Гениальность гитлеровских полководцев??

Print Friendly, PDF & Email
"Бесконечны лишь Вселенная и глупость человеческая, при этом относительно бесконечности первой из них у меня имеются сомнения." А. Эйнштейн
   reading time 28 minutes

Юрий Веремеев: Гениальность гитлеровских полководцев и бездарность сталинских…

Наши демократические историки, начиная с середины восьмидесятых годов, усиленно доказывают, что Великая Отечественная война была выиграна исключительно стараниями простых советских солдат, а Сталин и все его маршалы и генералы играли в этой войне резко отрицательную роль. Так и пишут: » …не благодаря, а вопреки».  А вот немецкие, мол, полководцы все как один были выдающимися стратегами,  или уж как минимум обладали выдающимися военными талантами.

Юрий Веремеев. Гениальность гитлеровских полководцев и бездарность сталинских. Часть 1.

Согласно новейшим «изысканиям» весьма сведущих в военном деле, «прекрасно разбирающихся в стратегии и оперативном искусстве», хотя и не единого дня не служивших в армии, не воевавших,   ряда писателей, журналистов и ученых-историков, без излишней скромности  именующих себя » военными экспертами»,  «военными обозревателями», «военными аналитиками»,   получается, что Сталин и его окружение делали все от них зависящее,  чтобы проиграть войну, а пока она идет, побольше погубить народу. Все их решения были неверными, глупыми, бездарными, антинародными. Ни один из сталинских генералов не имел совершенно никаких военных познаний, принимать верные тактические и стратегические решения не мог, руководить боевыми действиями не  умел, и если и добивался кое-где успеха, так только за счет того, что просто заваливал немцев красноармейскими трупами, горами сгоревших советских танков и грудами разбитых краснозвездных самолетов.

Что немцы отступали только потому, что просто уставали избивать и громить неисчислимые советские дивизии, которые «кремлевский зверь» безжалостно кидал сотнями под немецкий огонь. Ну и  вплоть до того, что немцы подписали капитуляцию исключительно из человеколюбия, поскольку не могли больше выносить вида холмов из  трупов  советских солдат, устилавших сплошным ковром поля России, Украины и Белоруссии.

Ну и так далее,  и тому подобное.

Ну и вообще, СССР войну не выиграл, а проиграл. Во всяком случае, так безапелляционно утверждает  светоч и непререкаемый для российских демократических историков авторитет Виктор Суворов, рядом с которым и Жюль Верн и  Ганс Христиан Андерсен просто отдыхают.

Вот только что-то все эти тезисы и доказательства о гениальности выдающихся немецких стратегов и бездарности «сталинских недоучек из школ младшего комсостава   получивших маршальские погоны исключительно за личную преданность сталинскому режиму» ,   как то уж очень совпадают с писаниями действительно выдающегося пропагандиста доктора Йозефа Геббельса. Во всяком случае утверждения и аргументация очень схожи. Впрочем, как и причины поражения Германии, приводящиеся многими немецкими генералами- мемуаристами.

При этом все эти обличители бездарности сталинских полководцев и певцы выдающихся талантов немецких генералов как то все время за скобками оставляют полководцев армий стран западной Европы, как будто вся Вторая  Мировая война свелась лишь к противоборству Советского Союза и Германии.

Давайте-ка вспомним, что всех талантов польских генералов в 1939 году хватило на  пару недель организованного сопротивления, после чего Польша рухнула как карточный домик.

Ладно, допустим, что в Польше никто действительно не ожидал внезапного нападения Германии, тем более, что надеялись на совместный с немцами дележ русского пирога после падения СССР. Немцы же подарили им кусок Чехословакии (Тешинский район). Они ведь очень набивались в союзники Гитлера и предлагали ему свое участие в походе против СССР. Сей факт   польские историки сегодня старательно замалчивают.

Но Франция то, Франция!

Она имела сильнейшую в Европе армию. Она доказала свою силу в Первой Мировой войне. У французов  времени на подготовку к реальной войне было более чем достаточно (с сентября 1939 по май 1940). И немецкий план войны против них был французским генералам известен, и людских резервов ничуть не меньше, чем у немцев, а с учетом колониальных войск и намного больше. И промышленное производство не уступало немецкому. И мощная оборонительная линия Мажино была в полной готовности. И танков у французов было едва ли меньше, чем у немцев.

