"Преданья Старины Глубокой…"

"Делай что можешь с тем что имеешь там где ты есть." Теодор Рузвельт

“Преданья Старины Глубокой…”



Змеиногорск. Какое странное, и завораживающее воображение, название. Этот удивительный и полный загадок городок расположен на юго – западе Алтайского края. Змеиногорск сыграл важную роль в истории горнозаводской промышленности России, став известным центром геологической и инженерной мысли. Прошлое Змеиногорска таково, что порой не догадаешься сразу, где кончаются легенды и где начинается быль. Сохранилось немало документов, повествующих о зарождении Змеиногорска, его былой славе. Но исследователи 18 века в своих работах чаще всего использовали устные источники – рассказы старожилов и исторические предания, которые бытовали в среде местных горных офицеров. И конечно, авторы рисовали прошлое таким, каким оно виделось современникам. Нередко достоверные факты смешивались с домыслом или вовсе подменялись предвзятым вымыслом, который соответствовал оценкам того времени. Это создавало вполне объективные предпосылки для появления в работах исследователей неверных, а порой и просто легендарных сведений. До сих пор невозможно с полной точностью назвать ни дату основания Змеиногорского месторождения, ни кто является его первооткрывателем. В науке нет единого критерия относительно того, с чего начинать отчёт существования того или иного населённого пункта. Чаще всего основанием для этого служит первое упоминание о нём в летописях или документах, правительственные указы о его строительстве, донесение с мест о постройке города или крепости и т.д. Поскольку открытие и разведка Змеиногорского месторождения затянулась на десятилетия, то и отправных дат его образования несколько. На данный момент официальная дата – 1736 год. И она имеет достаточно оснований считаться точкой отчёта истории. Особенностью Змеёвского месторождения были необычные по своим масштабам следы древних горных работ. Это говорит о том, что искать в недрах земли полезные ископаемые на территории Змеиногорского района человек начал не сто и даже не тысячу лет назад. Первооткрывателем рудного района на Алтае считается древний народ, о котором мы почти ничего не знаем. Он жил и трудился на Алтае многие века. Слово «чудь», «чудин», «чудак» пришли в Сибирь вместе с русскими переселенцами. Означало оно название народа, проживающего на Руси, самого загадочного и таинственного из всех его многочисленных народов. Название его затянуто плотной пеленой мистического мрака, такого плотного, что его никто не пытается разогнать светом современных знаний, так как этот свет сразу меркнет перед подземной мглой. Академик П. А. Палас, посетивший Змеиногорск в 1771 году писал: «…мы не получаем столько ясности, чтобы могли заключить, кто собственно были сии, так называемые Чуды или Чудаки, как они по всей Сибири живущими Русскими народами имянуются? Сии догадки может быть стихотворческия…» Легендарной чуди приписывалась искусность в металлургии и ремёслах. Но все предания о ней заканчивались указаниями на её бесследное исчезновение: «ушли неизвестно куда». На Алтае уход чуди связывался с одновременным появлением «белой берёзы» и «белого царя». Способ ухода назывался однозначно – под землю. В одних легендах чудь скрывалась в собственных копях, в других – погребалась в жилищах, навалив на крышу каменьев и подрубив опоры. Николай Рерих, посетивший Алтай в 20-х годах, приводит слова старика-старовера: “Когда Белый царь пришел Алтай воевать, и как зацвела белая береза в нашем краю, так и не захотела Чудь остаться под Белым царем. Ушла Чудь под землю и завалила проходы каменьями. Сами можете видеть их бывшие входы. Только не навсегда ушла Чудь. Когда вернется счастливое время, и придут люди из Беловодья, и дадут всему народу великую науку, тогда придет опять Чудь, со всеми добытыми сокровищами” (Рерих Н.К. Избранное. М., 1979, с. 179). И по сей день мы видим следы этих древних выработок. Штольни, составляя неотъемлемую часть ландшафта, остаются как бы и незамеченными местными жителями.
В 25 км от города Змеиногорска находится удивительное по своей красоте озеро Колыванское. На его берегу обнаружено поселение древних металлургов конца 3 начала 2 тыс. до н. э. Среди остатков жилых построек археологи обнаружили 9 плавильных ям, очаг – «горн», обломки орудий и приспособлений.
