Андрей Громыко: единственная ошибка в жизни?

"Либо вы управляете вашим днем, либо день управляет вами." Джим Рон

Андрей Громыко: пожалуй, единственная ошибка в его жизни, о которой он сожалел до конца своих дней…

На посту главы МИД Громыко бессменно находился 28 лет. Этот своеобразный рекорд в истории СССР и Российской Федерации. На Западе его прозвали «Мистер Нет», наши подхватили, растиражировали. Ничего подобного.

Эта характеристика несправедлива по отношению к гениальному дипломату. Наоборот, его работа была конструктивной и была направлена к компромиссам. Иначе не получилось бы разрядки в отношениях со странами НАТО и не был бы подписан целый ряд договоров о сокращении вооружений.

Ему еще приписывают неординарный поступок. Это когда в 70-х годах прошлого столетия Турция пыталась закрыть проход через Босфор в Средиземноморье для военных кораблей тогда ещё Советского Союза.

Громыко, общаясь в неформальной обстановке с американскими журналистами, промежду делом заявил, что для прохода в Средиземноморье Черноморскому Флоту СССР потребуется всего лишь пару залпов ракет. Появятся, кроме Босфора, ещё два прохода, но, увы, не будет Стамбула.

После этих слов Турция больше никогда не поднимала вопрос о закрытии Босфора для военных кораблей СССР.

Андрей Громыко: пожалуй, единственная ошибка в его жизни, о которой он сожалел до конца своих дней

Неплохая фамилия для дипломата

Будущий гений от дипломатии родился в 1909 году в небогатой крестьянской семье. Деревня Старые Громыки. Могилёвская губерния (сейчас это Белоруссия). Во всех своих анкетах он значился русским, но по крови был белорусом. Твёрдая «р» — исключительно белорусская фишка, нет-нет, да и проскальзывала в разговоре на протяжении всей его жизни.

Да и отец его не был крестьянином. Летом он не работал в поле, а рубил и сплавлял лес. Труд тяжелейший. Андрей с 13 лет помогал ему в этом. Может там, на сплаве, и выковывался у юноши волевой характер.

Семилетка. Гомельская профшкола. Техникум. После второго курса института народного хозяйства Громыко назначили директором одной из школ в пригороде Минска. Диплом экономиста он получил уже экстерном.

Затем учёба в аспирантуре, которую он закончил уже в Москве. Его кандидатская диссертация была посвящена сельскому хозяйству США. Именно тогда, в ходе работы над ней, Андрей выучил английский язык. Он и предположить не мог, как это потом поможет ему.

Первым рабочим местом Громыко стал Институт экономики АН СССР, где он стал трудиться старшим научным сотрудником. Вот она, научная карьера молодого учёного. Казалось бы, так и закончил бы он в должности какого-нибудь учёного секретаря одного из филиалов Академии наук. Но, неожиданно, происходит резкий зигзаг в его судьбе.

В конце 30-х страна испытывала сильнейший кадровый голод на высокообразованных специалистов. А здесь вот он. Да ещё с учёной степенью и отличным знанием иностранного языка. Благодаря пролетарскому происхождению и знанию английского языка Громыко попал в поле зрения НКИД (народный комиссариат иностранных дел).

Главное, чтобы в анкете было: "из крестьян и рабочих".

И вот здесь его карьера резко пошла в гору. Ему еще не было и тридцати, а он уже стал руководить отделом американских стран. И вскоре понадобились специалисты со свежим взглядом на внешнюю политику США. Громыко хорошо был знаком с политической и экономической составляющей этой страны, знал английский язык.

Его заметили. Пригласили к Сталину. При встрече вождь поинтересовался у него, что он читает. «Книгу на английском об аграрных проблемах США», — ответил Андрей Громыко. Сталин внимательно посмотрел на молодого дипломата и вдруг задумчиво произнёс: «Громыко… Неплохая фамилия у вас для дипломата!».

Молодой человек произвел такое впечатление на Сталина, что тот сразу же после встречи дал команду о его назначении советником при полномочном представительстве (посольстве) СССР в США.

Стремительная карьера

И вот представьте. Конец 1939 года. Вторая мировая медленной лавой покрывает собой всё новые и новые государства. И вот в гуще этих событий Громыко пришлось защищать интересы советского государства, лавируя среди противоборствующих держав.

В 43-м он становится чрезвычайным и полномочным послом в США и на Кубе. Это был важный период в его работе. Союзники медлили с открытием Второго фронта. В его задачу входило убедить США начать боевые действия в Западной Европе как можно раньше.

Он установил доверительные отношения с тогдашним президентом США Рузвельтом и его окружением. Сыграл не последнюю роль в подготовке Ялтинской и Потсдамской конференциях.

Рузвельт, глядя на Громыко: "Какой шустрый этот русский! Глаз да глаз нужен".

