Юстас – Алексу

«Юстас – Алексу» Кто он Легендарный «Алекс»? Начальник Штирлица. Руководитель Советской Внешней разведки Павел Фитин.

«Вермахт просто предал меня. Я гибну от рук собственных генералов. Сталин совершил гениальный поступок, устроив чистку в Красной Армии и избавившись от врагов и прогнившей аристократии» (из последнего интервью Гитлера, данного им журналисту Шпейделю перед смертью в конце апреля 1945).

«Юстас – Алексу» Кто он Легендарный «Алекс»? Начальник Штирлица. Руководитель Советской Внешней разведки Павел Фитин. #прототип_штилица, #штирлиц, #павел_фитин, #генерал_фитин, #начальник_разведки, #семнадцать_мгновений, #третий_рейх, #харро_шульце_бойзен, #леонид_квасников, #полковник-исаев, #анатолий_горский, #шелленберг, #кернкросс, #зарубин, #кембриджская_пятерка, #разведка, #шпионы, #берия, #сталин, #нелегалы. /Данный плакат сделал я, множественные изображения взяты из открытых источников и архива КГБ-ФСБ/

Кадры решают всё!

Благодаря этим чисткам страна перед тяжелейшей войной, избавилась от врагов-троцкистов. В 1932 году Сталин поручил ОГПУ особое задание: спецслужбы должны были по всей стране искать и находить среди рабочих, крестьян и служащих талантливых людей. Десятки тысяч людей проходили сначала ускоренные курсы на местах, а потом их отправляли в крупные учебные центры, в том числе и Институт Красной профессуры. Так формировалось ядро новой кадровой системы страны Советов, противостоящей традициям классической российской бюрократии.

В конце 30-х годов в стране появились тридцатилетние министры и первые секретари обкомов. Сталин сформировал замечательный по своей стратегической креативности идеологический миф о «великом героическом советском народе», который стал одним из важнейших инструментов консолидации общества. Сталин заложил систему строжайшей ответственности не только руководителей, но и остальных членов формирующейся большой советской корпорации.

В конечном счете, страна не только успешно преодолела системный кризис, не только выиграла большую войну, но и начала реализацию принципиально нового советского глобального цивилизационного проекта, в котором, важно подчеркнуть, не было места использованию ссудного капитала.

В конце 30-х и в аппарате НКВД шли чистки. На этой волне по партнабору наш герой попадает на службу в НКВД. За несколько лет совершив головокружительный взлёт по карьерной лестнице, став руководителем, он буквально реанимировал службу внешней разведки. Ему удалось вернуть в строй многих опытных разведчиков и найти талантливых новичков.

Кадр из Х/ф «Семнадцать мгновений весны». Слева: В роли Сталина Андро Кобаладзе, справа: Пётр Чернов в роли руководитель советской разведки генерала Громова прототип Павла Фитина. /фото реставрировано мной, изображение взято из открытых источников/.

Знаете, с детства, пересматривая замечательный советский фильм «Семнадцать мгновений весны» слыша голос Ефима Копеляна, читавшего шифротелеграмму «Юстас – Алексу» я задавался вопросом: «Юстас» – это Штирлиц. А кто же такой этот загадочный «Алекс»? Он всегда оставался для меня совершенно безвестным, фигурируя в титрах этого сериала лишь как «руководитель советской разведки». И вот пришло время, и я, наконец-то, узнал, кто скрывался под псевдонимом «Алекс». Это Павел Михайлович Фитин, легендарный руководитель Советской внешней разведки в самые трудные для нашей страны военные годы.

Эта статья о нём, о человеке, чья дальновидность, организаторские способности и беззаветность внесли огромный вклад в Победу над фашизмом и в советский атомный проект. И вдруг в 1946 году этот человек отстранён от занимаемой должности и предан забвению на многие десятилетия. Что же случилось? Почему о нём никто не вспоминал? Давайте разбираться!..

Главный разведчик Великой Отечественной войны ушёл из жизни вначале 1970-х в полном забвении. Писать о нём стали только спустя полвека. Павел Михайлович и на экране себя увидеть не успел. Легендарная картина «Семнадцать мгновений весны» вышла через два года после его смерти. По фильму Павел Фитин – это генерал Громов или «Алекс» глава советской внешней разведки, ставящий головоломные задачи советской агентуре. В фильме Лиозновой эту роль блестяще сыграл актёр Пётр Чернов.

1939 год. Майор Госбезопасности Павел Михайлович Фитин. /фото переснято и реставрировано мной, изображение взято из архива КГБ-ФСБ/

За два года работы Павел Михайлович сумел воссоздать практически с нуля боеспособную резидентуру в Германии. А всего к лету 1941 года в Москву стабильно поставляли информацию стратегического характера – около сорок резидентур в различных странах мира.