И первая шахта Змеиногорского месторождения – Комисская начиналась как раз «по старой чудской копи». (док. 48). Эта разработка уходила вглубь горы почти на 10 сажень, причём древние горняки добывали в ней мягкие охристые руды жёлтого цвета. «Уже старательные чудские горняки раскрыли эту жилу, насколько это позволяли их технические средства, ведь они работали без железных инструментов и без пороха. Там находят не только могилы, заваленные камнями, там найдены так же пропитанные солями металлов кости, засыпанного в забое чудского рудокопа, у которого был при себе заполненный охрами кожаный мешок с богатым содержанием золота и серебра. Местами попадаются так же инструменты, медные обушки и кремнёвые кайла из галек. Хотя эти трудолюбивые первобытные народы и не могли работать на большой глубине, они всё – же ставила крепи, так что в верхних слоях Змеёвой горы обнаруживаются эти крепления, покрытые медной зеленью, а также тонкими отложениями самородного серебра и золота, как будто покрытые инеем.» (Из книги Г.М. Ренованца «Минералогическое путешествие по Алтайским горам» с описанием Змеёвского рудника 1788г). Вот в этих чудских разработках на Змеёвой горе и отыскал медные руды Степан Коростылёв со своими товарищами. И 16 февраля 1726 года медные руды Змеёвой горы передались в пользование уральскому промышленнику Акинфию Демидову. Берг – коллегия утвердила его право на разработку всех заявленных им алтайских месторождений. Чиновники главного горного ведомства приняли решение: «..Велеть ему, Демидову, те медные руды добывать и копать…и удобной к тому медный завод и всякое заводское строение строить, где он пристойное место сыщет по своему рассмотрению». (док. №8) О серебре и золоте, скрытых в недрах этой горы, ни Демидов, ни горные власти тогда ещё ничего не знали. Так откуда же Змеиногорск получил своё название? Есть несколько литературных источников, подтверждающих, что названию главного серебряного месторождения Алтая Змеёвым, а затем Змеиногорским послужила Змеёвая гора, которая с незапамятных времён славилась страшным количеством ядовитых змей, что считалось, по преданию, признаком рудного богатства. Михаил Розен, автор книги «Колывань и гора Змеиная», приводит размышления И. Шлаттера, опубликовавшего в 1760 году книгу по рудному делу и поискам руд. Тот писал, что скопление змей и ящериц, якобы указывающее на богатые руды, вообще считается признаком несерьёзным и необоснованным. Однако же указания при Колывано – Воскресенских заводах ясно доказывают, «..что сего вовсе опровергнуть не надлежит, ибо множество змей, находящихся там, на горе золотой и серебряными рудами изобилующей, от которой и оная гора Змеёвой названа, есть явное свидетельство, что такие гады больше водятся в тех местах, где золотые и серебряные руды находятся». Впрочем, существует и более прозаичное название того, почему «такие гады» водились на Змеиной горе. Просто они находили приют и благоприятные условия для зимней спячки в древних выработках, оставшихся здесь с незапамятных времён.
О рудных богатствах Змеиной горы ходили упорные людские слухи, складывались легенды. Невысокая, с безлесными отлогими скатами. Венчают её несколько складок с выходами синих, красновато – бурых, жёлтых камней с чёрными извилинами расщелин. «Почти вся Змеёвская гора подобна великому, горами покрытому сланцовому ярусу, который состоит из множества богатых руд содержащих в себе золото, серебро, медь, свинец также олово, арсеник и серу…» – писал П. А. Палас. В летние солнцепёки гора кишела змеями. Они порой сплетались в тугие живые клубки. Говорили, что под каменным покрывалом горы реки расплавленного золота и серебра. Но к ним не было доступа смертному человеку. Зорко охранял сокровища Горный Змей, живущий в пещерах и старых штольнях. Видели его, якобы, редко, чаще встречали следы: «будто бревно через дорогу протащили». От одного его пронзительного свиста всё живое превращалось в прах. В человеческом воображении не было силы, которое повергло бы чудовище. Люди с опаской и душевным трепетом обходили Змеиную гору. Но притяжение золота и искренняя вера в Горного хозяина, который «ежели что, заступится», было сильнее. В 1876 году А. Брем во время путешествия по Алтаю в «Заметках о Змеиногорске» писал: «… Чтобы определить, правы ли были германские горные специалисты, работавшие здесь в прошлом веке, когда они дали этому месту название «Змеиной горы», мы попросили нескольких, ныне безработных горняков достать нам змей. Несмотря на дождливый день с грозой, нам вскоре принесли больше змей, чем нам было нужно, среди них были гадюки, наша гадюка и ещё один близкий к ней вид, который мы не могли сразу определить. Я упоминаю этот факт, главным образом, для того, чтобы подчеркнуть, что ловцы обращались с ними предельно халатно и жестоко. При ловле их зажимали в расщепленную палку, но в основном с ними обращались так, как будто не знали, что у них есть ядовитые зубы. Многих здесь покусали змеи, но люди полагают, что помазав укус дёгтем, можно избежать неприятных последствий, поэтому на такие вещи не обращают внимания». Но со временем, в связи с всё большим заселением этого места людьми, количество змей уменьшилось, и на данный момент они встречаются не так уж часто.