Принимал непосредственное участие в разработке проекта Устава ООН. От имени СССР подписал Устав и в 1946 году стал первым представителем Советского Союза при этой организации. Пост представителя он совмещал с должностью первого заместителя министра иностранных дел. Министерство тогда возглавлял Молотов Вячеслав Михайлович.

По воспоминаниям современников, Андрей Громыко уже тогда отличался тем, что мог часами вести переговоры с зарубежными коллегами, не используя при этом ни записей, ни подготовленных речей. Его, а не Вышинского, прочили на руководителя внешнеполитического ведомства.

Но, всегда такой ответственный и осторожный, Громыко отступился. В 1952 году он, без согласования с руководством страны, завизировал соглашение с Китаем о соотношении рубля и юаня. Сталин такого не прощал. Андрея Андреевича сместили с должности и отправили послом в Англию

«Мистер Нет»

Вячеслав Молотов в 1953 году вновь занял пост министра иностранных дел СССР. И тут же отозвал Громыко из Англии и предложил ему стать его первым заместителем. А уже через четыре года, после известных событий, Андрей Громыко становится во главе внешнеполитического ведомства.

Многие отмечают, что именно с его назначением начался период разрядки в отношениях с Соединёнными Штатами. Эти отношения то накалялись в силу объективных причин, то приходили в нормальное состояние. Заслуга Громыко заключалась в том, что он сыграл не последнюю роль в деле недопущения прямых военных столкновений с США во время Берлинского и Карибского кризисов, а также на фоне конфликтов во Вьетнаме, Анголе и на Ближнем Востоке.

Сын Анатолий, жена - Лидия Гриневич, и дочь Эмилия.

Самой главной заслугой диплома является, пожалуй, то, что во время его пребывания на посту министра иностранных дел, СССР занял сильнейшие позиции в мире за всю свою историю. Даже дипломаты враждебных государств считали Андрея Андреевича дипломатом номер один в мире.

Всегда и везде интересы страны стояли у него на первом месте. Он служил своей Родине, а не прислуживал. Твёрдое громыковское «нет» не означало отказа. Он ждал другое альтернативное предложение.

Закрепление итогов Второй мировой, в том числе признание послевоенных границ. Снижение международной напряжённости. Стабильность. Безопасность. Всё это заслуги советской дипломатии. При Андрее Громыко МИД СССР стал эффективным, высоко профессиональным инструментом внешней политики.

Непростые решения

Нельзя пройти мимо и тех трагических событий «во времена Громыко». Это принятие решений о введении советских войск на территорию Чехословакии и в Афганистан.

Леонид Брежнев, Родион Малиновский и Андрей Громыко.

В случае с Чехословакией можно сказать, что этим вопросов занимался не совсем МИД. Был такой Международный отдел в ЦК КПСС. Вот он то как раз и формировал политику отношений со странами соцлагеря. Возглавлял его тогда, в 1968 году, Борис Пономарёв. Громыко конечно присутствовал на обсуждении данного вопроса в Политбюро, но не был его инициатором.

Неоднозначна его роль и в афганских событиях. В 1979 году он уже входил в состав Политбюро. Так вот в марте этого года он и Юрий Андропов высказались о недопустимости поддержки афганской революции советскими штыками. Но уже через семь месяцев два столь влиятельных деятеля, как Громыко и Андропов, солидаризировались с противоположным мнением по этому вопросу. Их поведение остаётся загадкой до сих пор.

Ошибка всей его жизни

При «позднем Брежневе» Громыко, наряду с Андроповым и Устиновым, входил в так называемую большую тройку. Именно она определяла внешнюю политику СССР. В 1985 году, уже находясь на посту первого заместителя председателя Совмина СССР, Громыко вполне мог стать лидером государства. Но отказался. Преклонный возраст, плохое здоровье и всё такое, говорил он своим соратникам. Так ли это было на самом деле?

«Мне всё-таки нужно было занять тогда пост генсека, — делился он через несколько лет, наблюдая, выкрутасы Эдика Шеварднадзе. — Надо было поработать несколько лет. Подготовил бы достойного преемника».

Он даже успел почувствовать себя в роли формального руководителя государства — председателя Президиума Верховного Совета СССР. Этот пост он занимал с июля 85-го по сентябрь 88-го.

На заслуженном отдыхе побыл немного. Меньше года. 2 июля 1989 года Андрей Громыко скончался. Незадолго до смерти он дал своему сыну совет, которому сам следовал всю жизнь: «Никогда нельзя унывать. Даже в мои годы я не чувствую себя стариком. Физически люди умирают, а духовно — никогда. Надо верить!».



"Не подражайте другим. Найдите себя и оставайтесь собой, ведь «зависть — это невежество», а «подражание — самоубийство». Дейл Карнеги"

Related posts