Шёл август 1941 года. Немецкие войска стремительно наступают по всем направлениям. От внешней разведки тогда 1-го Управления НКВД и его руководителя, 33-летнего старшего майора госбезопасности Павла Фитина, Ставка Верховного Главнокомандования требует всеобъемлющую информацию о стратегических замыслах немецкого командования и не только.

Как во время войны было много фронтов, точно также свои фронты были у разведки. Нужно было знать, что собираются делать наши противники. Началась война в Европе. А что будет в Азии? Рядом профашистская Турция. Иран, где полно гитлеровской агентуры. Необходимо было понять, что там будет происходить. На Дальнем Востоке Япония. Будет ли она наступать? Есть у нас «союзники». Будут ли они нам помогать? Будут ли они открывать «Второй фронт»?

Леонид Романович Квасников – начальник отделения научно-технической разведки, один из инициаторов начала работы внешней разведки по атомной тематике. Герой Российской Федерации, полковник. /фото переснято и реставрировано мной, изображение взято из архива КГБ-ФСБ/

И тем удивительнее то, что именно тогда, в конце лета 1941 года, Павел Михайлович обращает внимание на странную докладную записку своего коллеги. В этом документе начальник отделения научно-технической разведки Леонид Квасников сообщает, что из всех открытых источников по всему миру исчезли публикации об исследованиях в области деления атомного ядра.

Другого человека в тот момент это сообщение оставило бы полностью равнодушным. Не до того было! Но Фитин задумался: почему это происходит? Фитин вызывает Квасникова к себе. Ему важно понять: почему в этих странах засекречена вся информация по атомной проблематике? Тот поясняет. Многие мировые исследователи сошлись во мнении, что реакцию деления ядер Урана можно использовать для создания оружия огромной мощности.

Насколько это реально в ближайшем будущем, – спрашивает Фитин. И получает ответ: Есть вероятность, что оно может появиться уже через 3-4 года. Никто бы не упрекнул Фитина, если бы он в той критической обстановке отложил атомную тему «до лучших времён». Но на свой страх и риск он принимает иное решение.

По его просьбе Квасников готовит очень важное сообщение абсолютно для всех советских резидентур зарубежья. «Просим обращать особое внимание на проекты создания оружия массового поражения. Не химическое».

План мероприятий по агентурно-оперативной разработке «Энормос». /фото переснято и реставрировано мной, изображение взято из архива КГБ-ФСБ/

Именно с этого момента началась фактически одна из самых масштабных операций Советской разведки, получившая в дальнейшем название «Энормос» и завершившаяся в 1949 году взрывом на Семипалатинском полигоне.

Тогда же началась и личная борьба Фитина за отечественный «Атомный проект», важность которого он понял намного раньше других руководителей. Как он это понял? Как он это учуял? Вот что значит, «человек не от мира сего».

Москва. Ноябрь 1941 года. Кабинет Наркома внутренних дел. Берия читает донесение Фитина:

«По сведениям, полученным от лондонской резидентуры, 16 сентября состоялась заседание «Уранового комитета», посвящённое созданию урановой бомбы. На ближайшее время запланированы эксперименты с целью определения плотности потока нейтронов между массами Урана 235».

Лаврентий Павлович Берия – нарком внутренних дел. /фото реставрировано мной, изображение взято из открытых источников/

«К чему сейчас вся эта теория? Немцы идут в Москве», – произнёс Берия. «Что им там только в голову не взбредёт?!..».

Берия отверг это сообщение, даже не дочитав. Он не имел высшего образования, а в школах в то время деления ядер не проходили. Этого было достаточно, чтобы навсегда закрыть эту тему, но не для Фитина. Он был принципиален. Фитин слушал, что ему говорит высшее начальство, выполнял безукоризненно все указания, но поступал так, как считал нужным разведчику, а не как простому подчиненному исполнителю.

Всеволод Николаевич Меркулов – начальник Главного управления государственной безопасности. /фото реставрировано мной, изображение взято из открытых источников/

17 июня 1941 года Павел Фитин и начальник Главного управления госбезопасности Всеволод Меркулов вызваны в Кремль. В два часа дня они входят в кабинет Сталина. На их приветствие тот отвечает лишь кивком. Сесть не предлагает. И обращается к Фитину: «Прочитал Ваше донесение, товарищ Фитин». Выдержав паузу, Сталин продолжает: «Значит, по-вашему, выходит, что Германия собирается напасть. Что за человек сообщил эти сведения?».