Судьба Змеиногорского месторождения складывалась из взлётов и падений. Трижды он открывался и закрывался снова. Первооткрывателем змеиногорских серебряных руд можно считать Фёдора Лелеснова. Он связывал начало промышленной добычи руды на Змеёвой горе со своим «объявлением» в Колыванскую заводскую контору. В ноябре 1769 года он рассказал об этом заброшенном с 1736 года месторождении и о многих подробностях, связанных с открытием золота и серебра на Змеёвой горе. Крепостной Акинфия Демидова показал «со Змеёвой горы камешки со знаком самородного серебра и золота» горному управляющему Филлипу Трейгеру. Вместе с тем необходимо подчеркнуть, что Лелеснов не стал бы первооткрывателем, не окажись рядом Филлипа Трейгера, имевшего опыт разведки серебряного месторождения на Медвежьем острове и сумевшего отличить действительно драгоценную руду от множества ложных образцов, которую нередко объявляли местные рудоискатели. Долгое время доношение Ф. Лелеснова было столь же знаменито, как и неизвестно историкам. Писатель и краевед П. А. Бородкин использовал рассказ рудознатца при создании своей повести «Тайна Змеиной горы». По преданию Змеиногорский рудник при его первоначальной разработке был так богат самородным серебром, что несколько работников были заняты тем, что выбирали серебро из руды. Каждый работник был обязан набрать за смену полную рукавицу серебра. Что же представлял из себя наш город в те времена? Расположение любого населённого пункта всегда определяется такими природными факторами, как геологические и географические. Для Змеиногорска исключительную роль сыграли геологические факторы. Ему самой природой была отведена роль города горно – рудного производства. Но всё – таки первое поселение на Змеёвой горе возникло не как промышленный посёлок, а как оборонительное укрепление, построенное для защиты рудника от возможного нападения кочевников. Судя по всему, первыми жителями Змеиногорска были служилые, посменно охранявшие новозаведённые крепость и рудник. Это поселение не исчезло, именно из него вырос промышленный посёлок Змеёв. Первая Змеиногорская крепость, построенная из дерева в 1745 году, стояла рядом с первой на Змеиногорском месторождении шахтой Комисской. Имела она прямоугольную форму с размером сторон 43 на 30 метров. Была ориентирована наибольшим измерением в северо – западном направлении. В каждом углу – бастион. Непонятно, что можно на площади 1290 метров разместить из того, что принадлежало бы охране. Вторая крепость, заложение которой состоялось в июне 1749 года, полностью отвечает приведённому определению. Она долго строилась, расширялась. В конечном счёте в её очертания попали все разносы (карьеры), шахтные сооружения Змеиногорского рудника и другие ответственные постройки (контора, жилые дома основного начальства, церковь, казармы охранной службы, склады). По форме она представляла прямоугольник, несколько вытянутый в широтном направлении. Стены представляли собой земляной (глиняный) вал с небольшим рвом и заплотнением в виде деревянных столбов. Крепость была оборудована небольшими каменными и деревянными бастионами. Если не все, то некоторые из них имели пушки. Оттого, что первый бастион был оснащён пушкой, то это место стали называть Батарейной сопкой. К концу 18 века крепость прекратила своё существование. К этому времени на месторождении были построены все основные выработки. Среди них, прежде всего, следует отметить водоотливную Крестильную штольню, Екатерининскую, Преображенскую, Вознесенскую шахты.
