Гибель Империи!?

Как императоры уничтожали промышленность в России!?

Когда «хрустобулочники» с пеной у рта доказывают о промышленной развитии в Российской Империи и клятых Большевиках, уничтоживших империю, никто почему-то не вспоминает о Сергее Ивановиче Мальцове, наиболее ярком представителе предпринимательского слоя дореволюционной России, который первым начал выстраивать в нашей стране так называемый «социально-ответственный бизнес» и о том, как этот бизнес был уничтожен царями….

Родился Сергей Иванович Мальцов в 1810 году в славной семье русских промышленников. Его отец Иван Акимович Мальцов перекупил у Демидовых целую отрасль – металлургические заводы в двух центральных губерниях. Он же основал в России производство по переработке сахарной свеклы (до этого экспортировался тростниковый сахар), к тому же стал основателем города Гусь-Хрустальный во Владимирской губернии.

Еще в юности Сергей Мальцов пошел на военную службу, которую оставил уже в 1853-м в чине генерал-майора, и после этого полностью погрузился в дела промышленные.

Сергей Иванович Мальцов, женат был на княжне Анастасии Урусовой. Отношения между супругами были сложными. Как отмечали современники, она не поддерживала мужа в его деятельности, тяготилась жизнью в «деревне». При дворе имя Анастасии Мальцовой звучало часто — как приближенной к императрице Марии Александровне, жене Александра II.

В 1798 году предприятие перешло Ивану Акимовичу Мальцову, при котором в России создается целая промышленная империя с центром в Дятькове. Дело отца в 1853 году продолжил сын Сергей. В мальцовском заводском округе на землях Калужской, Орловской и Смоленской губерний трудились 100 тысяч человек, производя машины всех видов, стройматериалы, мебель, сельхозпродукты и т.д.

Небольшой чугунный завод в селе Людиново Калужской области он превращает в крупнейший в Европе комбинат с огромным перечнем продукции: от рельсов – до кухонной посуды.

Там в 1870 году был построен первый русский паровоз-тяжеловоз, превзошедший лучшие французские и австрийские аналоги и получивший Большую золотую медаль на выставке в Москве.

Его купили казенные железные дороги России, и было таких построено 118 штук – огромное по тому времени число.

В том же Людиново Мальцов воздвиг судоверфь, где был создан и первый русский пароход с винтовым движителем.

В музее хрусталя в Дятькове можно увидать, каких высот он достиг и в этом промысле. Вершиной стали два хрустальные иконостаса для местных церквей, описанные современниками как «восьмое чудо света» – но вдрызг разбитые в последующих смутах…

Там даже ходили свои деньги, была своя полиция, своя железная дорога в 202 версты и своя система судоходства. Для содержания и развития своих владений Сергей Иванович Мальцов в 1875 году учредил Мальцовское промышленно-торговое товарищество с правлением в Дятькове.

Гибель Империи. Как императоры уничтожали промышленность в России

На территории мальцовских владений было то, что здесь действовала широкая сеть социальных гарантий, пособий, система образования, медицинского обслуживания. В 8-ми больницах работало 6 врачей и 15 фельдшеров, было 2 аптеки. Дятьковская больница на 50 коек располагалась в трехэтажном здании.

Во всех промышленных центрах мальцовского округа были школы с трехгодичным обучением, позже при Дятьковской и Людиновской школах были открыты воскресные классы для взрослых рабочих и детей. В техническом училище Людинова с пятилетним курсом обучалось 62 ученика — так готовились будущие специалисты для многочисленных производств и управляющие.

Механическая мастерская Мальцовского училища.

Для престарелых и одиноких были устроены богадельни, выплачивались пенсии вдовам. В.И. Немирович-Данченко писал: «…в голодные годы кормит народ, платит за него подати, поддерживает невыгодные производства, чтобы людям было чем кормиться, схватывается за всякое новое дело ради прогресса производительности, зная, что он не принесет никакой выгоды.

В 1874—1875 годах Мальцов по заказу Департамента железных дорог заключил договор на изготовление в течение шести лет 150 паровозов и 3 тысяч вагонов, платформ и угольных вагонов из отечественных материалов.

В новое дело С. И. Мальцов вложил более двух миллионов рублей, были построены мастерские, выписаны из Европы машины, построены печи Сименса для выплавки рессорной стали (ранее в России не производимой), приглашены мастера во главе с французскими инженерами Фюжером и Басоном.

И в этот момент чиновники из Департамента железных дорог разместили заказы за границей, ничем такого поступка не мотивируя.

