Дважды «пролетела»

"Некоторые люди думают, что будyт счaстливы, если пеpeедут в дpугое место, а потом оказывается: куда бы ты ни поeхал, ты берёшь с собoй себя." Нил Гейман ©

Дважды «пролетела»

                             В середине ноября 1981 года я  поехал на автобусе побродить с ружьём по знакомым с детства местам. Кроме того, нужно было снять капканы на барсука, которые и так  после закрытия летне — осеннего сезона, по сути, по — браконьерски, простояли лишних две недели…Полчаса на автобусе — и я на месте. Погода в этот день выдалась морозная, но снега еще не было. Перед выходными стояла относительно теплая погода, а наступила суббота — нА тебе, мороз! Только — только наступил рассвет и моим глазам предстала унылая картина замороженной природы. Идти по узким тропинкам, натоптанным коровами,  было не очень-то приятно — каждый бугорочек жестко встречал мои ступни в резиновых сапогах. Прикидываю маршрут — конфигурация пути  представляется в форме рыболовного крючка. Если я пойду по этому маршруту, то буду все время охотиться, хотя можно было просто пройти напрямик к капканам и снять их. Но, впереди — целая суббота, как тут не побродить! Подумаешь, лишних 3 — 4 километра!

                             Путь мой начинается от начала «цевья  крючка». Самое главное — замерз ручей шириной 2-4 метра, вдоль которого иду. Его русло петляет в кустах, выходит на одну сторону кустов, затем ныряет в небольшое ущелье с камнями, глубиной метров пятнадцать. Вода — это жизнь, и всегда у воды кто — нибудь, да встретится. На сей раз пока пусто. Начинается ветер, промороженная трава и кусты шуршат, и я привыкаю к этому звуку. В такую погоду больше вероятности подойти  к дичи, а я как раз иду на ветер. Замерзшее русло ручья как-то навевают мысли о безнадежном финале охоты, но я их отбрасываю. Внезапно за очередным поворотом тропинки вижу, как какой — то небольшой темный зверек скрывается от меня за следующим поворотом. Бегу следом, по дороге взвожу курки ТОЗ-БМ 16 калибра. Мысленно прикидываю — в левом стволе — «нулевка», в правом — «двойка», перезаряжать не буду. Тут начинаются  глубокие места в ручье (типа плёсиков),  и вода тут не замерзла. Выбегаю на простор — по ручью плывет норка…. Азарт рулит! Не удерживаюсь и стреляю навскидку «двойкой». Норка исчезает. Пробегаю дальше — тут уже лёд. Стою, недоумевая, куда могла подеваться норка. Напротив, на другом берегу стоит разлапистый ивовый куст. Замечаю небольшие волны из-под него. Приглядываюсь — вот же она, сидит у воды на берегу. Стреляю в голову, зверь как подкошенный падает у воды…. Тут только перевожу дух, остываю…блин, ну зачем из ружья — то… Делать нечего — перехожу в удобном месте ручей, поднимаю огромного самца американской норки, заворачиваю в тряпицу и кладу в рюкзак. Иду дальше. За поворотом внезапно взлетает чирок…Выстрел!…Выстрел!… Два заряда крупной дроби улетают впустую… Вот, «дробоед», откуда он тут?

                                Отворачиваю от ручья под прямым углом и поднимаюсь от русла на простор. А тут уже плюсовая температура и дует теплый ветер. Штурмую перепаханное поле, которое уже сверху чуть оттаяло. Врагу не пожелаешь такого пути! Сапоги скользят, шишки пахоты настолько скользкие, что не мудрено и ноги вывихнуть. На сапогах — полупудовые налипшие ошмётья грязи…

                              Замученный пахотой, наконец — то достигаю травы. Тут рельеф местности представляет собой гряду мелких холмов и сопок. Переведя дух, поднимаюсь и выглядываю из-за бугра. Никого не вижу, только ветер неслабый, как он так быстро усилился? Сажусь и отдыхаю, все время посматривая вперед. Предо мной поле убранной пшеницы со стогами сдвинутой соломы, а дальше кусты. Мне осталось пути примерно процентов тридцать — прямо, затем забирая влево, —  по изгибу «крючка». Неожиданно вижу лису, которая крадется вдоль несжатого клина пшеницы. Мне становится интересно – кого она скрадывает? Уж не ястреба ли, что сидит на стоге соломы в конце пшеничного клина? Тело лисы напружинено, идет медленно на полусогнутых ногах. До стога остается метров десять, лиса уже ползет. Движения у нее  очень медленные, но перспектива – то нулевая, ястреб же не дурак! Остается метров пять…лиса прыгает в пшеницу. Из – под   носа Патрикеевны взлетает жирная перепелка,  миг – и ее молниеносно хватает ястреб!  Быстро пролетает до столба высоковольтной линии и садится на него. Через минуту от него летят мелкие перепелиные перья…. Незадачливая охотница  смотрит на ястреба, мне кажется, что я даже слышу ее возмущенное: «Козёл!!!». Покатываюсь со смеху и жалею, что никто больше этого не видит.  Постояв непродолжительное время, кумушка разворачивается и бежит в другую сторону. Мысленно прослеживаю траекторию ее хода, вдруг соображаю, что она пересечет мой путь. Резко ухожу назад за сопку и бегу, что есть мочи к предполагаемой точке встречи, благо ветер — мой союзник. Добегаю до места, сердце зашлось, дыхание сбито… Вот это спринт метров на 200!…С минуту отдыхаю, и осторожно выглядываю из-за бугра с ружьем у плеча. Лиса совершенно не соблюдая меры предосторожности, выходит из пучка травы и беспечно идет, подставляя левый бок. Припадаю и целюсь с колена, от волнения мушка пляшет….Далековато – метров 45 – 50…Но у меня дробь 0000 в левом стволе, должна достать… Выстрел! Лиса падает как подкошенная. Бегу, перезаряжая ружье на ходу. Запыхавшись, останавливаюсь возле кумушки. Передо мной лиса – крестовка с великолепным мехом. Вот так за каких – нибудь десять  минут лиса «пролетела» дважды. Вторая ошибка оказалась смертельной…

Related posts

Leave a Comment

восемнадцать − 15 =