Америке тоже нужна своя перестройка!

"Если вы думаете, что на что-то способны, вы правы; если думаете, что у вас ничего не получится - вы тоже правы." Генри Форд ©

«Америке тоже нужна своя перестройка». Высказывания Михаила Горбачева…

Бывшему генеральному секретарю ЦК КПСС и президенту СССР 2 марта 2021 года исполнилось 90 лет

ТАСС-ДОСЬЕ. 2 марта 2021 года исполняется 90 лет бывшему генеральному секретарю ЦК КПСС и президенту СССР Михаилу Горбачеву. ТАСС подготовил подборку его высказываний.

О социализме

  • «Я в данном случае с Иисусом Христом. Он был первый социалист у нас. Тут уже ничего не поделаешь» (интервью программе «Итоги» на телеканале НТВ, 1997 год).
  • «Я был и остаюсь приверженцем социалистической идеи. Это идеал. Это ценность. Но я возглавил процесс развенчания той социалистической модели, которая отрицала демократию и делала ставку на диктатуру» (интервью «Российской газете», 28 февраля 2006 года).

О США

  • «Америке тоже нужна своя перестройка» (комментарий в связи с вторжением войск США и их союзников в Ирак, 24 марта 2003 года).
  • «Тот, кто сегодня танцует под американский джаз, завтра будет сожалеть» (на пресс-конференции в рамках Всемирного газетного конгресса в Москве, 7 июня 2006 года).
  • «[США] не от кого защищаться, но им нужен враг, для того чтобы вернуться к политике давления. Они не могут без этого. Поэтому Америку надо остановить. Но мы должны сделать это по-дружески» (интервью телеканалу RT, 17 декабря 2014 года).

Об объединении Германии

  • «Мой вклад в германское единство является всеми признанным историческим фактом» (выступление в Кельне, 24 мая 1996 года).
  • «Решающую роль в объединении Германии сыграли сами немцы <…> А в том, что объединение было мирным, что этот процесс не привел к опасному международному кризису, думаю, решающую роль сыграл Советский Союз» (интервью «Российской газете», 16 октября 2014 года).
  • «Нашей целью была новая Европа, Европа без разделительных линий. Но пришедшее нам на смену поколение лидеров не смогло реализовать эту цель» (статья в «Новой газете», 1 ноября 2019 года).

О Берлинской стене

  • «Это было искусственное образование, прямое детище холодной войны — самой трагической ошибки, которой победившие фашизм нации позволили свершиться после такой войны. Расчленение Германии (хотя инициаторами этого были не мы) и появление ГДР — это, по крайней мере советскими людьми, воспринималось как плата немецкой нации за преступления нацизма» (статья для немецкой газеты Financial Times Deutschland, 9 ноября 2004 года).

О периоде после окончания холодной войны

  • «На Западе заболели тяжелой болезнью — «комплексом победителя». Нельзя вот так бессовестно приписывать себе все заслуги в деле прекращения холодной войны, заявлять, что, мол, мы обыграли СССР, социализм. Запад отнесся к России без должного понимания ее решающего вклада в окончание холодной войны. Когда Россия оказалась в трудном положении после распада СССР, ее начали просто оттеснять с политической и исторической арены. Развитый Запад эксплуатировал положение страны, не подготовленной жить в рыночных условиях. Как только Россия начала подниматься с колен, оказалось, что для Запада это не подходит» (интервью «Независимой газете», 15 августа 2006 года).
  • «Двадцать с лишним лет после окончания холодной войны оказались во многом растрачены, упущены для создания более безопасного и справедливого мирового порядка. И европейцы несут за это большую долю ответственности <…> Прежде всего потому, что окончание холодной войны было объявлено Западом, Соединенными Штатами, триумфом одной стороны <…> Тем самым была отброшена главная идея, с которой мы выходили из холодной войны, — идея объединения усилий, в том числе идея единой большой Европы» (выступление на Форуме новой политики в Люксембурге, 18 мая 2012 года).

О попытке госпереворота в августе 1991 года

  • «Я был настолько уверен, что абсолютно все вопросы можно решить демократическим путем, что заигрался. И проспал государственный переворот» (выступление в Московском международном университете, февраль 2015 года).
  • «Я везде старался избежать крови, а уж тем более — применения армии. Потому что понимал, что даже в тех случаях, когда армию используют, чтобы разъединить противоборствующие стороны, стабилизировать ситуацию, это всегда оборачивается гибелью людей» (интервью «Радио Свобода», 3 июня 2011 года).

О Советском Союзе и его распаде

  • «Советский Союз пал жертвой политических баталий внутри самой страны. Мы видели, что страна не может приспособиться к требованиям науки и технологии, что она не успела на корабль структурных реформ, в этом состояла основная причина. Вторая причина заключалась в том, что люди не были свободны, они были несчастливы» (интервью американскому журналу Newsweek, май 2001 года).
  • «Пока существовал Советский Союз, все трудности были преодолимы — и внутри, и вовне» (беседа с Федором Лукьяновым в журнале «Россия в глобальной политике», сентябрь — октябрь 2009 года).
  • «За конец перестройки и развал Советского Союза ответственны те, кто организовал путч в августе 1991-го, а после путча использовал ослабленную позицию президента СССР» (интервью немецкому еженедельнику Der Spiegel, 8 ноября 2019 года).

