Архитекторы будущего! Как возникла мировая элита?

"Ни разу не упасть — не самая большая заслуга в жизни. Главное каждый раз подниматься." Нельсон Мандела ©

Архитекторы будущего! Как возникла мировая элита? Андрей Фурсов.

Мир слишком велик и сложен, чтобы им управлять из одного центра. Хотя попытки создать систему такого управления делались неоднократно и продолжают делаться в настоящее время. Что касается Бильдербергского клуба, Трехсторонней комиссии и подобного рода структур, то это прежде всего структуры выработки и согласования решений, которые принимаются «хозяевами мировой игры» (О. Маркеев) или «хозяевами истории» (Б. Дизраэли) и их тайными, а не просто закрытыми организациями. Я имею в виду несколько десятков королевско-аристократических и финансовых семейств, многие из которых, в той или иной степени перероднившись между собой, контролируют основные глобальные финансовые потоки, СМИ и закрытую, то есть обслуживающую только «хозяев истории», науку – естественную, социальную и техническую.

Обычно под конспирологией понимают примитивные схемы, которые объясняют исторические события не историческими закономерностями и массовыми тенденциями развития, а тайной и, как правило, злонамеренной деятельностью неких сил (на выбор – масоны, ордены, спецслужбы и т. п.). Часто такие схемы воспринимаются как несерьезные. И действительно, немало работ, именуемых конспирологическими, написаны недобросовестными авторами в погоне за сенсацией и заработком. В то же время вряд ли кто-то сможет оспорить тот факт, что далеко не все причины и мотивы происходящего в мире лежат на виду – наоборот, они скрываются; далеко не все цели декларируются открыто – это естественно. Мы прекрасно знаем, что большая политика делается тайно, реальная власть – это тайная власть, зона функционирования «высоких финансов» – тайна. Поэтому нередко поставить под сомнение реальный анализ скрытых механизмов истории пытаются либо люди недалекие, профаны, либо, напротив, те, кто слишком хорошо знает о существовании тайных сил, структур и т. п. и старается отвести от них внимание, сбить со следа, высмеивая серьезный поиск как конспирологию.

Давайте посмотрим, например, на Коминтерн, то есть III Интернационал, который два десятилетия втайне планировал и проводил перевороты, восстания, революции, у которого были гигантские скрытые финансы и т. п. – это конспирологическая структура, а его влияние на ход истории – это конспирологическое влияние по типу своему? Почему же аналогичные структуры буржуазии, действующие в закрытом режиме, обладающие намного большим политическим и финансовым потенциалом, не конспирологические? Напомню слова Троцкого о том, что настоящие революционеры сидят на Уолл-стрит.

Архитекторы будущего. Как возникла мировая элита. Андрей Фурсов

Разумеется, в основе кризисов и революций лежат объективные, а точнее — системные и субъектные причины. Никто не отменял массовые процессы. Но, во-первых, мир — понятие не количественное, а качественное, как любил говорить Эйнштейн. В мире небольшая, но хорошо организованная группа, в руках у которой — огромные средства (собственность, финансы), власть и контроль над знанием и его структурами, а также над СМИ, весят намного больше, чем масса людей или даже целая страна — достаточно почитать «Исповедь экономического убийцы» Дж. Перкинса. Как заметил вовсе не конспиролог, а нобелевский лауреат по экономике Пол Кругман, «современная политическая экономия учит нас, что маленькие, хорошо организованные группы зачастую превалируют над интересами более широкой публики».

В деятельности закрытых наднациональных структур нет ничего неестественного, они порождаются самой логикой развития капитализма. В экономическом плане капитализм – это система без границ, мировой рынок. А вот в политическом плане капиталистическая система – это мозаика государств. Но экономические интересы буржуазии выходят далеко за рамки одного государства. Поэтому мировому капиталистическому классу объективно нужны надгосударственные, наднациональные структуры, и они должны быть если не тайными, то по крайней мере закрытыми для широкой публики. Таким образом, снимается противоречие между экономической целостностью и политической фрагментарностью капиталистической системы. Отсюда упорное стремление верхушки мирового капиталистического класса к созданию чего-то вроде мирового правительства. Кстати, каждый раз на пути решения этой задачи вставала Россия; в этом – одна из причин горячей «любви» к ней и к нам, русским, хозяев капиталистической системы – англосаксов, особенно британцев.

