Ботинок и «Кузькина мать»… Никиты Сергеевича!

"Мудрый человек требует всего только от себя, ничтожный же человек требует всего от других." Лев Толстой ©

Ботинок и «Кузькина мать»… Никиты Сергеевича!

Ботинок и "Кузькина мать" Никиты Сергеевича

Очень многие связывают стучание Хрущевым ботинком по трибуне и желание показать американцам «Кузькину мать» в одно целое событие. Дескать, взобрался Никита Сергеевич на трибуну ООН снял свой сандаль и давай грохотать им, при этом грозно угрожая показать Западу неведомую им «Кузькину маму».

Но это совсем не так. Не такой был наш дорогой Никита Сергеевич, чтобы сваливать все в одну кучу. Умел удивить и порадовать народ своими выступлениями-представлениями. Причем разнообразными. Никогда не повторялся. В каждом выступлении была своя особая изюминка. То вспомнит про художников – пидирасов, то обмолвится про царицу полей – кукурузу, то чего-нибудь еще отчебучит. В общем, сегодня на арене всегда разный Никита Сергеевич Хрущев. Так что «Кузькина мать» и легендарный ботинок в ООН это хоть реальные, но совершенно разные истории.

История с Кузькиной мамой произошла в 1959 году, когда в московских Сокольниках проходила Американская национальная выставка. На ее открытие приехал тогда еще вице-президент США Ричард Никсон, чтобы продемонстрировать достижения капиталистического хозяйства. Наглядным примером служил макет типового коттеджа, в котором отсутствовала одна из стен, и зрители могли увидеть детали быта среднестатистического гражданина США – телевизор, пылесос, бытовую технику, мебель. И главное американскую кухню. С холодильником, микроволновкой, стиральной и посудомоечной машинами, и прочими чудесами — о которых советские домохозяйки и не мечтали. Причем не только простые, но и жены высоких партийных чиновников.

Да и размеры кухни поражали воображение. Тогда еще полстраны ютилось в коммуналках с общей кухней и сволочными соседями. Строительство «хрущевок» с кухонькой в 5-6 кв.м только набирало обороты.

Ботинок и "Кузькина мать" Никиты Сергеевича

Судя по всему Хрущев, приехал на выставку в скептическом и ироническом настроении – мол, нас буржуйскими кухнями не удивишь, да и вообще нужна ли советскому человеку вся эта бытовая техника. «Никита Сергеевич уже весь разодетый, в белом костюме в шляпе, которую он не снимал даже в помещении. Он ходил, осматривал: «Так, а это пылесос! А что он, пылесосит?» «Да, Никита Сергеевич», пылесосит. Говорят ему. Никсон тоже кивает. Ну-ка, дайте я попробую», – вспоминает писатель, внук министра торговли СССР Александр Струев.

Но судя по всему вся эта американская кухонная роскошь, постепенно задела и генсека. То, что было у жены простого американского фермера, не было даже у его жены Нины Петровны. Что говорить о других женщинах страны Советов. И Хрущев разразился целой речью, мол, ничего скоро мы вас догоним, будут и у нас холодильники, чудо-печки и прочие соковыжималки: «Сколько лет Америка существует? 300 лет? 150 лет независимости. Вот тогда мы скажем, что Америка 150 лет существует, и вот ее уровень. Мы 42 года. Еще не свершилось, еще нам семь лет, и мы будем на таком же уровне, как Америка, а следом пойдем дальше, вперед. Но мы когда догоним вас на разъезде, мы вам приветствие такое любезное», – говорит он с кинохроники и немного издевательски машет ручкой, как отстающим. А дальше произносит знаменитую фразу, повергшую в ступор переводчиков: «Мы вам покажем Кузькину мать!!!».

Ботинок и "Кузькина мать" Никиты Сергеевича

Ну как объяснить эту идиому иностранцам – как угрозу, обещание или вообще что-то другое. Переводчик не стал заморачиватся и в результате выбрал вариант дословного перевода. «Kuzma’s mother» поставила американцев в тупик. Сперва Никсона и его свиту, а затем и всю Америку. «Что такое Кузькина мать? Они действительно подумали, что это новая ракета. Потому что мы делали так называемую Царь-бомбу в тысячу мегатонн, которая должна была взорвать половину земного шара. И видимо, вот Кузькина мать – они решили, что это новое оружие. Поэтому было даже дано задание: узнать про Кузькину мать», – объяснил Струев.