На сколько хватило талантов   французских генералов? Чуть больше, чем на месяц.

Вспомним английских генералов, потерявших  у Дюнкерка практически всю свою сухопутную армию и спасших свои потрепанные дивизии без тяжелого оружия, танков, автотранспорта лишь благодаря тому, что Гитлер просто-напросто остановил своих танкистов и дал возможность британцам убраться с континента. Спас, так сказать, их лицо.

И после всего этого у наших демократических историков поворачивается язык называть советских генералов и маршалов бездарностями? А что тогда вы скажете о польских, французских, английских, норвежских, датских, бельгийских полководцах? Получается, что во всей Европе были способны правильно водить в бой свои армии только немецкие генералы?

Да, в 41-м они переигрывали наших полководцев и добились выдающихся военных успехов. Но, если почитать внимательно их мемуары, то везде мы находим описание того, как с чисто немецкой пунктуальностью, аккуратностью, тщательностью Вермахт был подготовлен к войне в материально-техническом плане, как тщательно были решены вопросы всестороннего обеспечения и снабжения, связи, коммуникаций. Как в полном достатке были заготовлены патроны, снаряды, бомбы. Личный состав был тщательно обучен, подразделения и части были отлично натренированы, сколочены, обкатаны и обстреляны. Все тактические приемы и способы ведения боевых действий, техника и оружие  опробованы в ходе боевых действий на Западе.

Сам план войны был тщательно проработан, рассчитан. Войска были размещены в соответствии с этим планом. Проложены все необходимые дороги, подтянуты поближе к границе склады. Были многократно проведены войсковые и командно-штабные учения от уровня рот до уровня групп армий. Все учли немецкие военачальники, включая тактическую внезапность и неизбежную растерянность советского командования, выбрали наиболее удобное время и погоду.

То есть сценарий спектакля, то бишь войны, был написан и выверен тщательно, все репетиции были проведены. А война, как и театральная постановка тем лучше удается, чем тщательнее отрепетирована.

Словом, войну они начали при настолько благоприятных условиях, что лучшего и желать было нельзя. Не стоит забывать и о том, что нападающий находится всегда в более выигрышном положении, чем обороняющийся, который вынужден приспосабливаться к действиям наступающих, все время отставать в своих действиях минимум на шаг. Это не только в шахматах важно захватить инициативу с самого начала партии.

Не столь уж и сложно в такой обстановке добиваться легких и быстрых побед.

Но вот когда эти благоприятные условия стали постепенно таять, и когда реальности войны стали не соответствовать немецким планам, то успехи как-то уж  слишком быстро стали  тускнеть, Вермахт начал все чаще и сильнее спотыкаться.

Извините, господа, но неспособность немецких генералов использовать все эти свои громадные   преимущества в полной мере для победы,  никак не говорят об их гениальности.

А вот способность Красной Армии  после столь сокрушительных ударов, после жуткого   разгрома летом 41-го, когда  она понесла огромнейшие потери в личном составе и вооружении, подняться на ноги, из дня в день наращивать сопротивление, как-то не очень убеждает в бездарности ее военных руководителей.

Этим «неумехам и недоучкам» не помешали ни бездорожье, ни морозы, ни немецкое техническое превосходство, ни то, что на Вермахт работала вся покоренная Европа.

Тезис демократических историков о том, что Красная Армия добилась побед исключительно за счет  огромных, несопоставимых с немецкими людских потерь, является надуманным, совершенно непрофессиональным и способным убедить лишь того, кто этого желает.

Это только в пословице возможно «шапками закидали», но не в реальной войне.

Да и то, как эти потери считаются и сравниваются, внимательного  читателя обычно убеждает лишь в недобросовестности демократических историков, в их стремлении подтасовать данные.

Должен сказать, что достаточно достоверно подсчитать потери как Красной Армии, так и Вермахта,  и сделать объективные  выводы  невозможно в принципе. Здесь возможно  считать лишь, так, как это хочется. Можно посчитать в одну сторону, а можно и совсем наоборот.

Поэтому я лишь обозначу некоторые из тех проблем, которые встают перед тем, кто пытается подсчитывать и сравнивать потери, а вы, уважаемый читатель, думайте сами.

Проблема первая. К какой стороне отнести те несколько сот тысяч военнослужащих Красной Армии, которые сдались немцам в плен и затем пошли к ним на военную службу? И не только  в качестве кухонных рабочих, конюхов и иного обслуживающего персонала, численность которого во многих  немецких дивизиях достигала 15 процентов от общей численности.

