Что было бы, если бы в 1945 году СССР захватил Швейцарию

"Ваше сознание – мелкий безбилетник на трансатлантическом лайнере, который ставит эту поездку себе в заслугу и не обращает внимания на все громоздкие машины под ногами." Дэвид Иглмен ©

К началу Второй мировой войны Швейцария уже почти полтора столетия не участвовала в военных конфликтах. Причиной тому был ее нейтральный статус, закрепленный в документах международного права. Впрочем, она могла все-таки стать воюющей страной, если бы не ряд обстоятельств.

Ощетинившийся дикобраз

К лету 1940 года Гитлер фактически подчинил себе всю Западную Европу. На тот момент только Великобритания оказала Третьему рейху сопротивление. Еще пять государств по разным причинам придерживались в этой войне нейтралитета – это Португалия Испания, Ирландия, Швеция и Швейцария.

Португалия и Испания в целом симпатизировали нацистскому режиму, но первая не ввязалась в конфликт, так как это поставило бы под угрозу сохранение ее колоний, а вторая была слишком измотана гражданской войной. Ирландия не поддержала Великобританию, но и не встала на сторону Германии из-за крайней малочисленности своих вооруженных сил. Принцип невмешательства шведов заключался в их лавировании между Германией и Англией: Стокгольм в течение всей войны умудрялся оказывать помощь обеим воюющим сторонам.

Но если перечисленные страны в силу своей удаленности не представляли большого интереса для Гитлера, то располагавшаяся в центре Европы Швейцария была для рейха лакомым кусочком. Поводов для присоединения Швейцарии было предостаточно — так же как и в случае с аншлюсом Австрии: в стране был высокий процент немецкоязычного населения, она обладала развитой промышленностью и отлаженной банковской системой, а главное — через нее проходили транспортные пути, связывавшие Германию с Италией.

Гитлер, конечно же, был осведомлен о международном соглашении, закреплявшем нейтральный статус Швейцарии, но для него, как известно, никакие договоренности не являлись препятствием при осуществлении его грандиозных замыслов. Сразу после оккупации Франции фюрер разработал и план по захвату Швейцарии. Вторжение намечалось на осень 1940 года. Готовящиеся к возвращению из Франции германские военные шутливо бравировали: «Мы возьмем Швейцарию, этого маленького дикобраза (взъерошенного дикобраза им напоминал контур страны на карте), по пути домой».

Но покорить Швейцарию Германии было не суждено. Операцию в конченом итоге пришлось отменить. На то было несколько причин. Первая – рельеф и климат страны. Горные хребты и обильные снегопады оказались бы непреодолимыми преградами для германских танковых армий. Такая война грозила бы затянуться на долгие месяцы, а может, и годы. Вторая причина – язык. Для более чем 60% швейцарцев немецкий являлся родным языком, что, вероятно, удерживало Гитлера от агрессии — всё-таки соплеменники.

Третьим фактором, как ни странно, стали вооруженные силы Швейцарии. Германская армия хоть многократно и превосходила швейцарскую по количеству живой силы и техники, но степень готовности последней к войне была крайне высока. Швейцарская армия комплектовалась по милиционной системе — это значит, что в течение нескольких суток под ружье могло стать все боеспособное мужское население страны. 2 сентября 1939 года команда к мобилизации была дана, и уже 4-го числа около 430 тысяч человек были готовы к боевым действиям. Любопытно, что летом 1940 года швейцарские ВВС даже вступили в воздушную схватку с Люфтваффе, когда германские самолеты нарушили воздушное пространство страны. Счет по сбитым самолетам – 8:3 в пользу швейцарцев.

Выгодный нейтралитет

В середине июня 1940 года немецкие танковые части находились возле французского города Понтарлье, от которого до Швейцарии было рукой подать. Граница здесь была укреплена слабо. Казалось бы, вермахт ничто не сдерживает от нападения на маленькую горную страну. Однако немецкий генералитет, видимо, взвесив все за и против, не решился на военную операцию в отношении Швейцарии. Главнокомандующий швейцарскими вооруженными силами генерал Анри Гизан, чтобы не провоцировать Германию, даже запретил бои в небе над своей территорией.

В самом конце Второй мировой войны Гизан заявил, что это армия спасла страну от немецкой оккупации, которая принесла бы много бедствий и разрушений. Действительно, швейцарское командование, осознавая, что при некоторых равных условиях у их государства все равно нет шансов в противостоянии с Германией, разработало уникальный план обороны, получивший название «Национальный редут». Согласно данному плану, войска должны были не оборонять границы, а ставить врага в такую ситуацию, при которой война для него становилась бы слишком затратным предприятием. Суть «Национального редута» заключалась в том, что боевые действия переносились с равнин в горную местность, где возводились многочисленные фортификационные и минные заграждения, способные эффективно блокировать путь для пехоты и танков противника.

