Как это «оптимизаторы» просмотрели?

"Если за последние несколько лет вы не отказались от какого-нибудь из своих основных убеждений или не обрели новое, проверьте свой пульс. Возможно, вы мертвы." Джелетт Берджесс ZMEY
Время на прочтение: 3 минут(ы)

Что производили на уникальном подземном заводе в Сибири во времена СССР? И как его мощности используют сегодня?

На начало 50-х годов между СССР и США активно развернулась ядерная гонка. В Союзе обогащением урана занимались два завода – под Челябинском и Томском. Но руководство страны опасалось, что в случае реальной войны именно по ним придутся первые удары и нужный элемент производить будет негде. Требовалось иметь производство, которое будет неуязвимо для противника.

Предложение Лаврентия Берии

Лаврентий Берия написал об этом Сталину и предложил конкретное место постройки нового комбината.

Товарищу Сталину И. В.
В целях укрытия от воздушного нападения намеченного строительством комбината № 815… Наиболее приемлемой нами признана площадка на реке Енисей, в 50 км от города Красноярска… В связи с большим объёмом выемки скальных пород… и необходимостью… креплений сводов зданий удорожается стоимость строительства комбината до 5,2 млрд. рублей…

Важнейшие плюсы, которые отметил Берия:

— Дальность от воздушных баз противника.

— Возможность строительства в прочных скалистых породах.

— Наличие рядом большого водного потока для охлаждения реакторов.

— Достаточно близкое соседство с крупным городом, что ускорит строительство дорог, энергетических линий и другой инфраструктуры.

Строительство под землёй значительно удорожало работы, но в перспективе делало комбинат абсолютно неуязвимым для авиации. Глава государства выразил своё согласие.

Начало работ

Уже в мае 1950 года для строительства комбината № 815 рядом с возводимым объектом был образован исправительно-трудовой лагерь «Гранитный». Основной «ударной» строительной силой стали заключённые. Но зеки стремились сюда попасть и из других лагерей. При ударном труде 1 день срока шёл за 3. Свободную часть строителей составляли шахтёры, «метростроевцы» и молодые энтузиасты, приехавшие в тайгу со всей страны.

Стройка не испытывала проблем с финансированием, поэтому всё делалось одновременно: «вгрызались» в скалу, тянули линии связи и электропередач, строили посёлок. К окончанию первого года работы на объекте работало уже около 30 тысяч человек. Все работы велись круглосуточно 7 дней в неделю.

В сердце горы сооружался подземный зал высотой в 72 метра, где должны были расположиться ядерные реакторы для производства плутония.

Уникальный объект

После 8 с лишним лет напряжённой работы, в августе 1958 года комбинат вступил в строй. Кроме номера он получил название «горно-химический» и стал уникальным советским объектом. До 1964 года в скале сибирской горы разместилось 3 реактора. Самый новый из них дополнительно служил электрической и тепловой электростанцией для города-спутника комбината.

Вот так буднично выезжали со смены сотрудники
Вот так буднично выезжали со смены сотрудники

Реакторный зал окружал слой гранита в 200 м, что полностью защищало его от ядерного удара. Внутрь горы была проложена железная дорога, по которой туда ходили обычные электровозы с вокзала соседнего города. На расстоянии в 30 км поезд делал две остановки. Внутреннее оформление станций давало полное ощущение нахождения в метро.

Город для сотрудников

Специально для сотрудников сверхсекретного комбината в тайге с нуля построен великолепный город на 100 тысяч жителей. Он обнесён колючей проволокой. Въезд осуществляется по пропускам. С 1956 года он известен в узких кругах как Красноярск-26. Спроектированный лучшими ленинградскими архитекторами, он был настоящим «раем» для советских жителей, который дополняло прекрасное снабжение и практически полное отсутствие преступности.

Дополнительно в городе заработало научно-производственное объединение прикладной механики, которое создавало большую часть советских спутников.

Новая жизнь

С 1994 года город получил собственное имя – Железногорск. Он и горно-химический комбинат являются закрытыми объектами и в наши дни, хотя производство оружейного плутония официально давно закрыто.

Предприятие было перепрофилировано на работу по трём высокотехнологичным проектам:

— хранение отработанного топлива с атомных реакторов;

— его переработка;

— производство нового оксидно-ядерного МОКС-топлива, используемого в реакторах на быстрых нейтронах.

Ещё в 2012 году ГХК на выставке «Инновации и развитие» вошёл в сотню лучших предприятий страны. Уникальный советский комбинат сохранил преемственность поколений и опыта, стал полигоном для «обкатывания» новых технологий в атомной промышленности.

Канал: Жизнь советского человека

Постоянная ссылка:

Как это «оптимизаторы» просмотрели?






Поделиться ссылкой:

Related posts

Leave a Comment

шестнадцать − три =