Харро Шульце Бойзен – обер-лейтенант люфтваффе, противник нацизма, немецкий агент советской разведки. Агентурный псевдоним - «Старшина». #прототип_штилица, #штирлиц, #красная_капелла, #генерал_фитин, #вилли_леман. #арвид_харнак, #третий_рейх, #харро_шульце_бойзен, #харро_бойзен, #павел_фитин, #разведка, #шпионы, #сталин, #нелегалы. /фото переснято мной, изображение взято из архива КГБ-ФСБ/

Фитин даёт подробную характеристику своему источнику Харро Шульце-Бойзену, обер-лейтенанту разведотдела Люфтваффе, сообщившему, что война начнётся в любой момент. Сталин молчит.

У Сталина были чётко сложившиеся представления по различным проблемам, и если что-то не отвечало или не соответствовало его взглядам, его убеждению, то визит мог кончиться весьма не благополучно для визитёра, вплоть до отстранения от занимаемой должности. Сталин терпеть не мог выскочек и непрофессионалов.

Это было далеко не первое донесение, в котором Фитин информировал руководство страны о готовящейся фашистской агрессии. Фитин был единственным руководителем советских спецслужб, не боявшимся докладывать эту информацию наверх.

1940 год. Старший майор Госбезопасности Павел Михайлович Фитин. Фотография с удостоверения. /фото переснято и реставрировано мной, изображение взято из архива КГБ-ФСБ/

Фитин был не просто решительным, а смелым человеком. Он понимал, какая ответственность лежит на его плечах. Он знал, что информировать не правильно или делать формулировки руководству в письменном или в устном виде, извращая или скрывая что-то, нельзя. Как нельзя ничего скрывать в разведке.

После долгого молчания Сталин выносит свой вердикт, прозвучавший как приговор: «Дезинформация. Можете быть свободными». За все время визита Меркулов не посмел произнести ни слова. Для Фитина потянулись томительные дни ожидания. Много позже, уже в Мирное время, он как-то признался своей жене Нине Анатольевне Фитиной: «Если бы немцы перенесли наступление, то меня, наверное, не было бы в живых».

Случилось так, что начало Великой Отечественной войны для Фитина стали спасительным для него событием. И такое бывает!..

Село Ожогино Курганской области. Дом семьи Фитиных. /фото реставрировано мной, изображение взято из открытых источников/

Самое интересное, что Павел Фитин никогда и не помышлял о работе в разведке. Он родился на Урале, в селе Ожогино Курганской области. Работать начал сразу после окончания начальной школы в «Сельхоз коммуне». Труд он познал с детства. Фитину было 14. На его глазах произошло «Кулацкое восстание». Он на всю жизнь запомнил, как людей загоняли в сарай и, экономя патроны, забивали всех кувалдой. Во время подошла Красная Армия и его с родней спасли.

В родном селе Павел вступил в Комсомол и возглавил школьную ячейку. Уже тогда он проявил себя как человек решительный, способный постоять за тех, кем руководит.

Был случай, когда в город Курган приехали выпускники школы по Комсомольской путевке, а их не приняли в институт. Будучи комсоргом, Фитин поехал в Курган. Почти 150 вёрст пришлось преодолеть Фитину, чтобы оказаться в незнакомом городе. Он пришёл в институт и убедил ректора. Представьте себе, приходит мальчишка 17 лет, невысокий, худощавый, и доказывает ректору, что если комсомол рекомендовал, то надо принять. Его послушали и сделали.

1951 год. Павел Фитин с мамой Евдокией Максимовной. /фото переснято и реставрировано мной, изображение взято из архива/

В 1928 году Павел Фитин поступил в Институт «Механизации и электрификации сельского хозяйства» в Москве ныне «Тимирязевская академия». По окончании планировал вернуться в родное село, работать на земле. Но судьба ему улыбнулась. Он много читал, и кругозор был широкий. И Павла направляют в Сельскохозяйственное издательство.

Отслужив в армии, Павел дорос до должности заведующего редакцией индустриальной литературы и слыл отличным и перспективным работником. Эта должность, которая подразумевает определенные организационные навыки, умение руководить людьми, координировать работу организации.

В те времена редакторская работа была очень серьезная. Это не корректор, который только ставит запятые и исправляет ошибки. Он должен найти другие ошибки, он должен убедиться в датах, он должен убедиться в каких-то технических моментах. Редактор нёс ответственность, пожалуй, не меньше, а то и больше, чем автор. Фитин и не подозревал, что скоро все эти качества пригодятся ему совсем на другом поприще, весьма далёком от механизации сельского хозяйства.