Рудник со временем расширялся. С каждым годом требовалось всё больше работников. Труд на руднике был тяжёлым, порядки жесткие. Направление на Змеиногорский и другие рудники считалось одним из тяжелейших наказаний, которому подвергались провинившиеся в чём – либо приписные крестьяне и другие люди, находившиеся в ведение Колывано – Воскресенского горного округа. При каждом очередном наборе рекрутов из приписной деревни деревенские парни больше всего боялись направлению на рудники, сопротивлялись этому при малейшей возможности. Также широко применялся труд каторжан и разного рода арестантов. На рудоразборных работах использовался детский труд. Практически все работы по добычи и подъёму руды на поверхность велись в ручную, а если и применялись механизмы, то с мускульными приводами. Тяжело было работать в забое, но еще больше изматывала людей работа у водяных насосов. Ее нельзя было прекратить, нельзя было делать даже коротких передышек. Проходка забоев производилась металлическими бурами, клиньями, кайлами, направленными взрывами пороха. Выработки крепились деревянной крепью или пустой породой. Нередко добыча руды велась рабочими по колени в воде (в том числе и зимой). Рабочий день на руднике начинался со звона колокола. Возле конторы рудника был поставлен столб, «на коем повешен для битья с работы и на работу медный колокол и над тем колоколом покрыто тёсом небольшим шатром». Нарушителей дисциплины, нерадивых, а тем более беглых наказывали самым жестоким способом: прогоняли сквозь строй, садили на гауптвахту, переводили на самые тяжёлые работы. Тяжёлые условия труда, суровая палочная дисциплина, скудное питание, плохие жилищные условия приводили к массовым заболеваниям. Многие рабочие далеко не всегда выдерживали тяжесть наказаний. Недобрую память в народе оставила Пригонная сопка, где под барабанный бой по выходным секли провинившихся. Доведённые до отчаяния рабочие совершали преступления, чтобы попасть на каторгу и таким путём вырваться из рудника. По своему техническому уровню, степени механизации горных и обогатительных работ Змеиногорск во второй половине 18 века стал одним из ведущих горных предприятий России. Нигде в мире, кроме Колывано – Воскресенских заводов, не было построено такого грандиозного и столь механизированного предприятия, как Змеиногорская гидросиловая установка. Змеиногорские силовые установки по своему техническому уровню, оригинальности решений были лучшими в России, соответствовали и даже превосходили мировой уровень в области гидротехники того времени. Поэтому – то Змеиногорский рудник в 18 веке стал своеобразной кузницей кадров, «подлинной школой для всех молодых гидротехников и механизаторов и вообще для тех, кто работал в горной промышленности». Змеиногорский горно – рудный комплекс издавна привлекал внимание российских и зарубежных исследователей: к настоящему времени опубликованы десятки больших и малых книг, статей и буклетов. Во второй половине 20 века государство обратило внимание на историческое, культурное, научное значение Змеиногорска и необходимость сохранения и использования его наследия. В государственном списке памятников истории и культуры Алтайского края по г. Змеиногорску значится 45 памятников, в том числе: истории – 26, архитектуры – 19. К сожалению, в настоящее время большинство построек города, представляющие собой историческую и культурную ценность, оказались бесхозными. Кирпичные постройки, являющиеся редкими памятниками промышленной архитектуры 19 века, подвергаются быстрому разрушению. Вопрос охраны, восстановления и использование памятников для города, техническое состояние отдельных объектов неоднократно выносился на обсуждение. Змеиногорск принимал участие во Всероссийском конкурсе по отбору участников второго этапа реализации программы «Возрождение, строительство, реконструкция и реставрация исторических малых и средних городов России в условиях реформ» и был включён во второй этап реализации данной программы. И хочется верить, что город, которому «была высказана благодарность за редчайшие технические сооружения» обретёт новую жизнь и былую славу.
Что касается горы, давшей имя руднику и городу, то в наиболее ранних русских документах 1725 – 1726 гг. она называется «Змеёвой горой». Такое название сохранялось и в 1730 годах. Первоначальное местное наименование рудника «Змеёвский» или «Змиевской». Среди документов Беера А. В. в 1745 году наряду с общеупотребительными «Змеёвая гора» и «Змиевая гора» появилось название «Змеиная гора». По прошествии десятилетий оно легло в основу официального наименования населённого пункта, хотя старожилы Змеиногорска до сих пор привычно называют свой город «Змеёв».
Город Змеиногорск, Змеиногорский рудник и Змеиногорский район расположены на территории, заселённой с эпохи палеолита – древнекаменного века. Границы этой территории естественно определяются в пределах Рудного Алтая, который является не только особой геолого – географической, но так же и особой горно – металлургической областью. С глубокой древности Рудный Алтай являлся своеобразной контактной зоной племён и народов,заселяющих равнины лесостепного Алтая, степи Казахстана, Горный Алтай. Человек стал заселять Рудный Атай около 70 тысяч лет назад, а в Змеиногорском районе древнейшие памятник археологии датируются 30 – ти тысячелетнм возрастом.
