К вопросу о репрессиях…

К вопросу о репрессиях…

Директора и вредительство — за что их сажали в 1937 году…

???? …«когда речь идет о вредительстве, это не значит, что директор ходил по ночам с ключом и ослаблял гайки на колесах вагонов, что бы они потом шли под откос«…

Добрый день друзья! Когда заходит разговор о репрессиях тридцатых годов, то современный человек, которого более тридцати лет кормили шаблонами и киноклише, о «страшнóм 37-óм», сразу же представляет жуткий подвал, стол, сидящую на стуле «жертву», которую слепит настольная лампа, и злобного сотрудника НКВД.

Последний, конечно же с закатанными рукавами, выбивает признание в шпионаже, обычно в пользу Германии, на худой конец Японии. Ну кому там еще были интересны советские секреты.

К вопросу о репрессиях

Еще одно киноклише — советский суд…

На самом деле самая «популярная» в тридцатые годы статья, по которой строем шли отбывать заслуженное наказание, в первую очередь руководящие сотрудники, была не за шпионаж, а за вредительство…

Опять же, когда речь идет о вредительстве, это не значит, что директор, например вагоноремонтного завода ходил по ночам с гаечным ключом, и ослаблял гайки на колесах вагонов, что бы они потом пошли под откос. Нет, вредили они иначе.

Вредили они так, что сейчас им бы не сроки давали, а премии и «парашюты золотые», при уходе на пенсию.

..И сегодня об этом поговорим, на примере директора орехово-зуевского завода «Карболит», Г. И. Левина, арестованного в том самом, 1937 году. На городском портале opexobo-3yebo.ru о Левине вспоминают как раз в контексте репрессий( http://opexobo-3yebo.ru/histor… )- не миновала директора участь, арестовали, а вместе с ним еще несколько человек…

К вопросу о репрессиях

Как видим из заметки, обвинялись все эти люди во вредительстве. Очень интересно, что же такое мог сделать директор завода, мастер, начальник инструментального цеха и член профкома? Как вредили-то?

Вредили, как я уже упомянул выше, сейчас бы за такое вредительство еще и премию бы получили, но тогда, это не сейчас…

Левин, будучи директором завода, создал директорский фонд, с которого тратил деньги на премирование и банкеты. При чем премировались не рабочие, а сотрудники аппарата заводоуправления.

К вопросу о репрессиях

Так, например, начальник планово-производственного отдела Иодлович, ежеквартально получал премию около двух тысяч рублей, такие же премии получали еще несколько человек из управления завода.

К вопросу о репрессиях

Из этого же фонда тратились деньги на банкеты, на все это была потрачена колоссальная сумма — около трехсот тысяч рублей. При чем деньги тратились в ущерб инфраструктуре завода.

К вопросу о репрессиях

Из-за ненадлежащего хранения ГСМ, на заводе не был построен склад горючего, произошел пожар. Ущерб был оценен в полмиллиона рублей. Но банкеты были важнее склада ГСМ.

Воротил директор по-черному, незадолго до ареста он отправил начальника транспортного отдела Евдокимова, покупать автобусы для завода.

К вопросу о репрессиях

Автобус стоил 16 тысяч рублей, Евдокимов автобусы купил, за что ему была выписана премия в 2000 рублей за каждый, т.е. 6000 рублей в итоге. Т.е. автобусы обошлись заводу в 18 тысяч рублей каждый.

И вот так, то там тысячи, то там десятки тысяч, набралось растрат на тот самый миллион рублей, по тем деньгам. Это ли не вредительство? За что и был арестован Левин, а заодно и добрая половина заводоуправления, вместе с ним.

Эта история была описана в газете Рабочая Москва № 124, от 2 июня 1937 года. Обычная практика, когда арест какого-то управленца освещался в прессе.

Т.е. тайны из таких арестов не делали, наоборот, каждый подобный случай доводился до граждан. Люди знали, кого за что сажали, и я уверен, сочувствующих директору и его приближенным не было…

Автор Лев Итский

Related posts