Я имею в виду различного рода противопартизанские формирования, которые воевали на стороне немцев против партизан, советских диверсантов-парашютистов, охраняли важные немецкие объекты, забрасывались в советский тыл в качестве разведчиков, диверсантов. Да и на фронте были подразделения, части и даже соединения из бывших советских военнослужащих.

С одной стороны их совершено справедливо можно отнести к потерям Красной Армии.

Но с другой, их в боях, когда они воевали на немецкой стороне тоже убивали, ранили. Разве их нельзя учитывать как потери немецкой стороны? А их  то в этом качестве обычно не учитывают.

Проблема вторая. К потерям Красной Армии повсеместно относят не только потери тех, кто непосредственно входил в штатный состав РККА, но и личный состав милиции, НКВД-НКГБ, МПВО, пограничников, партизан, подпольщиков, ополченцев, причем не только служащих, но и вольнонаемный состав, и не только русских, а лиц всех, абсолютно всех национальностей, включая и национальностей других государств (тех же испанцев, поляков, чехов, югославов, немцев, французов).

Например, отнесены к потерям Красной Армии  потери  испанцев, бежавших в СССР после поражения в Гражданской войне в Испании.  А также потери, сформированных в СССР польских, чехословацких дивизий.

А вот к потерям Вермахта обычно относят только военнослужащих и военных чиновников Сухопутных Сил, Люфтваффе, Кригсмарине и войск СС. Лиц же вольнонаемного состава Вермахта, зондеркоманд СС, весь персонал организации Тодта, фольксштурмистов, немецких железнодорожников,   полиции, персонал Германского трудового фронта, имперской службы труда, вспомогательную службу зенитчиков, членов вооруженных формирований Allgemeine SS  относят не к военным потерям, а к потерям гражданского населения.

А  ведь большинство из членов перечисленных организаций дрались против нас с оружием в руках, особенно в конце войны.

Вот короткая выдержка из мемуаров офицера Вермахта В.Хаупта «Группа армий «Север»»:

В декабре 1943 года при строительстве рубежа «Пантера» использовалось 15000 военнослужащих строительных и саперных батальонов, 7000 человек подразделений ОТ (Организации Тодта) и 24000 гражданских лиц. До настоящего момента они построили 36,9 км противотанковых рвов, 38,9 км траншей полного профиля, 251,1 км проволочных заграждений и 1346 огневых точек…

Что мы видим здесь? Оставим в стороне гражданских лиц, принимавших участие в строительстве оборонительных сооружений, поскольку и Красная Армия использовала гражданское население для тех же целей.

Но вот организация Тодта (Organization Todt)…

Вот что пишет о ней Брайан Ли Дэвис в книге «Униформа Третьего Рейха» :

«С началом войны ОТ вела строительство в основном на передовой, возводя укрепления против вражеских войск….
…руководство ОТ ввело в рядах своей организации краткосрочную армейскую подготовку, в ходе которой все сотрудники ОТ обучались владению оружием…

Итак, мы видим, что фактически до трети инженерных сил Вермахта входили не в состав Вермахта, а были самостоятельной военизированной вооруженной организацией. Они выполняли те же задачи, что и саперные подразделения дивизий Вермахта, причем на передовых позициях, и надо полагать, что в случае советской атаки солдаты Тодта откладывали лопаты в сторону и брались за винтовки.

Но вот их численность и их потери не относят к численности и потерям Вермахта.

Так подтасовываются цифры.

И как оказывается, по немецким учетным данным к потерям Вермахта не относили так называемых фольксдойче, хотя их брали на службу в Вермахт и тоже бросали на фронт.

Так же из учета выпадают лица иных национальностей, служивших в полках и дивизиях Вермахта. А ведь служили люди разных национальностей, вплоть до индусов и арабов. Как разобраться в этой мешанине? Как учесть эти потери, если немцы их не учитывали совсем и данных на этот счет нет никаких? А то, что они были, говорит хотя бы советский учет  военнопленных противника. Их было очень и очень немало.

Проблема третья. Немецкие военные историки вообще оставляют за рамками учета своих потерь военнослужащих армий Финляндии, Румынии, Венгрии, Италии, Испании, Словакии, Франции, чьи полки, бригады и дивизии активно сражались на советско-германском фронте.