Подмосковье. Школа особого назначения (ШОН). /фото переснято и реставрировано мной, изображение взято из архива/

В марте 1938 года его судьба сделала неожиданный поворот. Павла Фитина по партнабору направляют на ускоренные курсы «Школы особого назначения НКВД» готовившие разведчиков. Было призвано в ряды НКВД восемьсот человек молодых коммунистов, комсомольцев, в основном с высшим образованием.

Его аналитические способности, умения работать с большим числом информационных источников сразу обратили на себя внимание. Карьеру, которую сделал Павел Михайлович Фитин в органах НКВД, можно назвать удивительной. 28 марта 1938 года он был зачислен в штат НКВД. А уже в октябре он переходит в разведку. В январе 1939 года он становится заместителем начальника 5-го Отдела НКВД. А уже 13 мая он становится начальником разведки. Вот такой вот невероятный карьерный взлёт.

Фитин понимал, что попасть на должность руководителя разведки было куда проще, чем удержаться на ней и остаться целым. Но не это волновало его, когда он занял кабинет руководителя 1-го Управления.

Эта группа врагов народа, предателей, обвинялась «за принадлежность к троцкистской террористической и шпионской организации». Верхний ряд слева направо: Г.Ф. Гринько, В.А. Антонов-Овсеенко, Я.К. Берзин, Г.М. Штерн, Нижний ряд: Н.Н. Крестинский, А.К. Сташевский, М.И. Розенберг, Орлов-Фельдбин. /Данное изображение сделал я, фото взяты из открытых источников/

В то время практически все резиденты были отозваны Москву, многие были смещены и уволены. Разведка практически потеряла возможности для получения информации. НКВД очищался от «троцкистской заразы», плотно засевшей в её рядах, подточив при этом всю корневую систему. В той ситуации мы остались безоружные перед теми событиями, которые ожидали нас ближайшем будущем. Экстренно набирались новые кадры.

Первейшей заботой Фитина становится восстановление работы зарубежных резидентур. Как легальных, так и нелегальных. И в решении этой непомерно сложной задачи в очень сжатые сроки ему в полной мере пришлось проявить свои незаурядные организаторские способности.

Если говорить о масштабах работы, то лучше обратиться к документам. И вот свидетельство самого Фитина:

«В результате принятых мер в предвоенные годы удалось укомплектовать около сорока резидентур за кордоном и направить в них более 200 разведчиков, а также вывести на нелегальную работу многих кадровых чекистов».

Работа разведки опять возобновилась. И в этом большая заслуга Павла Фитина.

Анатолий Вениаминович Горский – советский разведчик, резидент в Лондоне. /фото реставрировано мной, изображение взято из открытых источников/

Одной из самых продуктивных в годы войны оказалась резидентура в Лондоне. Туда, по настоянию Фитина, ещё в марте 40-го для восстановления связи с «Кембриджской пятёркой» был направлен резидентом опытный разведчик Анатолий Горский. Оттуда теперь шёл поток информации о намерениях и ближайших действиях Англии и США. И именно от агентов из знаменитой пятёрки Дональда Маклэйна и Джона Кернкросса, опекаемых людьми Горского, были получены первые сведения о намерениях наших союзников создать атомную бомбу. Сообщение о заседании «Уранового Комитета», которое Фитин положил на стол Берии, было получено от Маклэйна.

Буквально через несколько дней приходит второй, более обширный доклад. Его переслал не имевший связи с Маклэйном Джон Кернкросс, кличка «Мольер». Это поэтапный рассказ о том, как в Соединённом Королевстве ведётся по шаговая работа над созданием атомной бомбы.

Джон Кернкросс в Блетчли-парке. #джон, #кернкросс, #джон_кернкросс, #шпион, #разведчик, #нелегал, #кгб, #шифровальщик, #дешифровальный, #кембриджская_пятерка, #курская_битва, #модин, #энигма, #бёрджесс, #маклэйн, #блант. /фото скомбинировано мной, изображение переснято из архива КГБ-ФСБ/

Поздний осенний вечер. Лондон. Джон Кернкросс, помощник лорда Хэнки, руководителя Британского Комитета по науке, сегодня задержался на работе. Перед ним кипа документов с формулами и схемами, которые он пытается сфотографировать. Дело не клеится, Кернкросс явно не в ладу с фототехникой и безуспешно пытается навести резкость и выставить нужные выдержку и диафрагму. Очень скоро ему это надоедает, и он откладывает фотоаппарат в сторону.

Джон Кернкросс, несмотря на все усилия советских связников, не смог сделать ни одной хорошей фотографии. У него оставался один очень простой выход, все секретные документы Кернкросс укладывает в свой портфель. И тем же вечером передает их сотруднику Советской резидентуры, с которым договорился о срочной встрече. Тот ночью фотографировал все эти доклады и возвращал их Кернкроссу, который тут же относил материалы обратно на работу.