Чтобы снять базовое политико-экономическое противоречие капиталистической системы, нужны были наднациональные структуры. Но готовых организаций такого типа у буржуазии не было. В XVIII веке, когда вся сила была у государства и аристократии, нужно было пользоваться тем, что есть. Например, масонскими организациями. В XVIII веке начинается их бурный рост. Конечно же, они возникли раньше, в XVI – начале XVII века, представляя собой эволюционировавшую форму тамплиерских структур, покинувших в XIV веке Францию, но реальную жизнь в них вдохнула именно буржуазная эпоха – ее запросы и интересы. В конце жизни Маркс сказал, что если бы он писал «Капитал » заново, то начал бы не с собственно «Капитала», а с государства. Если писать «Капитал» сегодня, когда капитал, отвешивая прощальный поклон, корчась, уходит в прошлое, начинать работу о капитализме надо с закрытых наднациональных структур управления: именно они придают капсистеме целостный и завершенный характер, а ее истории – проектно-конструкторский характер.

«Масоны происходят от строительных цехов 12-16 вв, строивших готические соборы многие столетия, и остатков рыцарских орденов 14-16 вв, возникли в 17 веке в начале Нового времени и Просвещения с культом Бога-механика, превратившегося в 18 веке в культ Разума и поклоняются Великому Архитектору, образом которого считается финикийский царь Хирам, построивший первый иерусалимский храм во времена Давида. Бог-часовщик, создавший совершенный механизм Вселенной, и Бог-Архитектор, создавший совершенный Храм-Вселенную, — идеалы раннего Модерна 17-18 вв, родившиеся еще в эпоху Возрождения и прошедшие сквозь горнила Реформации, когда ренессансный субъект захотел власти.» az118.livejournal.com

В середине XVIII века в Европе произошел великий эволюционный перелом: история из преимущественно стихийной стала преимущественно проектно-конструируемой. Это не значит, что до середины XVIII века не было групп и сил, пытавшихся, причем нередко успешно, направлять ее ход. Однако в середине XVIII века появились три фактора, которые внесли качественное изменение в исторический процесс. Это начало формирования массового общества, небывалое усиление финансового капитала и резкий рост роли информационных потоков. Попробуйте управлять общиной, кастой или полисом – структурами, укорененными в традиции и ведущими себя, как коллективный социальный индивид. Другое дело – массовый индивид, которым легко манипулировать; выход масс на сцену истории предоставил огромные возможности манипуляторам. Это первое.

Второе: резко усилившаяся борьба за гегемонию в мировой капиталистической системе между Великобританией и Францией, военные нужды других государств, а также начавшаяся индустриализация колоссальным образом стимулировали развитие в XVIII веке финансового капитала, подготовленное XVII веком (от появления в его начале Standard Chartered Bank Барухов до создания в его конце английского Центрального банка). Третье: информационный бум XVIII века, который позволил «паковать» информацию и использовать ее для воздействия прежде всего на элитарные группы. Классический пример – «Энциклопедия », с помощью которой в течение нескольких десятилетий французская элита морально была подготовлена к принятию революции. Иными словами, в середине XVIII века произошло соединение Вещества (массы), Энергии (денег) и Информации (идей). Сплетенные в тугой узел, эти субстанции оказались под контролем определенных групп, которые в течение нескольких десятилетий подготовили ситуацию и человеческий материал для эпохи революций (1789–1848).

Однако не надо думать, что проектно-конструкторская эпоха истории – это всегда триумф конструкторов-проектировщиков. Есть еще такая штука, которую Гегель называл «коварством истории». Например, те силы, которые планировали свержение самодержавия, уничтожение России и использование революции в России для сокрушения всех преград на пути капитала, вряд ли могли предположить, что команда Сталина и «группа поддержки» из имперского генштаба и его разведки поломают проект «мировая революция », спутают карты левым (Коминтерн) и правым (Фининтерн) глобалистам, реализовав проект «социализм в одной, отдельно взятой стране», восстановят империю в виде мировой системы социализма и оттянут глобализацию мира почти на сто лет. Вывод: конструирование истории – это схватка проектов, систем и элит, которую советская элита сталинского образца выиграла, а послевоенного – проиграла. Проиграла потому, что по мере интеграции с середины 1950-х годов в мировой рынок утрачивала глобальное видение. И с тех пор ситуация у нас развивалась по логике сужения видения и измельчания интересов. С Запада, напротив, шагает проектно- конструкторский подход. Последняя Большая Охота капитализма – это во многом проект. И надо сделать всё, чтобы не просто поломать его, а развернуть против проектантов, да так, чтобы эта охота стала последней именно для них. Как говаривал Гамлет, «ступай, отравленная сталь, по назначению».

Нынешнее противостояние элиты китайской (восточно-азиатской) и западной, организованной в клубы, ложи и сетевые структуры (прежде всего ее англо-американо-еврейского ядра) – интереснейший и доселе невиданный процесс. Западная верхушка впервые столкнулась с противником, который хотя и представляет незападную цивилизацию, является глобальным игроком; до сих пор глобальным был только капиталистический Запад, опиравшийся в своей экспансии на геокультуру Просвещения.