Российские демократические историки тоже стыдливо закрывают на эти потери немецкой стороны глаза. В лучшем случае скороговоркой бормочут, что финнов, румын, венгров, итальянцев, испанцев и словаков воевало так мало, что их потери можно во внимание не принимать. А так ли это?

По данным российского издания «Великая отечественная война 1941-1945гг. Действующая армия» начали войну против СССР  вместе с солдатами Вермахта ни много ним мало, а 900 тыс. финских, венгерских, итальянских, испанских  и румынских солдат.

Очевидно и потери их были немалые, но в общую численность потерь противной стороны они почему-то обычно не попадают.

Вот документ. Это справка о количестве освобожденных военнопленных по состоянию на 1 февраля 1947 года, подписанная ВРИО начальника Главного Управления по военнопленным и интернированным генерал-майором Петровым (ГАРФ. Фонд Р-9401, Опись 2, дело 172, листы 133-139). Заметим, что в это справке речь идет о количестве освобожденных из плена, а не о всех   военнослужащих Вермахта и немецких союзников, взятых в плен Красной Армией. Итого было к этому дню освобождено немцев 785 975, румын 94 605, венгров 216 011,  итальянцев 21076, австрийцев 92077, чехов и словаков 62120, югославов 19289, поляков 55387,   испанцев 72, голландцев 4230,  евреев 3604 ( их не было в Вермахте, но весьма много в румынской и венгерской армиях), французов 20961, бельгийцев 1687, турок 104, швейцарцев 169, шведов 31, норвежцев 63, англичан 31, американцев 68, люксембуржцев 1538, датчан 361, болгар 248, греков 25, бразильцев 3, финнов 1963, бессарабцев 38, албанцев 5, и по одному аргентинцу, иранцу, португальцу, южноафриканцу. Плюс неопределенных национальностей 38301. Ну и лиц национальностей СССР, но не граждан СССР — эстонцев 499, латышей 149, русских 196, молдован 2838, цыган 54, литовцев 77, белорусов 58.

Военные статистики имеют соответствующие формулы, позволяющие, исходя из численности пленных довольно верно определить число убитых и раненых. Но не будем здесь заниматься этой математикой, поскольку, как я уже писал выше очень и очень просто посчитать потери в ту сторону, в какую желательно автору. А я не хочу уподобляться нашим демократическим историкам.

Я только хочу заметить, что немецкий учет потерь, на который так любят они ссылаться охватывал только имперских немцев и австрийцев.

А даже по этой справке получается, что из 1 419 449 освобожденных пленных немцы и австрийцы составляли 878 052, т. е. чуть больше половины.

Возникает законное предположение, что цифры приводимые немецкими источниками можно умножать сразу на два.

Проблема четвертая.  Разбежавшиеся, дезертировавшие эстонский, литовский и латышский корпуса РККА (бывшие национальные армии этих республик) учтены как потери Красной Армии. И это верно.

Но значительная часть этих военнослужащих впоследствии оказались в рядах легионов СС. Напомним, что на стороне Германии против Красной Армии воевали и весьма активно 15-я ваффен-гренадерская дивизия СС (латышская), 19-я ваффен-гренадерская дивизия СС (латышская), 20-я ваффен-гренадерская дивизия СС (эстонская). Они ведь тоже несли потери в боях против Красной Армии. Но никто почему-то не относит эти потери к потерям германской стороны. Плюс в эти формирования вступала и литовская, эстонская, латышская гражданская молодежь. Они тоже гибли в боях.

Но эти молодые люди учтены как потери советского гражданского населения, но не как военные потери немецкой стороны.

А ведь только эстонцев воевало на стороне Вермахта более 90 тысяч.

А вспомним 14-ю дивизию СС «Галичина», где на стороне немцев воевали украинцы. И тоже они учтены как потери советской стороны (частично как военнослужащие, частично как гражданское население СССР).

Здорово получается — воюют эти люди за Германию, а потери среди них относят к потерям СССР!

Явно налицо политика двойных стандартов. К потерям Германии относят только  имперских немцев, которые погибли, были ранены и попали в плен, будучи в штатном составе Вермахта.

А вот к потерям СССР относят всех, кто так или иначе мог быть причислен к советским гражданам.

