Хроника Горбачева!

"Единственный способ сделать что-то очень хорошо – любить то, что ты делаешь." Стив Джобс ©

Хроника деяний Горбачева в годы перестройки (судить нельзя помиловать!)

На внеочередном пленуме ЦК КПСС 11 марта 1985 года Михаил Горбачев был избран Генеральным секретарем партии. С этого момента началась его разрушительная деятельность на высшем политическом посту… Однако постойте. С чего это мы взяли, что именно “разрушительная”, как об этом твердят на каждой скамейке у подъезда? Хроника показывает, что злого умысла не было. Судите сами.

Даешь “ускорение”

Не проходит и месяца, как уже 23 апреля Горбачёв объявляет о переходе страны к “ускорению” социально-экономического развития. До этого при Леониде Ильиче, как многие наверно помнят, период назывался “застоем”. Производительность труда не росла, зерно и джинсы покупали за границей, хорошую жизнь видели только в западном кино.

Нет, может, конечно, кому-то и нравилось бездельничать на работе или обвешивать покупателей в колбасном отделе, но, в целом, с таким положением вещей мириться было опасно. Ещё пару лет паразитирования на достижениях предков и всё могло кончиться крахом.

Короче, Горбачёв придумал взбодрить темпы нашего роста путём (внимание, цитирую) интенсификации экономики и ускорения научно-технического прогресса, перестройки управление и планирования, структурной и инвестиционной политики, повсеместного повышения дисциплины и прочее.

Говоря конкретней, новый партийный босс хотел провести технологическую модернизацию народного хозяйства, отыскать скрытый потенциал работников за счёт их человеческого фактора и оздоровить обстановку в быту путём резкого уменьшения пьянства.

Ты помнишь, как все начиналось...

А мы тут причем?

Кто с этим был в то время не согласен? Все? Ответ не верный! Нормальные люди Горбачёва тогда поддерживали. Им казалось, что “человеческий фактор” будут активизировать у соседа, а их самих “ускорение” ни капельки не коснётся. Как в кино – смотришь, люди впахивают, бьют трудовые рекорды… И выходишь после сеанса довольный, как будто это ты сам потел в забое и бегал взмыленный по экрану.

В сущности, оно (ускорение, то есть) нас и не коснулось. Четыре года мы хлопали глазами и ждали, когда польётся с неба дождь обещанного изобилия. А какие были намечены планы, какие ожидались результаты! Помните, на 27 съезде КПСС? Нам обещали золотые горы.

Нужно было только отделить всей страной туловище от стульев и кресел и начать эти планы претворять. А мы вместо этого ждали чуда и потихоньку разочаровывались в Горбачёве. Да ещё проклинали антиалкогольную кампанию, потому что так с пьянством не борются, это уж точно.

Негативные явления не исчезают

А “негативные явления в социально-экономическом развитии общества” всё нарастали. Золотовалютные резервы таяли на глаза. Производительность труда не росла, хоть тресни. 25 июля 1986 года в ходе поездки на Дальний Восток Горбачёв с удивлением обнаружил, что “чиновная знать инстинктивно или сознательно игнорирует перестройку”.

В начале 1987 года голову поднимает Борис Ельцин. Начинает гнуть свою линию. Но, по сути, он прав:

“Оценки состояния перестройки в стране завышены. Во многих эшелонах не произошло ни оздоровления, ни перестройки. Критика пока идет в основном сверху вниз…”.

А кто виноват, если всем всё равно? Кто виноват, если нефть обвалилась в два раза и деньги на зарплаты приходиться занимать в коммерческих банках за бугром? Конечно, Горбачёв. Кто же ещё.

Бей партократов

На пленуме 27 января 1987 года от безысходности Горбачев формулирует задачу “перестройки общественных отношений”, чтобы бороться с проявившимся “механизмом торможения”. То есть с партократами из ЦК и обкомов, которым всё и так хорошо. Хочешь бороться с партийной верхушкой – обопрись на народ! И Горбачёв провозглашает курс на “строительство социализма с человеческим лицом”. Это, дескать, возврат к идеалам Октября. К ленинским заветам. Ага!

Так появляется “гласность”. 18 мая исполком Ленсовета ввёл в городе разрешительный характер проведения митингов и уличных шествий. В Москве принимается Закон СССР “О всенародном обсуждении важных вопросов государственной жизни”. Массы приобретают вкус к политике. Многие выходят на улицы и постепенно втягиваются в политическую возню. Электорат кучкуется по предпочтениям – от монархистов до декабристов.

Самым обиженным приходит в голову, что Россия угнетается Советским Союзом почём зря. И что другие республики тоже угнетаются. Ну, угнетались, если вам так нравится. Берите, ешьте. Сытнее стало!? Не рефлексировать надо, а вместе как-то вытряхиваться из этой… дыры под названием социально-политический, экономический и экзистенционально-ментальный кризис. Только вот как? Никто не знает. Вернее, знаю все. Точнее, делают вид, что знают. Но кричат громко.

Михаил Горбачёв - с его именем связывают распад СССР

P.S.

Те самые массы, которые всю перестройку ждали манны небесной и пальцем не хотели ударить ради улучшения своей жизни, дождались, наконец, того, что страна затрещала по швам. Но он же – Горбачёв же – с самого начала говорил – ускоримся, выживем. А не ускоримся – полетим все вместе, как фанера над Парижем! Вот и не ускорились, не перестроились. И полетели… И летим до сих пор, каркаем.

Горбачёв всё делал правильно. Были у него недостатки – болтал слишком много. Но, кто ж не без греха? Одного он не знал, что СССР – это изделие монолитное, перековке не подлежит. Или пользуйся тем, что есть, или… терпи и пользуйся тем, что есть. Почему-то в высших партшколах таким премудростям не учили. А зря…

Источник

Related posts