Западная элита начинает демонстрировать признаки неадекватности и даже вырождения à la Будденброки, только вместо четырех поколений здесь четыре столетия. Иными словами, в условиях кризиса игра как бы начинается заново. Сможет ли западная элита воссоздать себя в соответствии с новыми условиями, обновиться и создать новые формы (само)организации? Новое знание о мире и человеке в качестве психоисторического оружия? Это один вопрос.

Еще один вопрос – смогут ли использовать противостояние Запада и Китая иные субъекты стратегического действия, решая свои проблемы, и используя – по принципу дзюдо – силу противника.

Разворачивающееся противостояние западной элиты, прежде всего ее англосаксонско-еврейского ядра, и китайской элиты – небывалое в истории мировой борьбы явление, это захватывающая картина, где нас ждет немало сюрпризов. Во многом именно эта борьба определит будущее – послекапиталистическое и вообще.

Олег Владимирович Давыдов о масонах и заговоре

«На центральную идею масонов — построение всемирного разумно спроектированного царства божьего на земле без царя земного и основанного на всеобщем равенстве под контролем избранных архитекторов-каменщиков по образцу корпораций строителей готических соборов 12-13 вв — уже зрелый Пушкин ответил:

Взгляни на звёзды! Ни одна звезда
С другой звездою равенства не знает.
Одна сияет, как осколок льда,
Другая углем огненным пылает.
И каждая свой излучает свет,
Таинственный, зловещий или ясный.
Имеет каждая свой смысл и цвет
И каждая по-своему прекрасна.
Но человек в безумии рождён
Он редко взоры к небу поднимает,
О равенстве людей хлопочет он
И равенство убийством утверждает.

В 12 веке начинается строительство готических соборов,
на один такой собор требуются десятки, а то и сотни лет.
и сплоченная команда мастеров — проектировщиков-архитекторов,
прорабов, каменщиков и т.д. — передающая свое мастерство след.
поколениям строителей. возникает закрытый от посторонних цех
со своими символами, ритуалами и иерархией, без которой
невозможна организация работ, в чем-то подобный
рыцарскому ордену, но не орден.

А также особый тип проектного мышления на много поколений.

В 1307 году начинается осень средневековья — фактическое
завершение крестовых походов — и кризис западного хр-ва,
который через сто лет пытались преодолеть ренессансом,
реакцией на который был протестантизм Лютера и эпоха
реформации и религиозных войн, завершившаяся
Тридцатилетней Войной и Вестфальским миром
1648 года — условная дата рождения Западной
Европы в современном смысле — как самосознающей
себя уникальной цивилизации, полностью отделившейся
от вост.хр-ва и павшей Византии.

К 17 веку большинство рыцарских орденов, кроме Мальтийского,
фактически прекращает существование. Но строительные цеха
уцелели. Туда-то и стали инкорпорироваться потомки орденских
рыцарей, в т.ч. даже один король, а также новая бурж. знать.

Необходимо отметить появление в начале 17 века картезианства,
актуализировшего индвидуальное эго как абсолютно свободный
личный дух, господствующий над протяженной материей.

Когда в 18 веке начинается эпоха рационалистического Просвещения,
возникает идея прогресса и рационального проектирования человеческой жизни. Но еще в 17 веке появляется интенсивный трансатлантический поток людей и финансов как прервый глобальный фактор новорожденной евро-цивилизации, породивший потребность в управлении и развитии. т.е. опять же в проектировании.

И в начале 18 века все эти факторы оказались комплементарны друг другуи родили фри-масонство на базе бывших строительных цехов.

Так, несбывшийся конец света и открытие Колумбом Америки в 1492 году,с последующими вскоре Реформацей и вторжением турок, создали Европу и Новое Время.

Иллюминаты — создание 1776 года немецкой университ.профессуры по образу масонских лож. И хотя через 11 лет орден был разгромлен, идеи его живы как живо наследие Просвещения.

Идея тайного проектирования совершенного мира свободных индивидов.

400 лет назад появился ново-старый культ, повторивший такой же культ 5-4 вв до н.э. в классической античности — культ Разума, Рациональности как утверждения разумного мирового порядка, отрицающего неразумный героизм и авторитет предков, знаменующий усталость от Реформации и религиозных войн 16-середины 17 вв, в архитектуре и искусстве известный как Барроко, а в целом как Новое время, в 18 веке ставшее Просвещением, соединившее буржуазное рацио, абсолютизм и гинекократию, эйфория от мудрости которого кончилась бурж.революциями, марксизмом и двумя мировыми войнами, после чего наступила новая усталость уже от модерна и развернули постмодерн, в котором осталась гинекократия и псевдорацио без абсолютизма, но с мировой олигархией.»

Андрей Фурсов

 

Related posts

Leave a Comment

10 − четыре =