Кембриджская пятерка. Дональд Маклэйн, Энтони Блант, Ким Филби, Гай Бёрджесс, Джон Кернкросс. #ким_филби, #шпион, #разведчик, #нелегал, #кгб. #супершпионы, #кембриджская_пятерка, #ланг, #харт, #бёрджесс, #маклэйн, #блант, #кернкросс. /Данное изображение сделал я, фото взяты из открытых источников/

Более подробно о «Кембриджской пятёрке» вы можете прочитать в моих статьях:
1. «Супершпион Сталина Арнольд Дейч папа Кембриджской пятерки»
2. «Агент Сталина шеф Английской разведки МИ-6. Ким Филби. Кембриджская пятерка»
3. «Английский шифровальщик агент Сталина. Джон Кернкросс. Кембриджская пятерка»
Достаточно кликнуть по названию статьи.

Прошло всего несколько дней, а документы с формулами и схемами уже в руках Фитина. Он не физик и не может понять их содержание. Однако ему вполне хватает технической грамотности, полученной в институте, чтобы оценить серьёзность материалов из Лондона. Но сказать ещё раз Берии чревато в лучшем случае смешением с должности. Прыгнуть через голову и донести до руководства страны всю важность начала собственных работ в направлении создания атомного оружия Фитину пока не удалось. Хотя он и предпринял ещё одну попытку.

Конец февраля 1942 года. Павел Фитин готовит подробную справку об атомных исследованиях союзников. В ней он обосновывает необходимость создания при Государственном Комитете обороны научно-совещательного органа для координации работ всех учёных и научные исследовательских организаций СССР, занимающихся вопросом атомной энергии Урана. В своих выводах он опирается на заключение, сделанные не только отделом Квасникова, но и новым аналитическим подразделением, созданным внутри разведки по его личной инициативе.

Сочи. Павел Михайлович Фитин. #прототип_штилица, #штирлиц, #павел_фитин, #генерал_фитин, #начальник_разведки, #семнадцать_мгновений, #третий_рейх, #харро_шульце_бойзен, #леонид_квасников, #полковник-исаев, #анатолий_горский, #шелленберг, #кернкросс, #зарубин, #кембриджская_пятерка, #разведка, #шпионы, #берия, #сталин, #нелегалы. /фото переснято и реставрировано мной, изображение взято из архива КГБ-ФСБ/

Павел Фитин уделял много сил и времени созданию именно аналитического подхода к обработке информации. Дело в том, что верить информации отдельной, поступившей из одного источника, сложно. Её необходимо перепроверять, анализировать, сопоставлять с другими источниками информации, с действиями тех или иных политических деятелей.

Но на момент прихода Фитина в разведку в её структуре не было никакого информационно-аналитического подразделения.

Все документы, которые разведка получала, должны были идти в Кремль. То же самое было и в других разведках. Надо было преодолеть инерцию высшего руководства к разведке. И Фитин рисковал, пытаясь добиться для своего ведомства права делать самостоятельные выводы из полученной информации, и ещё до того, как она ляжет на столы в Кремлёвских кабинетах.

Руководящие работники НКВД-НКГБ СССР, г. Москва, Кремль. Сидит 1-й слева: комиссар государственной безопасности 3 ранга П.М. Фитин (1907-1971), начальник 1-го (Разведывательного) управления НКГБ СССР. /фото переснято и реставрировано мной, изображение взято из архива КГБ-ФСБ/

Об этом говорили ещё до войны. Буквально все руководители разведки говорили, что это надо. Начальник Советской Внешней разведки, которого послушали и с подачи которого создали информационно-аналитический отдел, это был Павел Михайлович Фитин.

Но аналитическая справка, подготовленная Фитиным, до Сталина не доходит. Берия не даёт ей хода и кладет под сукно. Своего мнения он не поменял.

На дворе март 1942 года, и до перелома в войне ещё далеко. Не внять доводам члена Государственного Комитета обороны Лаврентия Берии, Фитин не может. Ему тоже прекрасное известно положение на фронтах и потому сомневается: может быть, он действительно поспешил со своими предложениями. И тут ему на помощь пришло одно сообщение. Это будущий академик Флёров сообщал, что он считает: пришла пора заняться атомным производством.