О Беловежских соглашениях

  • «Я за Советский Союз сражался, как говорится, до последнего патрона. Когда они [Борис Ельцин, Леонид Кравчук и Станислав Шушкевич] приехали из Беловежья и предложили свои умозаключения, которые оформили в форме документов о роспуске Советского Союза, я сказал, что такое решение не могут принимать три человека, что это должны решить народы Союза, которые недавно избрали свои Верховные советы <…> Молчали интеллигенция, пресса, армия, народы. Все молчали. Я тогда обратился к населению и подробно объяснил, во что это выльется, какая будет экономическая и социальная драма. Это нанесет колоссальный вред. Никто не реагировал. Так что же, получается, Советский Союз одному мне нужен?» (интервью газете «Березняки вечерние», 20 марта 2003 года).
  • «Инициаторы роспуска Союза сделали все, чтобы Верховные советы республик поддержали Беловежские соглашения. Поразительно, что за это проголосовали поголовно и почти без рассуждений. А в общем людей запутали, они не понимали, что это за Содружество Независимых Государств, у истоков которого стояли Ельцин и двое его сподвижников. Все выглядело безобидно, вроде как чуть больше свободы союзным республикам. Только потом люди увидели: большой страны не стало» (интервью немецкому еженедельнику Der Spiegel, август 2011 года).

Об уходе из политики

  • «В открытой публичной политической борьбе мне не смогли нанести поражение <…> И потом одни устроили государственный переворот, а другие — чуть позже — Беловежское соглашение. Разные преследовали цели, но в результате совпали» (интервью «Новой газете», 14 августа 2006 года).
  • «Я ведь выступил 25 [декабря 1991 года] и прекратил свою деятельность на посту президента [СССР]. Меня никто не освобождал. Я так и являюсь президентом» (передача «Без дураков» на радиостанции «Эхо Москвы», 15 февраля 2011 года).

О коммунизме и КПСС

  • «Целью всей моей жизни было уничтожение коммунизма, невыносимой диктатуры над людьми <…> Именно для достижения этой цели я использовал свое положение в партии и стране <…> Когда Ельцин разрушил СССР, я покинул Кремль, и некоторые журналисты высказывали предположение, что я буду при этом плакать. Но я не плакал, ибо я покончил с коммунизмом в Европе» (выступление на семинаре в Американском университете в Турции, опубликованное в газете «Заря», №24, 1999, Словения).
  • «Вот сейчас я могу сказать: я сожалею, что тогда [в декабре 1990 года] я остался на должности генерального секретаря [КПСС]. Потому что партия становилась препятствием на пути тех перемен, которые надо было проводить» (интервью «Радио Свобода», 3 июня 2011 года).

О перестройке

  • «[Перестройка] родилась из внутренних потребностей нашей страны. Это не выдумка, не какая-то мудреная затея группы людей, которых вдруг озарило, которые вдруг решили, что нужна какая-то перестройка. Нет, нас жизнь подвела к перестройке» (выступление в Кремле на встрече с представителями французской общественности, 29 сентября 1987 года).
  • «Сразу же спросите меня, сожалею ли я о перестройке. Нет, я не делаю этого. Было невозможно жить так, как прежде. И существенной частью перестройки было новое внешнеполитическое мышление, которое охватывает как универсальные ценности и ядерное разоружение, так и свободу выбора» (интервью Der Spiegel, 8 ноября 2019 года).

О реформах 1990-х годов

  • «Многие меня спрашивают: «Михаил Сергеевич, то, что происходит в стране, — это и есть перестройка? Этого вы хотели?». Нет! Замыслы были иные. Все надо было делать постепенно, эволюционно. И вдруг все оборвалось. Навязали совсем другое, причем со ставкой на развал страны, на шоковую терапию. А это уже другая реформа и другие творцы. За кашу, которую заварили в январе 1992 г., я ответственности не несу» (интервью самарской телекомпании «РИО», 23 мая 1996 года).
  • «Результатом «десятилетия реформ» в 90-е годы стал хаос. Хаос в политике, экономике, федерации, социальной сфере. И колоссальный разрыв между меньшинством выигравших от таких реформ и большинством, оказавшимся на грани черты бедности или даже ниже ее. Ясно, что это не те условия, в которых укрепляются демократия и свобода» (комментарий «Российской газете», 9 июня 2006 года).

Об антиалкогольной кампании

  • «Считаю, что антиалкогольная кампания все-таки была ошибкой в том виде, как она проводилась <…> Надо было проводить не кампанию, а планомерную долгосрочную борьбу с алкоголизмом. Вытрезвление общества нельзя проводить наскоком. На это нужны годы» (интервью газете «Комсомольская правда», 15 мая 2015 года).

О войне в Афганистане

  • «То, что мы ввели наши войска в Афганистан, было политической ошибкой, связанной с идеологическим подходом в международной политике, которой в те годы исповедовал Советский Союз. Попытка навязать чужую модель устройства общества стране, имеющей свои глубокие традиции, всегда обречена на провал» (комментарий агентству «Интерфакс», 14 февраля 2004 года).

О присуждении Нобелевской премии мира

  • «Я получил ее заслуженно — могу так сказать, потому что подтвердил это своей политикой, ответственностью перед страной, народом и перед миром» (интервью «Радио Свобода», 22 октября 2009 года).

О себе

  • «История — дама капризная, и что там она нарисует, трудно сказать. Но я хочу упредить ее, сказать, что, в общем, Горбачев — хороший парень» (интервью радиостанции «Коммерсантъ FM», 14 марта 2011 года).

Источник


Related posts

Leave a Comment

20 + девятнадцать =