Здесь с древнейшихвремён (около 5 – 4.5 тысяч лет назад) в течение нескольких тысячелетий существовал крупный центр горно – металлургического производства, откуда цветные металлы и изделия из них поступали в соседние и более дальние регионы. По следам древних “чудских копей” и выработок были переоткрыты крупнейшие месторождения полиметаллов (Риддерское, Змеиногорское и др.). О древнейшем в Сибири и в Центральной Азии домашнем скотоводстве свидетельствуют находки на поселении древних металлургов и скотоводов Колыванское 1 (на озере Колыванском).
Именно в регионе Рудного Алтая возникали и существовали ярчайшие культуры древности и средневековья. До нашего времени сохранилась часть уникального археологического наследия Рудного Алтая – курганы, поселения, стоянки, древние выработки руд цветных металлов. Эти памятники археологии имеют особо важное научное и историко – культурное значение.
К важнейшим памятникам археологии относится поселение древнейших в Сибири металлургов и скотоводов Колыванское 1 и стоянка эпохи палеолита Колыванское 2 (15 – 30 тысяч лет назад). Эти памятники археологии расположены на берегу живописнейшего озера Колыванское в Змеиногорском районе, где размещено несколько зон отдыха. К тому же озеро Колыванское имеет статус памятника природы. По берегам этого озера расположены причудливые скалы.
В Змеиногорске на бывшей горе Змеиной находились древние выработки золота и серебра. Именно на местах древних выработок в 18 в. были начатырудные разработки русских, возникли крупные рудники. К примеру, Змеиногорский рудник в 18 в. давал основную часть российского серебра. Зачастую невозможно разделить археологические памятники древнего горно – металлургического производства и возникшие на их месте памятники истории горно – металлургического производства 18 – 19 в. С 2007 года в Змеиногорском музее истории развития горного производства функционирует зал “Рудный Алтай в древности и средневековье”, где на основе археологического материала представлена цельная региональная, древняя и средневековая история. Материал для этого зала, в основном, получен в результате археологических исследований памятников Рудного Алтая. Многие из этих материалов уникальны и составили бы гордость любого музея мирового уровня.

“Змеиногорский район…”

Территория Змеиногорского района претерпела сложную и многообразную историю развития. В далёком прошлом на месте района, как и всего Алтайского края, располагалось мелководное тёплое море. Начальные этапы формирования земной коры относятся к архейским и протерозойским эрам. В то время здесь господствовал геосинклинальный режим с нарушением которого, в конце палеозоя связаны мощные тектонические движения, колебания морского дна, вулканические процессы. Там, где сейчас поднимаются горы, было море, которое каледонской складчатостью было ликвидировано тектоническими движениями, нижнепалеозойские отложения были смяты в складки. Однако в девонское время земная кора вновь прогнулась. В последующие периоды, в конце палеозойской эры территория вновь поднимается, а герцинское горообразование заканчивается формированием гор. В это время были сформированы основные структуры фундамента Рудного Алтая.
С геологическим строением напрямую связаны полезные ископаемые. Они, наряду с историей формирования территории, могут представлять интерес для туристов. Говоря об ископаемых богатствах Змеиногорского района нельзя оставить без внимания поделочные камни. Алтай издавна славится ими. Выходы зелёной волнистой яшмы можно увидеть прямо у подножия горы Ревнюхи. В окрестностях деревни Саввушки можно собрать коллекцию крупных дымчатых хрусталей. Среди них встречаются небольшие кристалы прозрачного, как лёд, горного хрусталя.
Сложная геологическая история нашла своё отражение во внешенем облике района. В целом территорию района можно разделить две части: горную и равнинную. Рельеф восточной части Змеиногорского района – холмистый, гористый (отроги Колыванского хребта).,западная часть – преимущественно – равнина, относящаяся к Предалтайской равнине. Многочисленные впадины с озёрами,бугристые и грядовые формы рельефа создают внешний облик района.

Автор (на правах рукописи): Шокорова Лариса Владимировна



"Если тебе тяжело, значит ты поднимаешься в гору. Если тебе легко, значит ты летишь в пропасть. Генри Форд"

Related posts