1942 год. Георгий Николаевич Флёров – физик-ядерщик будущий академик. /фото переснято и реставрировано мной, изображение взято из архива КГБ-ФСБ/

Письмо молодого физика Георгия Флёрова, воевавшего тогда в звании техника-лейтенанта в одном из авиационных полков, дошло до Сталина осенью 1942 года. Вождя впечатлили слова учёного: «…одной ядерной бомбы достаточно для полного уничтожения Берлина».

Сталин требует от Берии ответа на вопрос: что предлагается сделать, чтобы Советский Союз смог получить это мощное оружие? Вот тут и всплывает аналитическая справка Фитина. Глава НКВД Берия подаёт её Верховному Главнокомандующему, правда, уже за собственной подписью.

Ремарка:

По этому поводу вспомнилась старая притча: Экскурсия по аду. Видят, в трёх котлах варятся грешники. Около одного котла — цербер дубинкой машет, около второго цербер дремлет, около третьего — вообще никого нет
— Почему у одного котла цербер дубинкой машет?
— Да тут армяне варятся. Стоит на секунду отвлечься, как они все собираются, подсаживают друг друга, один вылезет — других вытаскивает. Если их не сторожить — все разбегутся!
— А почему у второго котла охранник дремлет, а просыпаясь только дрова подкидывает…
— Там варятся грузины. Отличные ребята! Один кричит: я первый, другой — я первый, третий — я первый…
Если один пробует удрать, другие его назад затащат:
«Вах, Ты чё, лучше других быть хочешь?!». Нет я буду Первый!
— В третьем где нет охранника, варятся русские. Сидят все дружно в котле, периодически только одного выталкивают, он дрова подкидывает в огонь и опять в котёл прыгает…
Здесь и цербер не нужен, они сами себя варят…

28 сентября 1942 года постановлением Государственного Комитета обороны об организации работ по урану создаётся лаборатория №2 Академии Наук СССР, возглавить которую поручено Курчатову.

Игорь Васильевич Курчатов – советский физик, «отец» советской атомной бомбы. Трижды Герой Социалистического Труда. Академик АН СССР, доктор физико-математических наук, профессор. Основатель и первый директор Института атомной энергии. Главный научный руководитель атомного проекта в СССР, один из основоположников использования ядерной энергии в мирных целях. Лауреат Ленинской премии и четырёх Сталинских премий. /фото реставрировано мной, изображение взято из открытых источников/

Это была очередная Победа Павла Фитина. Он наконец-то достучался до руководства страны.

Но то, что Фитин добился понимания в верхах, жизни ему не упростило. Начавшиеся активные работы по созданию отечественного ядерного оружия потребовали от разведки совсем иных масштабов деятельности по добыванию атомных секретов. В Кремле было принято решение возложить ответственность за получение всей информации по атомной проблеме на разведку органов госбезопасности, возглавляемую Павлом Фитиным.

Ситуацию усложняло ещё и то, что основной вектор усилий по поиску атомных секретов вместо Англии предстояло перенести теперь в Америку, куда и переместились атомные исследования союзников.

Василий Михайлович Зарубин – советский разведчик, резидент советской разведки в США, генерал-майор. #шпион, #разведчик, #нелегал, #кгб. #супершпионы, #зарубин, #зоя_зарубина. /изображение переснято и реставрировано мной, фото из личного архива семьи Зарубиных, любезно мне предоставленное/

От руководителя резидентуры в США Василия Зарубина была получена информация о «Манхэттенском проекте», работах, по созданию супербомбы, ведущихся в исследовательском центре в Лос-Аламосе.

Более подробно о «Манхэттенском проекте», о советских разведчиках Елизавете и Василии Зарубиных можно прочитать в моей статье: «Украсть бомбу для Сталина или Штирлиц и Советская Мата Хари. Елизавета и Василий Зарубины. Манхэттенский проект».

Фитин понимает, что без новой ударной силы, пробить стену секретности, которой окружили учёных, инженеров, работающих там, не удастся, и направляет в Америку дополнительные разведывательный десант.

Фитин добился того, что в Соединённые Штаты был направлен Квасников, который возглавил группу сотрудников, работавших в сфере получения информации о работах по созданию атомной бомбы. И резидентура работала очень активно. Это была одна из основных её задач в США. И опять расчёт Фитина оказался верен!

США. Леонид Романович Квасников – начальник отделения научно-технической разведки, один из инициаторов начала работы внешней разведки по атомной тематике. Герой Российской Федерации, полковник. /фото переснято и реставрировано мной, изображение взято из архива КГБ-ФСБ/

От этой новой группы разведчиков, которых возглавил Леонид Квасников, в Москву пошёл мощный поток научной информации и технической документации по атомной проблематике. Количество секретных документов, получаемых от американской научно-технической резидентуры и резидентур в Англии и Канаде, было так велико, что не хватало квалифицированных работников для их первичной обработки и перевода.