Так Швейцария отстояла право на свой нейтралитет. Однако если швейцарский народ был готов к сопротивлению, то элита нацеливалась на сотрудничество с нацистами. Интересно, что Гитлер никогда не говорил о причинах, по которым он не оккупировал Швейцарию, хотя он всегда отзывался о ней нелестно. Очевидно, ближе к августу 1940 года фюрер подумал, что ему гораздо большую пользу принесут посреднические услуги страны, являвшейся островком стабильности в воюющей Европе.

В августе 1940 года Германия подписала со Швейцарией соглашение, по которому последняя обязывалась предоставлять транзит для немецких грузов, как военных, так и коммерческих. Статус Швейцарии гарантировал, что британские ВВС не подвергнут ее территорию бомбардировкам. Швейцарские банки выдавали Германии долгосрочные кредиты на крупные суммы, а швейцарские предприятия снабжали немецкую армию продукцией точного машиностроения. На войне сумели неплохо нажиться такие известные швейцарские компании, как Maggi и Nestle.

Кроме того, Швейцария оказалась единственной страной, в которой нацисты могли реализовывать награбленное у завоеванных народов золото и прочие ценности. Следует отметить, что в Швейцарии гитлеровское командование организовывало множество тайных встреч и переговоров, которые были невозможны на территории других нейтральных государств и тем более воюющих сторон.

Посредник, нужный всем

Получается парадоксальная ситуация. Швейцария, придерживавшаяся на протяжении всей Второй мировой войны принципа невмешательства, при этом активно сотрудничала с Третьим рейхом. Более того, лояльное отношение швейцарских официальных лиц к нацистам давало надежду германскому руководству использовать эту страну как свой последний оплот. Еще летом 1944 года генерал горнострелковых войск СС Франц Бёме предлагал создать в швейцарских Альпах «Европейскую крепость», в которой верхушка рейха мог бы отсидеться до тех пор, пока ушедшие в подполье нацистские ученые не создадут чудо-оружие.

Для того чтобы сдерживать войска антигитлеровской коалиции Бёме требовались всего 11 свободных дивизий, но их на тот момент не было. Все они сражались на Восточном фронте. Позднее, перед самым концом войны, руководство нацистов намеревалось укрыться в Швейцарии. Однако швейцарское правительство к тому времени уже отвернулось от терпящей крах Германии: советские войска одну за другой освобождали страны восточной Европы, неуклонно приближаясь к границам Швейцарии.

По силам ли Красной Армии было завоевать Швейцарию, где теоретически могли находиться германские военные? Вполне. К апрелю 1945 года она выбила гитлеровские войска из Румынии, Польши, Болгарии, Югославии, Чехословакии, Венгрии, Австрии, и совместно с союзниками освободила Германию, Норвегию и Данию. В общей сложности советские дивизии очистили от нацистов 47% территории Европы, на которой проживали свыше 120 млн человек. Весной 1945 года РККА была сильнейшей не только на континенте, но и на планете. Однако со Швейцарией было не все так просто — из-за ее нейтралитета. Советское правительство в отличие от Гитлера соблюдало международные нормы.

История нейтральной Швейцарии берет свое начало на Венском конгрессе, состоявшемся после падения наполеоновской империи в 1815 году. Державы-победители отвели Швейцарии роль буферного государства, отделявшего недавних соперников – Францию и Австрию, и придали ей статус «вечно нейтральной» земли. Однако Швейцария оставляла за собой право иметь собственные вооруженные силы на случай нарушения кем-либо договоренностей. Большую роль в дальнейшей судьбе Швейцарии сыграл российский император Александр I, который признавал за ее населением право на защиту «подлинно национальных интересов» и настоящей, недекоративной независимости.

При захвате Швейцарии СССР, конечно же, рисковал встретить категорический отпор союзников по антигитлеровской коалиции. Они и так с трудом приняли установление просоветского режима на всей территории Восточной Европы, так что распространение влияния Москвы на самый центр Европы стало бы колоссальным вызовом Западу. Нечто подобное уже произошло с Северным Ираном. Только под давлением Лондона и Вашингтона советское руководство согласилось вывести своих военных из исламской страны.

Нельзя забывать и о статусе Швейцарии, как мирового финансового центра, где хранит свои сбережения вся мировая элита. Последняя никак не могла допустить утрату Швейцарией ее нейтралитета. Американские и британские политические круги были весьма взволнованы усилением влияния Советского Союза. В связи с этим Уинстон Черчилль в срочном порядке поручил своему Генштабу разработку плана операции «Немыслимое», главной целью которой было усмирение Москвы. А в августе 1945 года США применили атомное оружие. Как считают многие историки, в том числе и для того, чтобы припугнуть СССР.

В конечном итоге возможность Швейцарии оставаться в стороне от военных и политических конфликтов была на руку всем. Это стало особенно актуально после 1945 года, когда наступил звездный час Швейцарии как независимого посредника в деле урегулирования многих дипломатических споров.


Related posts

Leave a Comment

1 × 3 =