Как добиться справедливости?

"Я не провалил тест. Я просто нашел сто способов написать его неправильно." Бенджамин Франклин ©

Сила общественного мнения: как добиться справедливости?

Что важнее — интересы коллектива или личное мнение? Как научиться действовать сообща? Чем полезно общественное мнение?

(Отрывок из книги «Главные вопросы жизни. Универсальные правила»)

Мы традиционно делим окружающий нас социальный мир на «правых» и «неправых», на «наших» и «не наших», на «своих» и «чужих». Человеку важно понимать – кто он, а для этого он должен с кем-то или с чем-то идентифицироваться. Мы хотим находиться в одном информационном поле с людьми, в одной идеологической среде. Нам важно знать, что для нас «правильно» и «справедливо» одно и то же. Но как мы поступаем, когда кто-то не прав?

Когда человек делает что-то неправильно, а вы об этом знаете, то вы, как минимум, не будете его поддерживать, как максимум — попытаетесь ему в этом деле воспрепятствовать.

Если кто-то суёт пальцы в розетку, вы, по большому счету, не имеете права запретить ему делать это. Это его жизнь, его пальцы и всё остальное, возможно даже розетка его собственная. Но, наверное, вы не захотите составить ему компанию. Кроме того, вы вряд ли будете агитировать его поступать подобным образом и не станете молчать, когда он все-таки предпримет такую попытку. Но почему в случае с розетками нам все понятно, а вот в случае с неправильными, ложными убеждениями других людей мы поступаем иначе?

Ложная справедливость

Допустим, вы состоятельный человек, и можете позволить себе то, чего другие не могут. В результате вам часто приходится сталкиваться с осуждением других людей и их негативной реакцией вроде: «Наши лю­ди в булочную на такси не ездят!» Но эта эмоциональная реакция является неправильной, они не имеют права вас за это осуждать, вы же не за их счет на такси едете. Вам удобней воспользоваться этим видом транспорта и заплатить таксисту, нежели потратить время и нервы на метро. Это вам даже экономически выгоднее, ведь вы быстрее при­едете в офис и сядете за работу. В этом смы­сле реакции человека, который «запрещает» вам ехать на такси, — это неправильное поведение.

Но давайте поймем, как вы об этом думаете. Вы боитесь спровоцировать негативные чувства окружающих своей финансовой состоятельностью — вот механизм вашего поведения в данной ситуации. А почему такая «неудобная» ситуация вообще воз­никла? Потому что у этого человека такие пред­ставления о справедливости. Он считает, что если он ездит на общественном транспорте, то, значит, и все должны ездить на общественном транспорте. И ни­кто в целом мире не может зарабатывать денег больше, чем зарабатывает он, потому что он, как ему кажется, тратит все возможные усилия на улучшение своей жиз­ни, а у него при этом денег на такси нет.

Люди живут вну­три той идеологической среды, которая их формирует, конституирует. Но ведь эту идеологию можно и реформировать, и создавать заново. Например, мы с вами определенным образом думаем, а потом и другие люди к нам присоединяются. И в результате мы меняем жизнь вокруг себя, меняем в ту сторону, в которую нам хотелось бы ее изменить. С одной стороны, просто говорим, а с другой — занимаем активную жизненную позицию.

Сила общественного мнения

Помню, пришло ко мне на программу од­но очень трогательное письмо. Писал его вось­­­ми­летний мальчик. Мол, подскажите, доктор, что делать. «Есть у нас одноклассник, который всех лупит направо и налево. Ро­ди­тели на него никак не воздействуют, а у нас все ходят в синяках. Я даже записался на секцию дзюдо, чтобы дать ему сдачи». Мой ответ состоял из двух частей.

Первая: дорогой друг, не хочется тебя огорчать, но на этом при­мере ты должен понять и запомнить на всю оставшуюся жизнь — мир так устроен, что в нем всегда найдутся люди, которые будут вес­ти себя неправильно. Мы всегда бу­дем стал­­ки­ваться с ситуациями, в которых другие лю­ди ведут себя «неправильно». Это неизбежность, с этим ничего не поделать. И нуж­­­но про­сто принять тот факт, что такие люди есть. Мы вну­т­ренне не должны делать наличие таких людей своей личной трагедией.

Мир так устроен, что в нем всегда найдутся люди, которые будут вес­ти себя неправильно.

А второе, что я тогда сказал в ответ на пи­сьмо моего юного телезрителя, — это напомнил ему, что, кроме «я», есть еще и «мы». Слово та­кое — «мы». Кол­лек­тив! Вот класс, и этот товарищ мутузит каждого по от­дель­но­сти. Остальные в сторонке, ждут, видимо, кому сле­дующему достанется. Никто не высовывается. Нор­маль­ное дело? По-моему, ненормальное.

Если есть у вас позиция по определенному вопросу, то не надо стоять и молчать. Вы коллектив, вас много. У вас есть ваше общественное мнение.Вы можете принять решение более не поддерживать контакт с этим товарищем, совместно реагировать на его выходки, поддерживать друг друга, вставать стеной. И ему придется изменить свое поведение. Придется. А куда деваться?.. Он не сможет и дальше противопоставлять себя группе, которая организовалась и имеет общий взгляд на происходящее.

И это хорошая вещь — общественное мнение! Особенно если это мнение, а не пре­д­рассудок и не массовая истерика. Именно мнение — то есть подумали, оце­нили, все позиции выслушали, консолидированное мнение приняли и высказались. Это нормально, и это правильно.

Единственный способ — начать говорить

И мы точно так же должны консолидироваться. Мир взрослых в данном случае ничем не отличается от мира детей. В общест­вах, где в целом преодолены проблемы нацио­налистических настроений, это случилось только за счет того, что сначала появились лю­ди, которые говорили, что так нельзя. Потом они нашли лю­дей, которые их стали поддерживать в этом, а в результате такая позиция стала законодательной практикой и притеснения по национальному признаку прекратились.

Когда вы думаете молча, вы не можете узнать, вы од­ни так думаете, или я тоже так думаю, и еще двадцать людей так думают, и еще сто пятьдесят. И мы уверены, что нас мало. А полагая, что наше мнение эксклюзивно, что единомышленников у нас нет, мы не можем изменить ситуацию, которая нас не уст­раивает.

Когда мы не говорим о том, о чем мы думаем, мы не можем узнать, сколько нас — думающих таким образом.

Но когда я точно знаю и понимаю, что огромное количество людей думает так же, как и я, то получается, что, отстаивая свою позицию, я вовсе не демонстрирую свой эгоизм, я отстаиваю мнение большой группы людей. И одно это да­ет мне ту внутреннюю уверенность, которая позволяет мне значительно более конструктивно вести мой разговор с оппонентами, с людьми, которые пока меня не понимают.

Когда мы знаем, что наше мнение разделяют другие люди, мы перестаем чувствовать себя ущербными, а свое мнение воспринимать не стоя­щим внимания. Мы получаем силу. А сила необходима. Осо­бенно если направлена она на защиту интересов других людей.

(Отрывок из книги «Главные вопросы жизни. Универсальные правила»)


Related posts

Leave a Comment

восемь + двенадцать =