Я еще   раз говорю, что подсчитать достаточно достоверно потери  РККА и Вермахта в боях невозможно. Невозможно уже хотя бы потому, что нет единой методики ( да и не может быть) подсчета потерь. Вполне несложно и весьма убедительно можно подсчитать так, что на одного убитого красноармейца придется пять солдат противной стороны.

В начале войны Красная Армия действительно несла потери намного превышавшие потери Вермахта. Но постепенно ситуация изменилась не в пользу немцев.

Вот опять пример из книги «Великая отечественная война 1941-1945гг. Действующая армия» (я не говорю, что это единственное издание, которому можно верить, но оснований полагать, что оно лживо, не более чем в отношении  изданий, доказывающих прямо противоположное).

Итак, по данным этой книги  по состоянию на 22 июня 1941 численность действующей армии РККА 2 млн. 743 тыс. чел, Вермахта (с союзниками) — 5 млн. 500 тыс. Соотношение 1 к 2 в пользу немцев.

А вот уже к началу зимы 1941 года численность действующей  армии РККА 4 млн. 196 тыс. чел, а Вермахта 4 млн. 657 тыс. Соотношение 1 к 1.1 в пользу немцев.

Если принять за данность, что мобилизационные возможности той и другой стороны одинаковы, то получается, что Вермахт понес потерь куда больше, нежели Красная Армия.

А если мобилизационные возможности немецкой стороны ниже  чем советской, то в чем тогда состоит военное искусство немецких высших военных руководителей, коли они не сумели удержать свое превосходство в численности?

Так что тезис о том, что Красная Армия выигрывала только за счет огромных потерь весьма неубедителен, хотя и весьма популярен.

Это весьма удобный тезис не только для проигравшей Германии, но и как это ни покажется парадоксальным, и для советского руководства.

За счет утверждений, что советский народ понес огромные потери в ходе войны можно было списывать и все послевоенные просчеты  в экономике, планировании, социальной политике, возбуждать негодование людей против Запада, оправдывать гонку вооружений («Вы же не хотите, чтобы ужасы той войны повторились»), низкую зарплату, нехватку жилья, и многое другое.

Удобный тезис для всех, но лживый.

Вернемся к причинам, которые приводятся немецкими, да и не только немецкими, а и многими западными историками в качестве причин поражения Германии. Многими, кроме тех, кто действительно пытается разобраться в истинных причинах.

Прежде чем попытаться разобраться в истинности и степени влияния некоторых факторов, определяемых немецкой стороной как основных причинах, скажем так, немецкого неуспеха, установим, так сказать опорные точки.

Точка первая. Прежде всего, факт, который не может отрицать никто, кроме того же пресловутого В. Суворова. А факт этот состоит в том, что война закончилась в Берлине, а не в Москве. И не Кейтель приказал Жукову подойти к своему столу и подписать акт о безоговорочной капитуляции, а вовсе даже наоборот. И не длинные колонны пленных красноармейцев в мае 1945 потянулись на долгие годы плена от Москвы в Баварию, Саксонию и Померанию, а  потомки тевтонских рыцарей отправились в Татарию, Башкирию и на Урал отрабатывать позор поражения. И не немецкая речь звучала на улицах русских городов длинные полвека, а русский говор резал немцам уши в Берлине, Магдебурге, Вюнсдорфе.
Это несомненный факт, говорящий о том, что Германия потерпела сокрушительное поражение, а не СССР.

От автора. Будучи не в силах отрицать сей несомненный факт, как таковой, российские демократические   историки, уводя внимание людей обыкновенных в сторону, весь свой пыл обращают на то, чтобы доказать, что эта Победа вроде как неправильная (как у Винни-Пуха неправильные пчелы), слишком дорогостоящая, ненастоящая, липовая. Ну вроде как в спортивном матче немецкая сборная играла лучше, и по всем параметрам ее надо считать победительницей. Но вот судьи, подкупленные Сталиным, присудили победу советской сборной. Очнитесь, господа!

Точка вторая. Относительно того, что Сталин и его маршалы не вправе претендовать на роль творцов Победы. Разумеется, каждый гражданин нашей страны в те тяжелые годы внес свой достойный вклад в общий успех страны.
Однако, едва ли даже корабль доберется до порта назначения, если каждый матрос будет отлично и добросовестно исполнять свои обязанности, но на мостике не будет никого, кто будет принимать решения, согласовывать действия всех и каждого, надзирать над нерадивыми и поощрять старательных. Результат будет столь же печальным, если на мостике находится бездарность, неспособная организовать работу всей команды.
Человеческое сообщество это не рой пчел в улье, хотя и там имеется матка, без которой  рой обречен на гибель. Даже у животных, ведущих коллективный образ жизни для чего то имеется вожак, которому подчиняются все члены стаи. Отсюда простой вывод — без талантов лица, стоящего во главе страны, армии, победа невозможна.

