Ходаковский: Всё, чем больны мы — больна и армия, только сильнее…

"Я уверен: нельзя позволять, чтобы тебя остановило убогое словцо «нельзя»." Ричард Брэнсон

Ходаковский: Всё, чем больны мы — больна и армия, только сильнее…

Ходаковский: Всё, чем больны мы — больна и армия, только сильнее | Русская весна

Командир батальона «Восток» в составе МВД ДНР, экс-командир донецкой «Альфы» Александр Ходаковский («Скиф») в своём авторском Telegram-канале поделился мнением о том, что проблемы в армии являются отражением изменившегося общества.

«Есть вещи, за которые несёт ответственность военное ведомство, и это, прежде всего, та итоговая бумажка о состоянии и потенциале противника, которая легла на стол Верховному и с которой всё началось. С другой стороны и она — тоже не сам в себе продукт: вот представьте, что доклад о противнике лёг бы объективный — противник, дескать, достаточно сильный. Всё равно прозвучал бы встречный вопрос: так мы, получается, после стольких лет вливаний в армию — слабее? Никто не ответил бы, что, как-минимум, не намного сильнее без специальных мер.

Потом был первый этап, когда мы следовали самовнушению, что противник слаб и готов поднять руки. Принимались в силу этого такие дикие решения, что удивительно, как мы сумели отхватить вполне приличные территории — видимо, противник все-таки опешил на какое-то время от нашей наглости, да и многие наши низовые командиры и личный состав оказались на высоте, — давайте вспомним, хотя бы, Гостомель…

Но под каким углом ни смотри на армию, изучая её изъяны — приходишь к выводу, что все проблемы имеют корни в новом мышлении общества, в новых ценностных ориентирах. Не может общество жить, полузабыв, что такое Родина, погрузившись в потребительство и вернувшись к состоянию «хлеба и зрелищ», а армия при этом будет отдельным анклавом, где будут процветать самопожертвование, самоотдача, высокие мотивы, бескорыстие — и ходят такие по Российской земле военные с иконописными ликами и нимбами по окантовке офицерской фуражки…

Всё, чем больны мы — больна и армия. Только там это ещё сильнее, потому что там «непроветриваемое помещение», и все бациллы, попадающие из общества в армию, там множатся интенсивнее. Когда мне в четырнадцатом году сказали, что нас приписали к ЮжВо, и это плохо, потому что он самый коммерческий — я стоял и минуту переваривал информацию… Округ? Коммерческий? А потом сам все увидел и понял: когда пришло время передавать наши ополченческие соединения под командование кадровых военных из ЮжВо — мне прислали нового начштаба бригады.

Он повёл себя так, что все в бригаде просто охренели: например, на заявках на дополнительное БК для уходящих на боевую задачу он размашистым почерком писал «на…я? » Через две недели в Луганске местная военная полиция поймала каких-то военных, которые тащили колонну с металлоломом на продажу — ими оказались подопечные этого нового начштаба, которых он успел уже где-то найти и пристроить на свободные вакансии в разведроту. Он создал бизнес-подразделение, и такое стало довольно распространенным явлением.

Так что это, как не утрированная иллюстрация нового состояния общества, мораль которого сформировалась в постразвальные годы? Какой мотивации от армии можно ждать, когда все болячки общества проросли в ней махровым одеялом? Отсюда и пятисотые, отсюда и всё остальное — отсюда и генералы, у которых есть внуки, которых нужно обеспечить, потому что кто о них позаботится?»

История создания Змеиногорска уходит своими корнями в эпоху Петра I, неуемная энергия легендарного императора стала причиной возникновения города. В результате войны со Швецией Россия не смогла больше приобретать шведское железо – лучшее в Европе. Единственным выходом в сложившейся ситуации была добыча собственного железа. В 1697 году поступило распоряжение Петра о разведке всевозможных руд. Началось освоение предгорий Алтая.

релевантная информация:

Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
Post Type Selectors
Search in posts
Search in pages

мысли на память:

"Пришел я к горестному мнению от наблюдений долгих лет: вся сволочь склонна к единению, а все порядочные — нет. Игорь Губерман"


Первые сведения о рудах Алтая были получены в результате находок древних, давно забытых горных выработок. Рудные месторождения, открытые в Алтайских горах много веков тому назад неизвестным народом, дали толчок к открытию в начале XVIII в. нового для России рудного района.
Основными поисковыми признаками, которыми пользовались русские рудоискатели, долгое время являлись древние выработки. По ним были найдены многие крупные месторождения и основаны крупные рудники. Старые выработки, пройденные в далеком прошлом, получили название «чудских» и этот термин твердо укоренился и употребляется до настоящего времени.
Вот что писал о древних горных работах на Алтае в 1764 г. Иван Лейбе, бывшим в то время управляющим Змеиногорским рудником, в записке посланной им в Петербург М.В.Ломоносову: «На 100 и более верст около Змеевского рудника редкая гора находится, в которой они (т.е. древние рудокопы) приисканию металлов труда не приложили и в разных местах знатные работы не производили». Здесь на берегу речки Змеевки, сообщает Лейбе, имелся отвал, оставшийся на месте обработки руды. Отвал переработанной в древности руд был вытянут более чем на сто саженей (более 200 м.), и так как этот рудный овал еще содержал золото, то во времена Лейбе его посчитали выгодным пустить на переработку.

Related posts