Таким образом, на складах Мальцова к 1880 году оказалось готовой продукции на сумму 1,5 миллиона рублей. Для того чтобы как-то поддержать дело, Мальцов заложил свои крымские имения.

Жена Мальцова, фрейлина двора, прожигавшая жизнь с детьми в Петербурге, получавшая самое приличное содержание и не пропускавшая ни одного придворного бала, стала распускать слух, что ее муж сошел с ума. «Поет в мужицком хоре, тратит на этих мужиков все деньги».

И кончилась эта дрязга тем, что неверная жена Мальцова пала в ноги императрице с мольбой защитить от «спятившего мужа». Та перекуковала это императору – и по навету двух глупых баб самого, может, умного в России тех лет человека объявили сумасшедшим.

Иногда бурчал в кругу близких друзей: «Слышали? Под опеку меня… Знаете же вы мою жизнь. Жил как все, при дворе бывал. А этот двор, в лице жены Александра II, забрал мою жену: она подружилась с больной императрицей и бросила меня. Бунтовал – коситься начали.

«Забрал ребят, приохочивал к работе. Ничего не вышло: волком глядели, выросли – бросили. Шаркают там по паркетам, но это не беда, и я когда-то шаркал, а ненависть ко мне затаили».

«Жил я по-своему, а деньги посылал им, много они заводских денег сожрали и все мало. Выросли, поженились, и все им кажется, что с заводов золотые горы получать можно, не понимают, что если ты из дела берешь, то туда же и клади, всякое дело кормить надо. Тут еще Катя им глаза кольнула. Боятся, женюсь, и поторопились объявить подопечным – я-де самодур, выжил из ума, растрачиваю детское добро. Законным порядком этого бы им не провести, так через маменьку высочайшим повелением… Чуял я, что подведут они мину».

Для него это стало страшным ударом, но и после отдачи его под суд в 1882 году в качестве умалишенного он еще был готов «царапаться». Но в начале 1883 года он по дороге из Людиново в Дятьково попадает, как сейчас говорится, в ДТП – и с тяжелой черепно-мозговой травмой слегает на полгода в больницу.

Тем временем его семья, уже при Александре III, добивается признания его недееспособным с лишением всех прав на заводскую собственность.

Униженный и обворованный царским двором, он уезжает в свое крымское имение Симеиз, где и умирает 21 декабря 1893 года.

Жена с детьми подстать нынешним рейдерам выкачивают из его «империи» все оборотные средства и оставляют ее рабочих в нищих. И еще через несколько лет она приходит в необратимый упадок.

28 августа 1885 года обширное предприятие Мальцова, оцененное в 15,7 млн. руб. (англичане вскоре предложили купить его за 30 млн.), за долг перед казной в 3,3 млн. руб. было передано в ведение государства.

«Антикризисное управление» было настолько эффективным, что долг перед казной за 4 года возрос до 7,5 млн. руб.

В итоге, 6 апреля 1888 года Мальцовское промышленно-торговое товарищество было признано несостоятельным, то есть фактически целый промышленный район был уничтожен государством.

Только стекольные заводы оставались по прежнему доходными.

Всю эту череду «случайностей» сложно воспринимать иначе, как намеренное уничтожение царскими чиновниками строптивого независимого предпринимателя.

Когда в 1893 году российское правительство озаботилось собственным производством поездов и различных машин, то обратили внимание, что, как отмечалось в исследовании «Мальцовские заводы» Владимира Стукалича (Витебск, 1894), выпускаемые на этих заводах машины «отнюдь не хуже иностранных и несравненно прочнее и производительнее».

И тогда Мальцовские заводы пережили свое второе рождение, уже в формате созданного по инициативе премьер-министра Сергея Витте Акционерного общества, возглавил которое успешный фабрикант Федор Енакиев, один из создателей в 1892-1893 годах «Первого общества подъездных железных путей России».

Ужасно для теперешней страны, лишенной напрочь духа Строгановых, Гениных, Татищевых, Мальцовых, – что и никаких спасительных большевиков в ее запасе больше нет.

П. С.

В Феврале 1917 г. терпение у Русских Промышленников и Купцов лопнуло, и они снесли самодержавие в России, вышвырнув бездарных дармоедов — Романовых на свалку истории. Это исторический ФАКТ.

А потом к власти в России пришли Государственники — Большевики, и началась ИНДУСТРИАЛИЗАЦИЯ…

Источник и более полная версия статьи

Related posts