«Если понадобится, я сделаю это снова»: жительница Сарова рассказала, почему стала донором костного мозга

"Стоит только поверить, что вы можете – и вы уже на полпути к цели." Теодор Рузвельт ©

Ежегодно, узнав о страшном диагнозе «рак крови», пересадки костного мозга в России ждет около 4000 человек. Однако найти подходящего донора повезет лишь трем сотням из них – всего 8%. Остальные уходят, так и не дождавшись помощи…

Подарить шанс на спасение кому-то и стать донором однажды решила для себя сотрудница «Росатома» Валентина Гришина из Сарова. Будучи мамой двоих мальчиков, она не смогла остаться равнодушной, увидев листовку с фото малыша и призывом о помощи.

— Впервые мое внимание привлекла листовка о поддержке онкобольным детям. Я сама мама, и это послужило определенным толчком к действию. Я считаю, что мы должны помогать друг другу просто так, потому что сохранить чью-то жизнь – это гражданский долг. Я решила, что должна дать своему генетическому близнецу надежду на жизнь, общение с родными. Ведь нет ничего страшнее безысходности: когда мать понимает, что есть реальный шанс спасти жизнь ее ребенка, но никто не захотел помочь, от этого опускаются руки. Безразличие пугает. Просто сегодня у тебя есть возможность помочь кому-то, а завтра помощь может потребоваться тебе. Все зависит от твоего решения сегодня, — поделилась Валентина.

Будучи мамой двоих мальчиков, Валентина не смогла остаться равнодушной и сдала кровь на типирование. Фото предоставлено «Комсомолке»

В апреле 2018 года она с мужем поучаствовала в акции и сдала кровь на типирование. Уже в ноябре 2019 года раздался звонок из Москвы – Валентина узнала, что подошла как донор и подтвердила готовность к процедуре забора стволовых клеток.

Сомнений не было, Валентина была рада, что сможет поучаствовать в спасении чьей-то жизни. Вместе с мужем, она отправилась в Национальный исследовательский центр гематологии, где провела несколько дней. Особую радость поездка доставила потому, что супруги смогли повидаться с родственниками.

— Обычно донорам оплачиваются железнодорожные или авиабилеты, трансфер и пребывание в медцентре, но мы решили остановиться у родственников в Подмосковье. Как раз начинала обостряться ситуация с коронавирусом, муж переживал: «У тебя организм будет ослаблен, чего ты будешь ездить в общественном транспорте». Мы решили отправиться вместе на машине, ездить два раза в день в Москву. Заодно у родственников пожили и хорошо провели время, — вспоминает Валентина Гришина.

Валентине вручили благодарность за готовность прийти на помощь. Фото предоставлено «Комсомолке»

Совсем не больно и не страшно

Сама процедура оказалась совсем не страшной и практически безболезненной. Валентина признается, что единственный дискомфорт доставили уколы, стимулирующие выработку стволовых клеток – от них самочувствие как при простуде. В остальном все прошло легко, под чутким наблюдением врачей.

— Порадовало, что врачи гематологического центра очень трепетно относятся к донорам: постоянно спрашивают о любом изменении самочувствия, очень внимательны. Мы приехали утром в центр, мне сделали последний стимулирующий укол, и положили под аппарат. Из одной руки производился забор крови, которая пропускалась через аппарат (своего рода сепаратор), где происходило отсеивание стволовых клеток, а затем кровь вливалась в другую руку. Эта процедура длилась примерно 4 часа 10 минут. Во время процедуры вставать нельзя – просто лежишь в специальном кресле, находишься под наблюдением врачей, которые постоянно спрашивают о состоянии здоровья, — рассказала Валентина.

Она также отметила, что большую роль в этой ситуации сыграли близкие и родственники, оказавшие всяческую поддержку в добром деле. Чего не скажешь о некоторых знакомых, которые отговаривали от процедуры. Дело в том, что многие путают процедуру забора стволовых клеток с пункцией спинного мозга и думают, что в итоге могут возникнуть осложнения. Поэтому Валентина уверена, что крайне важно распространять правдивую информацию о процедуре, чтобы люди знали — это совсем не страшно, не больно и не опасно.

Доноры получают памятные награды за свою помощь. Фото предоставлено «Комсомолке»

«Буду рада встрече»

Валентина узнала, что генетическим близнецом, которому потребовались ее стволовые клетки, является молодая женщина – почти ровесница. Саровчанка надеется на удачный результат, и будет рада встрече со своим генетическим близнецом — не родственником.

— Я знаю, что 3-4 февраля у меня был забор клеток, а уже пятого февраля их переливали реципиенту. При этом 9 февраля у меня день рождения. Знаю, что девушку 26 февраля выписали в удовлетворительном состоянии домой. Надеюсь, что все будет хорошо, и если у нее будет желание встретиться потом, буду только рада, — сказала Валентина Гришина. — Я читала много случаев, что после трансплантации у реципиента меняется группа крови (у человека будет моя группа крови), меняются привычки вкусовые, волосы могут начать виться, может поменяться цвет глаз. Интересно было бы узнать, произошло ли что-то подобное у нее с приходом выздоровления.

Девушка отметила, что донором можно становиться до четырех раз. Она заверила, что в следующий раз, если снова кому-то подойдет по параметрам, опять согласится на процедуру.

В гематологическом центре Валентине запомнилось дерево, нарисованное на стене холла. Доноры выбирают листочек, а затем оставляют на нем свое имя, дату и подпись. Таких листиков ей удалось насчитать порядка 60 – столько же людей получили шанс на новую жизнь.

Справка «КП»

Пересадка донорского костного мозга (кроветворных стволовых клеток) часто является единственным способом спасти больного раком крови. При этом донор и реципиент должны друг другу подойти по так называемому фактору тканевой совместимости. Совпадение возможно в одном из 10000 случаев.

Национальный регистр доноров костного мозга им. Васи Перевощикова в России создан и развивается благодаря крупнейшей благотворительной организации — Русфонду.

Он назван в честь Васи Перевощикова, страдавшего от острого лейкоза. В свое время в России для него был организован масштабный сбор средств, велись поиски донора костного мозга. Ожидание продлилось несколько месяцев, но донор так и не был найден.

Несмотря на то, что донорская база сегодня содержит сведения о фенотипах более 100 000 человек, этого не достаточно. Чтобы компенсировать реальную потребность в пересадках костного мозга, в регистр необходимо привлечь сотни тысяч добровольцев в возрасте от 18 до 45 лет.

Related posts

Leave a Comment

один × 3 =