Белухая — высшая точка Алтая! Но почему любоваться ей лучше из Казахстана, чем из России?

"Перед тем как карабкаться на лестницу успеха, убедитесь, что она прислонена к стене того здания, что вам нужно." Стивен Кови ZM
Добавить информацию в закладки (Bookmark)(0)

Белухая — высшая точка Алтая! Но почему любоваться ей лучше из Казахстана, чем из России?

Многим известен вид Белухи с Аккемской тропы (на первом фото), но оказавшись на Казахском Алтае, я очень хотел увидеть Северный Кайлас с обратной стороны. Для этого из райцентра Катон-Карагая мы отправились в самое дальнее по долине село Урыль.

Автобус туда ходит вроде бы раз в сутки вечером, причём — проходящий аж из Усть-Каменогорска, но нам почти сразу попался джип с прицепом. Вёл его ясноглазый русский парень в камуфляже, у нас бы прокативший за ветерана одной из горячих точек — при частично парализованных ногах (что стало заметно, когда он вышел из машины достать залезшего под колесо котёнка) выглядел он самодостаточно и деловито. Парень ехал в за дровами в аул Енбек докуда взял и нас. По дороге — самое казахское в этой долине село Чингистай, родина писателя Оралхана Бокеева. Но типично среднеазиатская дахма, которую я не задумываясь принял за мазар мусульманского святого — это памятник героям Великой Отечественной. Зелень за селом — пойма Бухтармы, а за Бухтармой стоит Аккайнар — в прошлом та самая Черновая, что дала роскошные каменщицкие избы двум «скансенам» Усть-Каменогорска. Как я понимаю, в прошлом Черновая была воротами бухтарминского Беловодья, к сёлам которого спускались по реке.

Вот у этой горы водитель притормозил, и минут 10 пытался мне показать Австрийскую дорогу — под конец даже Оля поняла объяснения, а я так ничего и не понял, даже когда водитель конкретно наводил туда мой дальнобойный объектив. Купеческие домики Усть-Каменогорска, построенные пленными чехами — лишь отголосок великой стройки Алтая 1914-15 годов: пленные солдаты из армии Австро-Венгрии пробивали путь из Катон-Карагая в Зайсан. Говорят, у Австрийки необычное для горных дорог бывшего СССР устройство — вместо змеистых серпантинов длинные прямые участки, соединённые редкими и очень крутыми поворотами. Её «зайсанский» участок с сёлами Теректы и Урунхайка более проезжий, зато с «катон-карагайского» участка, с перевала Бурхат (2141) один из лучших видов на Белуху. Дорога, по словам водителя, там разбитая и грязная, а по весне порой перекрытая снегом, но в целом проезжая: рядом Китай, он друг хоть и хороший, да слишком уж большой, поэтому казахстанская армия поддерживает Австрийскую дорогу в качестве возможной рокады. Теоретически, её и стопом можно одолеть — на Маркаколь, прямо по берегу которого на проходит, в сезон часто ездят рыбаки.

Но у меня не было никакого желания пробовать — когда мы сошли в Енбеке, где трасса встретилась с Бухтармой, я вдруго осознал, что за час езды нам не встретилось ни одной машины — ни попутной, ни встречной.

А Бухтарма здесь совсем не такая, как в Коробихе или под Зырянском — мелкая извилистая речка, распадающаяся на каменистые рукава:

Сено и горы — весь Казахский Алтай:

Первая машина появилась минут через сорок, но место в ней для нас нашлось. На некоторых электронных картах дороги тут вообще нет, но на самом деле как минимум до Урыли вполне сносный асфальт. По дороге — красивые и очень вычурные скалы у подножья Листвяги:

Они в принципе похожи на те же Линейские столбы или на многочисленные каменные скульптуры Калбинских степей за Иртышом. Мне при слове «Казахский Алтай» представляется в первую очередь что-то такое:

И я ещё не знал, что к одной из этих скал мы в скором времени вернёмся:

Вот и Урыль, которая кажется краем земли. Я думал, что она — самый восточный населённый пункт Казахстана, но судя по карте за горами есть ещё пара деревень. Урыль изначально была не казахской (как сейчас) и не староверческой, а казачьей — как застава между волостью каменщиков и китайской границей она и была основана в 1872 году. Я сразу сочинил историю о том, как на заставу с территории Китая напали какие-нибудь урунхайцы, а казаки, не растерявшись, их урыли — так и прозвали деревню Урыль. На въезде — пустой КПП и грозная табличка, предупреждающая о погранзоне. На сопке поодаль — гарнизон:

Горы над Урылью — это уже не Сарым-Сакты, а Южный Алтай, мощный хребет, отделяющий Казахстан и Россию от Китая, на территории которого находится и высшая точка хребта — гора Джагыртау (3871м). По дороге, фактически объездной, мы пошли вдоль села:

Дело в том, что даже на Урыли дорога не заканчивается — чуть поодаль стоит село Берель, а за ним начинается подъём вдоль реки Белая Берель к Рахмановским ключам. Это неимоверно пафосный санаторий высоко в горах, почти у подножья Белухи, и среди его гостей в Казахстане бывал даже Сам. Однако нормальной дороги, при всём пафосе места, туда так и не проложили, поэтому отдыхающих либо пересаживают в Урыли на «Урал», либо и вовсе привозят из областного центра вертолётом. Долина Берели вклинивается в территорию России длинным аппендиксом до самой Белухи-Музтау, и вдоль неё, в погранзонах и нацпарках, требующих пропусков, находятся красивейшие места Казахского Алтая, например Язовое озеро, в котором отражается Белуха.

И вот, пройдя Урыль насквозь, мы расселись на камнях в ожидании чуда — то есть, машины наверх. Прождав часа полтора, я понял, что шансы невелики, потому что ещё через час уже и ехать туда потеряет смысл: назад вернуться мы не успеем, ночевать в одном из самых пафосных курортов Казахстана нам не по карману, а палатка осталась в Катон-Карагае. Водитель машины, с которым мы доехали в Енбек, дал нам телефон своего друга Василия, который возит туристов на Рахманы, но позвонив, я узнал, что во-первых он освободится с сенокосов не раньше вечера, а во-вторых, поездка туда стоит 30 тысяч тенге (около 5000 рублей). Позже мне говорили, что можно и за 15 000 сторговаться, но здесь удалось скинуть цену максимум до 25 тысяч, да с условием, что наверху придётся ночевать. В общем, большой удачи не случилось, и я принял спонтанное решение — сейчас мы чуть сдадим назад да поднимемся пешком на вон те горы Южного Алтая, чтобы Белуха выглянула нам из-за Листвяги.

И вот уже нас подобрал паренёк-казах до выезда вниз из Урыли. Он оказался КНБшником, напомнил нам, что здесь погранзона и если КПП был пустой — это ещё не повод её нарушать, но в итоге даже не проверив документы высадил за шлагбаумом да укатил в гарнизон. Вскоре нас подобрали двое сельских казахов, отец и сын, нашу идею поняли сходу и отвезли на заброшенную зимовку у подножья лесистых гор. Закатный вид — к счастью, с обратного пути, но 14-15 часов дня — тоже не самое лучшее время для подъёма на гору. Хотя наша цель была прекрасно видна с земли — курумники и скалы, на которых расступается несовместимый с обзором лес. Казахи сказали — за два часа дойдёте, не пожалеете, оттуда и Белуха видна, и Китайский Алтай! И мы пошли, но забегая вперёд скажу, что вместо вершины с курумами ушли на невысокую сопочку справа:

Лес Казахского Алтая оказался уютен и просторен, словно парк:

Сначала мы шли человеческой тропой, потом — звериной, потом — без тропы, но ни разу за весь подъём нам не встречалось непроходимых мест. Там, где нас накрывала усталость — обязательно находилось бревно, на которое можно присесть, и в общем по этому крутому склону нам шлось как-то легче, чем по широкой и унавоженной Аккемской тропе. По осени здесь даже клещей нет, хотя попадается лосиная вошь.