Второй раз про маму Кузьмы Хрущев вспомнил через несколько месяцев, во время визита в США в том же 1959-м г. Личный переводчик генсека Виктор Суходрев так описывал этот случай: «Мы ехали по Лос-Анджелесу, Никита Сергеевич долго смотрел на окружающую сытую жизнь, а потом вдруг снова вспомнил про Кузьму с матерью. Вновь возникла заминка с переводом, но тут на помощь пришел сам Хрущев: «Что вы, переводчики, мучаетесь? Я всего лишь хочу сказать, что мы покажем Америке то, чего она никогда не видела!».

Ботинок и "Кузькина мать" Никиты Сергеевича

А случай с ботинком имел место через год, осенью 1960 года, во время XV сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Тут версии рознятся. По словам того же Виктора Суходрева у Хрущёва был не ботинок, а открытые туфли (наподобие современных сандалий). Во время выступления докладчика Хрущёв снял туфлю и принялся нарочито долго её рассматривать и трясти, подняв на уровне головы, а также несколько раз слегка стукнул ею по столу, как бы пытаясь выбить камешек, который, якобы, туда закатился. Этими действиями Хрущёв демонстрировал, что доклад ему не интересен.

По версии сына Хрущёва Сергея, присутствовавшего на том заседании: ботинок с Хрущёва снялся в толпе, а затем ему его принесла охрана. Он, постукивая по столу в знак несогласия с выступлением, стал помогать ботинком.

Но все-таки лучше доверять воспоминаниям А.А. Громыко, министра иностранных дел Советского Союза: «Помню довольно резкую по содержанию речь Макмиллана (премьер-министра Великобритании) по принципиальным вопросам отношений между Востоком и Западом. Делегаты слушали его внимательно. Вдруг в той части речи, где Макмиллан употребил особенно резкие слова по адресу Советского Союза и его друзей, Хрущёв нагнулся, снял с ноги ботинок и стал с силой стучать им по столу, за которым сидел. А так как перед ним никаких бумаг не было, то звук от удара ботинка по дереву получался основательный и разносился по всему залу… Это был уникальный случай в истории ООН. Надо отдать должное Макмиллану. Он не приостановился, а продолжал зачитывать свою заготовленную заранее речь, делая вид, что ничего особенного не произошло. А в это время зал Генеральной Ассамблеи замер, наблюдая эту в высшей степени оригинальную и напряженную сцену…

Сейчас может показаться странным, но ни одного смеющегося человека ни в зале из числа делегатов, ни на галерее для публики не было. Все лишь удивлялись, будто присутствовали при каком-то непонятном, взбудоражившем аудиторию ритуале». Громыко А. А. Памятное. Книга 1.

А.И. Аджубей
А.И. Аджубей

Это сегодня такое поведение первого главы государства расценивается как неадекватное и грубое. А в те времена лизоблюды преподносили дурь Хрущева как оригинальное и великолепное остроумие. Вот как распинался его зятек, а по совместительству главный редактор газеты «Правда», Аджубей, и как ему поддакивали прирученные депутаты: «Может быть, это и шокировало дипломатических дам западного мира, но просто здорово было, когда товарищ Н. С. Хрущев однажды, во время одной из провокационных речей, которую произносил западный дипломат, снял ботинок и начал им стучать по столу. (Бурные аплодисменты. Смех). Всем сразу стало ясно: мы решительно против, мы не хотим слушать такие речи! Причем Никита Сергеевич Хрущев ботинок положил таким образом (впереди нашей делегации сидела делегация фашистской Испании), что носок ботинка почти упирался в шею франкистского министра иностранных дел, но не полностью. В данном случае была проявлена дипломатическая гибкость! (Смех. Бурные аплодисменты)».

60 лет прошло. А дурость и лизоблюды остались. Министр иностранных дел матерится в прямом эфире, а ведущий Прокопенко на Рен-TV этим восторгается, определяя мат как хорошую шуточку. Ну что поделать, что можно Юпитеру, простым гражданам оценивается в солидный штраф и 15 суток отсидки…


Related posts

Leave a Comment

три × три =