важнейшие принципы.
От внимательного читателя не ускользнет то, что китайская стратегия как-то вот так вот сразу и вдруг начинается со слова «маркетплейс», но, на самом деле это, конечно, произошло вовсе не «вдруг», хотя вопрос «почему именно маркетплейс?» лучше оставить на конец статьи, а то и вовсе в качестве легкой «домашки» для читающего.

Собственно, покончим с предисловием и расскажем о принципах.

Которых оказалось всего четыре.

Китайский распределительный склад. То, как это утсроено и как это работает, достойно отдельного рассказа, потому что то, что представляется, по изображению, хаосом - формат порядка, при котором ничего не пропадает, все правильно комплектуется, упаковывается и адресуется. В профессиональной среде это именуется "фуллфилмент".
Китайский распределительный склад. То, как это утсроено и как это работает, достойно отдельного рассказа, потому что то, что представляется, по изображению, хаосом — формат порядка, при котором ничего не пропадает, все правильно комплектуется, упаковывается и адресуется. В профессиональной среде это именуется «фуллфилмент».

1. Все операции должны быть цифровизованы и переведены на кнопку, прежде всего всё, связанное с получением кредитов.
В самом деле, существовала большая проблема с кредитованием, которая понятна (и памятна) любому и в России: надо идти в банк, писать кучу документов, объяснять, как ты собираешься эти деньги отдавать и проч. Тем временем – если у тебя нет денег, то ты ничего не произведешь, производство стоит, люди без зарплаты и – не станем даже описывать всю цепочку событий – всё плохо.
В данном конкретном случае в итоге снова своё слово сказали маркетплейсы – у них-то есть информация о том, как обстоят дела у конкретного производителя, что у него за объемы производства, как быстро они оборачиваются, иными словами, маркетплейс знает о бизнесе своих поставщиков, может быть, даже больше, чем поставщикам хотелось бы – тем не менее именно маркетплейсы выступили своего рода гарантами по кредитам перед банками, был налажен обмен информацией в электронном виде (без передачи данных о клиенте, просто цифровая оценка оборотов и кредитоспособности) и процесс пошел.
Эта же задача, «перевод на кнопку», стояла перед всеми другими функциями, начиная от регистрации на самом макетплейсе до, например, споров с покупателем. Влияние человеческого фактора, в итоге, было сведено практически к нулю.
P.S. Понятно, что за фразой «перевести на кнопку» стоит огромное количество работы, операций и проч, но стратегия не описывает все эти операции, она ставит цель, и государство, как регулятор, идет навстречу в реализации этих целей там, где идти навстречу можно, снимая определенные бюрократические ограничения, как это было в ситуации с тем же кредитованием, например.

Оценка 2018 года (заметим, несколько завышенная для России). С тех пор рынки сильно подросли, но кардинально рейтинги не поменялись, КНР уверенно лидирует
Оценка 2018 года (заметим, несколько завышенная для России). С тех пор рынки сильно подросли, но кардинально рейтинги не поменялись, КНР уверенно лидирует

2. Маркетплейс – это хорошо, маркетплейсов должно быть много, то, что хорошо для маркетплейса – хорошо для Китая.
Почему маркетплейс – это хорошо?
Потому, что он создает конкурентную среду.
Чем маркетплейс, самый прожорливый потребитель произведенного, отличается от своего предшественника, сетевого гипермаркета? Тем, что он стремится вобрать в себя неограниченное количество товаров, в том числе – неограниченное количество однородных товаров.
Если у сетевого магазина его предложение всегда ограничено (физическим размером полки) и он не способен выложить у себя, скажем, шесть видов зеленого горошка, потому что на полке помещается только пять, то у маркетплейса ситуация обратная: ему жизненно важен бесконечный ряд зеленого горошка. Шесть видов – отлично, шестьдесят – здорово, давайте будем биться за то, чтобы и шестьдесят первый (где он прячется?) тоже был бы у нас!
От того, насколько велик ассортиментный ряд у маркетплейса, напрямую зависят его доходы, потому что покупатель идет в первую очередь именно туда, где товарный ряд представлен по максимуму.
Ну и – что в итоге получается?
В итоге, производитель, попадая в один ряд со своими конкурентами, вынужден бесконечно совершенствоваться. Потому что, если ты продаешь слишком дорого, то на маркетплейсе ты ничего не продашь, ты обязан учитывать предложение конкурентов.
Если ты продаешь слишком плохо сделанное, то ты ничего не продашь – рядом, на той же полке, изделия тех, кто делает хорошо.
Иными словами, всё заточено на развитие конкуренции, которая решает две проблемы – она создает минимально низкую цену и создает максимально высокое качество.
Китайцы считают, что это важно, так позволяет сокращать армию чиновников – запуск экономических механизмов контроля цены и контроля качества для государства намного рентабельнее, чем содержание, для этих же целей, армии бюрократов.