Причем, у наших  демократических историков   все победы Вермахта  есть результат отличного,  выдающегося руководства немецких генералов, без которого они были бы невозможны, а вот успехи Красной Армии есть исключительно результат самоотверженной борьбы рядовых красноармейцев при явно отрицательной роли высшего военного руководства. Какие-то двойные стандарты.

И все же Германия войну проиграла.

Собственно, этим все сказано — чьи генералы и маршалы гении, а чьи бездарности.

Хотя, я не стал бы давать столь экстремальные оценки тем и другим.

Правильнее называть одних талантливыми военачальниками, а других не очень талантливыми, ну или вовсе не талантливыми.

Всегда и везде о степени таланта в любой области человеческой деятельности судили по конечному результату, а не по тому, как тяжело этот результат достигался.

Например, Лев Толстой переписывал свой роман «Война и мир» восемнадцать раз, а, скажем Дарья Донцова строчит свои детективы по пять штук за год. Так что, назовем Толстого бездарностью, а Донцову гением литературы?
Или как вы назовете тренера хоккейной команды, чья команда в  финальном  матче первый период напрочь проиграла, второй с огромным трудом свела вничью, и забила победный гол на последних секундах матча? Будете ли вы его хвалить и восторгаться или начнете поливать грязью и ругать? Сосредоточите все внимание на том, как соперник раскатывал его команду весь первый период? Скрупулезно подсчитаете, что соперник бросал по воротам шайбу за этот злосчастный период 300 раз, а получал в ответ только 30,  и на этом основании сделаете вывод о бездарности тренера? А победу припишете не ему, а рядовым игрокам? Как будто не тренер решал, какую пятерку выпускать на лед и когда, на чем сосредоточить усилия, кого из игроков соперника блокировать и в какой угол ворот лучше бросать шайбу.

Это всего лишь игра, но война в чем то схожа с игрой. Кто-то может обвинить меня в циничности и сказать, что уж слишком дорогой ценой нам досталась эта Победа, ценой огромного количества пролитой крови. Что делать, такова оказалась цена. Но еще Черчилль сказал :»Сколь не велика цена победы, она несравнима с ценой поражения». Или лучше было бы сдаться сразу, вовсе не начиная войну, как это сделали чехи?  Но Россия это не Чехословакия и судьба ее оказалась бы куда горше судеб чехов и словаков. Почитайте хотя бы немецкий план «Ост», который так старательно прячет российская демократическая пресса от широких кругов читателей.

Возможно было выиграть войну, не понеся таких тяжелых людских и материальных потерь? Не знаю. Может быть и возможно. Но как говорится в русской пословице «Знал бы где упадешь, соломки бы подстелил». Слишком много различных объективных условий и обстоятельств сложились в ту пору неблагоприятно для СССР.

Да,  на эти обстоятельства наложились и субъективные ошибки Сталина и всего советского руководства, в том числе и военного. Может быть если бы не революция и не приход большевиков к власти, то небольшевистское правительство обеспечило бы России легкую победу над Германией?

Что царские генералы были талантливее и грамотнее сталинских?

Разбирая, как шла Первая Мировая война на российско-германском фронте еще до того, как ее стали разлагать большевики, в верность тезиса о талантах царских генералов верится с трудом.

Но об этом во второй части статьи. Сейчас мы попытаемся разобраться не в бездарности сталинских маршалов, водрузивших знамя Победы над рейхстагом, а в гениальности гитлеровских, столь блестяще проигравших мировую войну.

Практически все немецкие генералы мемуаристы в своих книгах причины поражения в войне сводят к четырем  основным факторам:

  1. Некомпетентность Гитлера в вопросах военной стратегии и оперативного искусства.
  2. Российское бездорожье и осенняя распутица.
  3. Чрезвычайные морозы зимой в России.
  4. Неисчислимые людские резервы Советского Союза.

ООО ОКБ РУССКИЙ ИНЖИНИРИНГ

 

Related posts