Бешеная волчица

"Успех — это способность идти от поражения к поражению, не теряя оптимизма." Уинстон Черчилль ZMEY
Время на прочтение: 4 минут(ы)

Бешеная волчица

                 

                              Она была жёлто — песочного окраса, больше все — таки желтого. Первое впечатление было — это просто крупная собака, а никакая не волчица. Однако,  вид был у нее устрашающий — оскаленная пасть с пузырящейся кровью на зубах и языке, вытаращенный злой глаз, лужа черной крови вокруг головы… Люди стояли вокруг нее полукругом и, почему — то, разговаривали вполголоса, а то и шепотом. Подошедшие старушки, приговаривая потихоньку  = Свят…свят! = становились сзади мужиков,  и робко поглядывали из-за них на зверя. Там и сям слышались обрывки фраз = …А Тихоныча увезли в больницу…говорят бешеная!….собаку тоже покусала…скоро  милиция приедет.. = Я  гляжу на мертвую волчицу, интересно, если бы напала на меня — смог бы я справиться?….как-то становится не на себе…

                         Надо сказать, что волки периодически будоражили жизнь колхозников, практически каждый год. Сначала я услышал  рассказ д. Коли Киселева, который успешно добывал лис на «скотских могилках» — так мы называли кладбище павших животных — их свозили в одно и то же место. И вот там д. Коля оборудовал себе засидку в виде небольшой землянки, и по ночам  караулил лис, стреляя их самодельной катаной картечью из одностволки. Отец постоянно заходил к нему, и я, как хвост, вместе с ним. Охотник, снимая шкуру с очередной лисы, рассказывает отцу, что прошлой ночью застрелил с одного выстрела сразу две лисы — одной попал в голову, а другой в грудь, т.к. они сошлись в одном месте. Глядя на ловкие руки, обрабатывающие шкуру, я завидовал д. Коле, и мысленно представлял себе, что это я стреляю в двух лис, и они падают пластом… = Шесть рублей теперь дают за первый сорт….вот две добыл, рублей десять будет = бубнит довольный д. Коля. (Для меня эта сумма запредельна — однажды я отнес щенка от нашей собаки одной бабушке за речку, и она дала мне двадцать  копеек. На них я купил в сельпо у жены д. Коли (она работала продавцом) огромную плитку молочного ириса, и экономно ел его недели две). Мои размышления прерывают слова д. Коли = ..а было их восемь штук. И ты знаешь, Яков, я побоялся  стрелять =  Отец сердито говорит = А я бы выстрелил! = ..(соображаю, что речь  идет о волках) = А вдруг бы они враз напали?…Я ведь задремал в землянке, а когда глаза открыл — они едят конину…Ты же понимаешь, что сейчас у них свадьбы, убьешь волчицу — волки тебя разорвут! = Отец упрямо говорит = А я бы все — равно выстрелил!… = Следующим днем уже  отец возбужденно всем рассказывает = Иду в четыре утра, а на сопке волки завыли! Я быстрее к движку, завел его и включил радио на полную громкость! = И все понимают его  — в то время отец работал на радиоузле, и каждый день с четырех утра и до двенадцати ночи радио в домах было постоянным источником информации. Но самое главное — на столбах висели громкоговорители и гремели на всю округу…

                               Той же зимой волки забрались в колхозную кошару и зарезали много овец, штук двадцать. И еще унесли с собой.  Под утро деревенские мужики на неоседланных конях с вилами и оглоблями в руках бросились по следам в погоню. Нашли шесть или семь брошенных овец, некоторые  из них была еще живы. Когда свезли овец , часть из них еще дышала, часто поводя боками. Глаза у овец были выпучены от боли и ужаса, от сизых внутренностей из рваных боков шел пар…

                                И вот…убитая волчица. Из отрывистых разговоров выясняется — волчица под утро напала сначала на одного шабашника, вышедшего по нужде на улицу, затем, пробежав с полкилометра, подралась с крупным кобелем,  привязанным на цепи, и напала на Тихоныча, сторожившего ток с зерном. Тихоныч — сват моего деда, лет шестидесяти. У него врожденная глаукома, он не был ни в армии, ни на фронте. Видит только контуры, ходит по деревне, скорее всего по памяти. Настоящий же сторож тока — это мой дед, но он в эту ночь не дежурил по причине поездки в другой район. Вместо себя попросил подежурить своего свата, подумаешь — обойти ток пару раз за ночь! Да еще живет метрах в пятидесяти от тока. И вот…результат.. К сожалению, нам с отцом некогда слушать все рассказы — мы едем в Барнаул. Сначала  — до райцентра, затем 45километров  до станции, а там, на поезде девять часов до Барнаула. Я, вообще,  впервые еду так далеко, просто отец едет менять протез ноги,  (он инвалид Великой Отечественной войны, потерял ступню под Сталинградом.  В  девятнадцать лет молодой офицер стал инвалидом).  Несмотря на то, что уже начало ноября и идут занятия, отец отпрашивает меня, четвероклассника, для поездки вместе с ним.  Мне как — то не по себе. Взрослые наперебой  мне рассказывают, как хорошо в Барнауле — там ходят трамваи, и есть такая штука — ТЕЛЕВИЗОР. Как могут, взрослые объясняют мне,  что это такое. Я недоверчиво слушаю про коробку с «кином» внутри и втайне думаю, что это просто обман…. У нас и электричество — то провели год назад, а тут  — какой-то телевизор!

                              Потом, после Барнаула, узнаем — волчица и в самом деле оказалась бешеной.  Она  ворвалась под утро в деревню и кусала всех, кто подвернулся. Покусанного шабашника забрали в город родственники, его спасла собственная реакция — после укуса волчицы он смог заскочить в дом. Кобеля, с которым волчица дралась, застрелили милиционеры, и вместе с волчицей увезли в район на исследование.  Пацаны рассказывали, что, боясь заразиться, милиционеры даже не сняли  ошейник с собаки, а увезли с цепью, оторвав  ее от столба. Но самое интересное было в том, как бился Тихоныч с волчицей. Она напала на него со спины, когда он после очередного обхода уже входил в сторожку. Тихоныч, совсем не богатырского телосложения,  геройски сражался со зверем. Волчица рвала ему лицо, кусала руки, и он, свалив ее на землю, сначала схватил ее за язык, а потом засунул руку глубоко в горло…. Волчица практически задохнулась, успев сильно погрызть Тихонычу  руку и сухожилия пальцев… Точку в борьбе поставил его зять Женька, живший с ними, и прибежавший на крики Тихоныча.  Сначала он  удивленно крикнул = Тятя, ты зачем свинью душишь? =   (светлая волчица была похожа в темноте на  свинью). Затем обрушил на нее град ударов принесенной с собой оглоблей…

                                Тихоныч перенес 40 болезненных уколов в живот, каждый день,  добираясь до райцентра на попутных машинах. О том случае на память ему достались шрамы на щеке,  руке и стянутые перекушенными  сухожилиями пальцы…






Поделиться ссылкой:

Related posts

Leave a Comment

четыре × два =