Все материалы отдавались Курчатову. Бывали месяцы, и Курчатов сам об этом писал, когда у него на столе скапливалась до 3000 страниц вот такой информации. Вы представляете, насколько благодаря советским атомным разведчикам и их начальнику Фитину удалось глубоко проникнуть в Лос-Аламос и в Ок-Ридж.

Вид с воздуха на Лос-Аламосскую национальную лабораторию. /фото реставрировано мной, изображение взято из открытых источников/

Эти усилия внешней разведки, за которыми стояли самоотверженность и организаторские способности Фитина, его интуиция и талант аналитика, дали свой результат.

Получаемая разведкой информация о том, на какой стадии находится работа на секретных объектах в Соединенных Штатах, очень помогла нашим учёным своевременно, даже раньше намеченных сроков, создать атомную бомбу. И повод торопиться с разработкой собственной атомной бомбы, что так хорошо понимал и чему постоянно способствовал Фитин, у Советского Союза был. История очень быстро доказала это.

Июль 1945 годаПотсдамская конференция. Главы трёх стран-победительниц обсуждают послевоенное мироустройство. Однако американский президент Трумэн чувствует себя хозяином Мира. Он получил секретную телеграмму с коротким сообщением: «Ребёнок родился». Это означало, что испытание первой в мире атомной бомбы на ядерном полигоне Аламогордо прошло успешно.

Потсдамская конференция проходила с 17 июля по 2 августа 1945 года. На фотографии: У. Черчилль, Г. Трумэн, И. В. Сталин. /фото реставрировано мной, изображение взято из открытых источников/

Отныне у США есть супероружие. Трумэну не терпится увидеть, как Сталин отреагирует на это. Через переводчика он сообщает, что Соединенные Штаты создали оружие небывалой разрушительной силы. Однако Сталин остается невозмутимым и не проявляет интереса к сказанному. Трумэн недоумевает: может быть, Советский Лидер просто не понял, о чём идёт речь. Но Сталин прекрасно осведомлён об американской атомной бомбе. По возвращению в резиденцию он звонит Курчатову и просит ускорить работы.

Фитин лично передавал всю секретную документацию Курчатову. Сам Курчатов неоднократно подчеркивал, что именно благодаря документам, полученным от Фитина, удалось осуществить то, что мы достигли огромных результатов в советском атомном проекте. Заслуга Фитина в создание ядерного проекта бесценна!

Но ревность Берии не знала границ. В 1946, за 3 года до взрыва на Семипалатинском полигоне, по личному распоряжению Берии генерал-лейтенант Фитин был внезапно освобожден от занимаемой должности и направлен заместителем уполномоченного Министерства госбезопасности в Германию. Затем опять понижение, его назначают заместителем начальника Управления Министерства госбезопасности по Свердловской области, потом переводят в Казахстан.

Это самая загадочная часть биографии Фитина. Считается, что так Берия посчитался со строптивым начальником внешней разведки за то, что тот оказался прав насчёт сроков начала войны.

1945 год. Павел Михайлович Фитин – советский государственный деятель, руководитель внешней разведки СССР. Генерал-лейтенант. /фото переснято и реставрировано мной, изображение взято из архива/

В 1946 году Павел Фитин оказался в Германии. Здесь у немцев за годы войны скопилось приличное количество урана. Советские представители довольно активно вывозили из Германии оборудование, специалистов, причём высококвалифицированных и в первую очередь работавших по созданию атомного оружия. И Фитин решал именно эти задачи.

После Германии он попадает в Свердловскую область, где в закрытом городе Свердловск-45 с конца сороковых велись работы по электромагнитному разделению изотопов урана. Затем он был переведен Министром госбезопасности Казахстана. Это тоже продолжение той же атомной цепочки. В Казахстане Семипалатинский атомный полигон.

29 августа 1949 года в 7:00 утра на Семипалатинском полигоне произошло успешное испытание первой в СССР атомной бомбы. /фото реставрировано мной, изображение взято из открытых источников/

Первый советский ядерный взрыв был произведен на Семипалатинском испытательном полигоне в 7:00 утра 29 августа 1949 года. Мощность бомбы составила более 22 килотонны. Ослепительно яркая вспышка озарила сонную, почти уже осеннюю степь. Через 30 секунд ударная волна подошла к командному пункту. СССР передал четкий сигнал американцам, что их монополии на ядерное оружие отныне не существует.

Кстати, идея закрытых городов принадлежит именно Фитину. А, как известно, всякая инициатива наказуема исполнением. Фитинг стал исполнять эту важнейшую задачу – обеспечение безопасности нашей атомной программы.