3. Товарные карточки должен иметь каждый производитель.
Конкуренция так конкуренция – раз маркетплейсов должно быть много (а много их должно быть именно для того, чтобы они соревновались друг с другом за создание самых лучших условий для производителя), то и «Юрьев день», право перехода с одного маркетплейса на другой, должен быть бесконечным.
Собственно, именно для этого у каждого производителя в стране должна быть товарная карточка с полным контентом, и эта карточка должна универсально «стыковаться» с требованиями любого маркетплейса.
Как мы уже говорили выше, стратегия ставит цели, не предлагая решений, но интересно, какое решение было найдено здесь.
А здесь – решение было возложено на местные администрации. В представлении наших, местных коммунистически настроенных, по Китаю должны были мотаться многие миллионы большевиков в пыльных шлемах с маузерами, которые приставляли к головам производителей – мол, ну-ка, гад, гони контент, а то порешу!

Нет, не угадали, решение нашлось рыночное – если ты делаешь товарную карточку сам, то тебя поощряют, если е можешь сделать сам (тебе за 90 лет, ты плетешь отличные циновки из бамбука, но ничего не слышал про смартфон), то в стране есть сеть аккредитованных агентств, которые очень качественно выполнят эту работу за тебя. Агентствам её оплатит государство, которому на это выделяются специальные субсидии (постоянно уменьшающиеся, сейчас часть расходов понемного возлагается на самого производителя, который уже понял, что это важно и готов включать это в перечень главных расходов).
Работа агентств, заметим, бесконечна, потому что товарный ряд постоянно меняется, появляются новинки и проч.
О субсидиях, конечно, стоит когда-нибудь поговорить отдельно, потому что, сколько живу на свете, столько слышу бесконечное нытье соотечественников (как правило, это люди, в производственном процессе никак не занятые): «Ну, конечно, у китайцев – субсидии, вот бы у нас так было…».
У нас, между тем, всё так, субсидий, льгот, послаблений и преференций сегодня в России, от разных ведомств, более 3000.
Угадайте, сколько из них работает?
Впрочем, не станем отвлекаться, мы сейчас не про Россию, мы – про Китай.
Да, и – все угадали, правильный ответ о работающих субсидиях в России – 0 (ноль).

Малый бизнес в Китае - основа экономики. А вот его локомотивы развития - маркетплейсы, которые, как и положено локомотивам, тащут за собой множество вагончиков, больших и маленьтких, которые заполняют производители
Малый бизнес в Китае — основа экономики. А вот его локомотивы развития — маркетплейсы, которые, как и положено локомотивам, тащут за собой множество вагончиков, больших и маленьтких, которые заполняют производители

4. Провинции Китая соревнуются друг с другом в количестве маркетплейсов, привлеченных на них продавцов и в оборотах.
Вообще непонятный для нас пункт (выступая с рассказом о том, как это работает в Китае, я обычно его упускаю вовсе, в связи с невостребованностью) – тут речь об элементарном контроле за выполнением стратегии. То есть, хочешь, чтобы задумки выполнялись – контролируй это. И соревнование – хорошая форма количественного и качественного учета.
В КНР рейтинг провинций публикуется в СМИ ежемесячно, кроме того, в провинциях публикуется рейтинг районов и так далее – наглядное отображение того, кто как старается.

Вернемся к тому, с его начали - в этой картине нашего замечтельного современника воплощена китайская мечта - да, великое множество китайских производиетелй, как эльфы, волшебным образом со своими товарами проникают в каждую семью на планете
Вернемся к тому, с его начали — в этой картине нашего замечтельного современника воплощена китайская мечта — да, великое множество китайских производиетелй, как эльфы, волшебным образом со своими товарами проникают в каждую семью на планете

Это что – всё? – спросит автора дотошный читатель.
Да, друзья мои, это – всё.
Это – вся стратегия развития интернет-торговли, в которой слово «торговля» не встречается вообще, ни одного раза, если вы заметили.
Потому что всё остальное вы видите (или легко сможете увидеть) сами.
Принципиально важно, что приведенные пункты стратегии – очень «мягкие», это не командная экономика, это создание предпосылок для того, чтобы работали природные экономические механизмы, так сказать, чистое включение невидимой руки рынка.

P.S. Тут можно было бы сказать пару слов об очень высоком уровне понимания проблем, например, той же интернет-торговли чиновниками в Китае, но боюсь, что некоторые читатели воспримут это как стоны о том, что там умные чиновники есть, а у нас их нет.
Это не так, в правительственных организациях экономического блока у нас вовсе немало умных и образованных людей, остается создать правильную среду для их развития и их самореализации, что нашей стране и её жителям пойдет только на пользу.

P.P.S. О том, как растет e-commerce в Китае, то есть об итогах реализации этой стратегии не пишем, просто потому, что, кажется, это всем понятно по умолчанию. А если кому-то не понятно, то легко можно разобраться с отрытыми источниками.

P.S. Ваши лайки, комментарии и подписка не будут лишними

Александр Иванов

Related posts

Leave a Comment

5 − 3 =