Философ «объяснил» Ленина!

Как философ Николай Бердяев разобрал Ленина «по косточкам»?

Русский коммунизм, а уж тем более, русская революция испытали на себе огромное влияние личности Ленина. Без этого человека не было бы ни первого, ни второго. Многие писали о Ленине, но в самую сущность «вождя пролетариата», на мой взгляд, сумел заглянуть только русский религиозный философ Бердяев. Так, что же он там увидел? Попробуем разобраться.
Октябрьская революция вынудила Бердяева эмигрировать

Типически русский человек

«Ленин, — начинает Бердяев, — был типически русским человеком». В его характере была простота, цельность, грубоватость, нелюбовь к прикрасам и риторике. Его отличала практичность мысли и «склонность к нигилистическому цинизму на моральной основе». Особенность Ленина состояла в том, что он не был «типическим русским интеллигентом», а представлял собой сплав, казалось бы, несоединимых вещей.

«Он соединял в себе черты Чернышевского, Нечаева, Ткачёва, Желябова с чертами великих московских князей, Петра Великого и русских государственных деятелей деспотического типа», — писал Бердяев.

Ленин выигрывал перед другими тем, что одновременно был марксистом-революционером и государственным человеком. Таким людям судьба позволяет играть великие роли. Вместе с простотой, прямотой и аскетизмом в его характере присутствовала хитрость, граничащая с коварством.

Сходство с Петром

В личной жизни Ленин любил порядок и дисциплину. Он был хорошим семьянином, обожал сидеть дома и работать. Он не терпел революционной романтики и бессмысленного фразёрства. На посту председателя Совета народных комиссаров он «громил коммунистическое чванство и коммунистическое враньё». В 1918 году в своих речах он делал колоссальное усилие, чтобы дисциплинировать русский народ и самих коммунистов. От разрушения он призывал вернуться к элементарным вещам — к труду, дисциплине, ответственности, знанию, учению и строительству.

Как пишет Бердяев: «И он остановил хаотический распад России, остановил деспотическим, тираническим путём. В этом есть черта сходства с Петром».

Казнь брата

После казни старшего брата у Ленина выработалось «цинически-равнодушное отношение к людям». Ленин не верил в человека, в силу его личности, но при этом хотел избавить людей от угнетения. Учитывая, что в философии, искусстве и духовной культуре Ленин был «отсталый и элементарный человек», он соединил в себе «социальную революционность с духовной реакционностью». Тип культуры Ленина был невысоким — он много не знал и многим не интересовался. «Всё мышление его, — утверждает Бердяев, — было империалистическим, деспотическим». Отсюда вытекала бедность мысли и элементарность лозунгов.

Обратная сторона медали

Особая революция

Ленин всегда говорил, что русская революция будет не такой, как думают прочие марксисты. «И он построил теорию и практику русской революции и осуществил её». Ленин, по сути, был теоретиком революции, а не теоретиком марксизма. Его всегда интересовала только одна тема (меньше всего обсуждавшаяся русскими революционерами), тема захвата власти и организации для этого сил. Один из всех, задолго до революции, он думал, что делать, когда власть будет завоёвана и как её организовать.

Ленин всю жизнь боролся «за целостное, тоталитарное миросозерцание», необходимое для борьбы. При этом он допускал любые средства для достижения целей революции. ОН строил план революционного захвата власти, рассчитывая только на хорошо подобранное меньшинство. Рабочие массы и объективные экономические процессы его не интересовали. Мировоззрению Ленина полностью соответствовала диктатура. Он утверждал её «даже в философии, требуя диктатуры диалектического материализма над мыслью».

Борец за справедливость

«Революционность Ленина, — пишет Бердяев, — имела моральный источник». Устраивая революцию, Ленин боролся с эксплуатацией, угнетением и несправедливостью. Ленин был одержим «максималистической» революционной идеей. Но как только он стал её адептом, то «потерял непосредственное различие между добром и злом, потерял непосредственное отношение к живым людям, допуская ложь, обман, насилие, жестокость».

Весь мир насилья мы разрушим, а затем...

Вместо итога

Бердяев не единожды отмечает, что Ленин не был от природы «дурным человеком». В нём было много хорошего. Он был бескорыстен, предан идее, не особенно честолюбив и умел делиться властью. «Но исключительная одержимость одной идеей привела к страшному сужению сознания и к нравственному перерождению, к допущению совершенно безнравственных средств в борьбе».

«Ленин был человеком судьбы, роковым человеком, в этом его сила», — писал Бердяев. Но в этом и его слабость. Ленин создал большевизм, который вошёл в русскую историю как крайне милитаризованная сила. Но старое царское государство тоже было милитаризованным. Ленин соединил между собой две крайности, и под его началом в Советской России большевики создали «полицейское государство, по способам управления очень похожее на старое русское государство».

ИстПросвет

Related posts