В 1970 году Фитин в воспоминаниях напишет о своих встречах с Курчатовым:

«В послевоенные годы мне на протяжении почти 5 лет пришлось заниматься вопросами, связанными со специальным производством и пуском урановых заводов. И в этой связи вновь неоднократно встречаться с Курчатовым».

Однако продолжить работу на этом поприще, Павлу Фитину было не суждено.

Мавзолей. Похороны Сталина. /фото реставрировано мной, изображение взято из открытых источников/

1953 году сложилась сложная ситуация. Умер Сталин, и начались политические игры за руководство страной. Что произошло далее, многие знают. Удержать власть Берия не смог, и Хрущёв с помощью Жукова устранил конкурента Берию и стал властвовать. А весь ближний круг Берии были арестованы и репрессированы.

Павел Михайлович никогда в ближний круг Лаврентия Берии не входил. И Фитина арестовывать не стали. С ним поступили по-другому. Герой войны генерал-лейтенант Фитин был уволен из органов с формулировкой: «по служебному несоответствию» даже без назначения военной пенсии. Тот период работы Фитина было предано забвению.

Какое-то время Фитину удалось проработать в Министерстве Госконтроля, куда бывшие сослуживцы помогли ему устроиться главным контролёром. Последние годы своей жизни он возглавлял фотолабораторию в Доме Дружбы народов СССР с Зарубежными странами. О том, что он был начальником внешней разведки, об этом практически никто не знал.

В советские времена официальная история так и не вспомнила Фитина. Не случилось это и позже, в девяностые. Произошла определенная историческая несправедливость. Наградили, например, того же Квасникова посмертно, как и Владимира Барковского, Александр Феклисова, американец Коэн тоже получил звание Героя, но уже России. Это было в середине девяностых, а о Фитине не вспомнили.

7 ноября 1971 года. Последняя фотография Павла Фитина. Павел Михайлович с внуком на Красной площади. /фото реставрировано мной, изображение взято из открытых источников/

Ну как можно не вспомнить о человеке, благодаря которому вся эта атомная разведка и закрутилась?

По моему глубокому убеждению, Фитин создал действительно внешнеполитическую разведку со всеми теми направлениями её деятельности, которые существуют и сейчас. И в том, что удалось переиграть не только спецслужбы Третьего рейха, но и в принципе, наших заклятых «союзников», у которых удалось выяснить и атомные секреты, и предупредить их от нежелательных переговоров с Германией. И то, что удалось быть в курсе дел на Дальнем Востоке, всё это и многое другое – это заслуга внешней разведки, которой руководил Павел Фитин.

Памятник П. М. Фитину, руководителю внешней разведки СССР. /фото реставрировано мной, изображение взято из открытых источников/

Историческую справедливость в отношении легендарного руководителя внешней разведки Павла Фитина удалось восстановить только в наше время.

Есть такая фраза: «История рассудит!». Прошло 70 лет, и история рассудила. Стоит памятник Фитину в городе Москве у здания Службы внешней разведки. Фитин возвращается в нашу память и в нашу историю.

Екатеринбург. Мемориальная доска Павлу Михайловичу Фитину. /фото реставрировано мной, изображение взято из открытых источников/

В феврале 2020 года постановлением Московского правительства проезд с поэтическим названием N 5063 превратился в «Улицу Павла Фитина». А вершина на хребте Соудор в Республике Северная Осетия – Алания из безымянной стала горой Павла Фитина.

Смерть по не разглашавшимся причинам настигла руководителя внешней разведки Советского Союза в декабре 1971 года. В день похорон у могилы на Введенском кладбище собрались члены семьи и друзья.

Москва. Введенское кладбище. Могила Павла Михайловича Фитина. /фото реставрировано мной, изображение взято из открытых источников/

Считаю, что лучшей памятью для генерала Павла Михайловича Фитина является то, что созданный при его помощи «ядерный щит» до сих пор служит гарантией того, что Россия была, есть и будет!

Спасибо Вам, Павел Михайлович!..

Вечная память честным чекистам!..

© Дутов Андрей

Спасибо, что дочитали. Друзья, если Вам понравилась статья, прошу Вас поставить лайк. Не забывайте подписаться на мой канал, а также делиться статьёй со своими друзьями в Одноклассниках и ВКонтакте!
Чтобы поддержать канал монетой звонкой перейдите по ссылке: https://yoomoney.ru/bill/pay/elLSbgGyGuo.220925
или можно по номеру карты Сбербанка: 2202-2056-7383-9921
Отдельное и огромное спасибо тем, кто помогает каналу!

Related posts

Leave a Comment