А Белуха, она же Музтау, она же Уч-Сюмер — похоже, и впрямь пуп Земли, потому что Алтай по обе её стороны потрясающе симметричный. На той стороне — Тюнгур и Кучерла, на этой Урыль и Берель как последние сёла в тупике дорог. На север с Уч-Сюмера в Катунь течёт Аккем, на юг с Музтау в Бухтарму — Белая Берель. Уч-Сюмер отражается в Аккемском озере, а Музтау — в Язовом. В верховьях Аккема — Мастер-Камень, в верховьях Берели — Молельный камень, оба в ленточках и обоо. В долинах — Катандинские курганы на севере и Берельские курганы на юге, давшие науке первый материал, позволивший оценить грандиозное значение Алтая в древней Евразии. На Аккеме всем заведует обнаглевший «Высотник», на Берели — пафосные «Рахмановские ключи». А совсем уж издали Белуху можно увидеть с гор хоть над Усть-Коксой, хоть над Катон-Карагаем.

Мы шли вверх пару часов, склон в какой-то момент стал таким крутым, что уже почти карабкались, и я понял, что дотемна к вершине мы может и успеем, а вот спускаться тут в потёмках не стоит категорически. Вот за деревьями мелькнул прогал, и мы поспешили к нему. С каменистой гряды на краю сопки неплохие виды вбок и вверх, на распадок перед более высокой горой:

Наугад я сфотографировал далёкие вершины, скромно понадеявшись, что это Китайский Алтай:

Однако в той стороне — не Китай, а Россия, и за белками должно быть плато Укок, ещё дальше за которым Чуйская степь — так и попали туда казахи. Даже если бы мы дошли до тех курумов — скорее всего увидели бы лишь следующую, более высокую гряду Южного Алтая, причём даже не пограничную — на долготе Урыли за горами ещё Казахстан.

За ветками смутно виднелся белок, и я понимал, что цель почти достигнута — надо лишь найти прогалину с видом в ту сторону! И вскоре она нашлась — скалистый край распадка слегка повернул, образовав естественный балкон. Вот она, Белуха над долиной Бухтармы, и мы с Олей сошлись на том, что результат превзошёл ожидания!

Синяя Бухтарма и те вычурные скалы, к которым мы вернулись:

Урыль с пустым КПП и закрытым на зиму придорожным магазином:

Село-спутник Урыли Джамбул и турбаза у подножья «нашей» горы ниже ветки:

Дорога на Берель, пока ещё асфальтовая:

Но то земля, а мы пришли смотреть поверх Листвяги. Думаю, не будет преувеличением сказать, что с этих гор открывается лучший вид на Белуху — её северная сторона в принципе не столь изящна, ближе её скрадывают горы на переднем плане, а с других точек она видна в пол-оборота. Отсюда же Белуха смотрится по всей красе, куда как более двуглавая, чем Эльбрус. С той стороны (по-алтайски) она Уч-Сюмер и Кадын-Бажы, с этой (по-казахски) — Музтау, то есть Ледяная гора, хотя даже казахи её называли при нас Белухой. Высшая точка Сибири… но по Памирскому тракту я проезжал ещё выше, примерно так, как в этом кадре заканчиваются ветки.

Чем ещё хороша оказалась наша точка — так это тем, что массив Белухи просматривается с неё от края до края. На кадре выше слева направо Корона Алтая (4178м), две вершины Белухи (4435 и 4509м) и наверное что-нибудь вроде пика Делоне (4260м).

Почти всё — на территории России, кроме ближних бесснежных гор и правой (восточной) половины правой (восточной) вершины Белухи, которые в Казахстане. Корона Алтая крупнее:

Более того, «фасад» Белухи — именно здесь, потому что её южный склон более пологий и доступный, чем Аккемская стена. Там наверху всегда мороз и страшный ветер, которому нет преград на тысячи километров вокруг, но альпинисты с «Высотника» в первых числах сентября ходили туда потоком. Я снова надеялся увидеть на белом склоне цветастую группу людей. Ну а для местных язычников, буддистов и Рериха гора Белуха — это Северный Кайлас, равноудалённое от Четырёх океанов сердце Евразии, прямой канал в Высокие миры.






Поделиться ссылкой:


You Объявление беZплатно: + Ваше Объявление




Мысль на память: Нет другого качества, столь необходимого для успеха любого рода, как настойчивость.


You ИНФОРМАЦИЯ БЕzПЛАТНО: + Ваша Информация

Zmeinogorsk.RU$: ^Град ОбречЁнный^ -Информация- Земля Неизвестная!?

To You Уzнать: Этот День в Истории+



Related posts

Leave a Comment

четыре × 1 =