Алтай! Зачем вяжут ленты и вырезают куклы?

"Оптимизм - это доктрина, утверждающая, что все прекрасно, включая безобразное, все хорошо, особенно плохое, и все правильно, в том числе неправильное… Доктрина эта передается по наследству, однако, к счастью, не заразна." Амброз Бирс ©

Алтай! Зачем вяжут ленты и вырезают куклы?

Путешествуя по Алтаю, вы, наверняка встречали деревья, «украшенные» разноцветными лентами. Я сейчас веду речь не о популярных среди туристов местах северной части Алтая, а о весьма отдаленных от трактов территориях.

Что же символизируют ленты и сам обряд их подвязывания?

Улаганский район.перевал. Фото Ольга Шадрина
Улаганский район.перевал. Фото Ольга Шадрина

Это вопрос всегда задают наши гости. Я, читая издание «Декоративно-прикладное искусство Алтая» под авторством А. В. Эдокова, наткнулась на следующее объяснение.

«По этнографическим данным конца 19 века, алтайцы в развешанных на ветках деревьев и на особых шестах разноцветных лентах видели места пребывания душ предков (дедов или прадедов). Каждая лента якобы заключала в себе душу одного предка. Считалось, что предки принимали участие в жизни своих внуков и правнуков, интересовались их делами, давали советы и указания. Следя за колебаниями лент, они «читали» веления предков и беседовали с ними. Правда, неясно, делались ли когда-то на этих лентах изображения предков, впоследствии исчезнувшие, или ленты были «одеждой» предков, заменявшей их изображения»

Фото Ольга Шадрина
Фото Ольга Шадрина

Но, я думаю, что путешествующим по Алтаю будет интересным узнать не только о лентах, но и об иных проявлениях народного искусства алтайцев.

Народное искусство алтайцев известно по художественно-этнографическим произведением 19 – начала 20 века, прошло длительный путь развития и было тесно связано с хозяйственной деятельностью населения, его общественными институтами, обрядами, обычаями и верованиями. В его семантике, наряду с ранними представлениями о природе и человеке нашли отражение и более поздние мировоззренческие взгляды. Связанные с изменениями в патриархально-феодальных отношениях народа (Бай-Ульгень, Бура-хан и другие боги Алтая).

Фото Ольга Шадрина
Фото Ольга Шадрина

Часто декоративно-художественное оформление отдельных предметов включало в себя те или иные действия человека или коллектива. Олицетворенные в них персонажи как бы принимали участие в этих действиях, «помогали» людям осуществлять их намерения. С изображением разговаривали, обращались к ним с просьбой, изготовляли для них одежду, их «кормили», иногда сажали на лошадь, наделяли необходимыми атрибутами. В отдельных случаях фигуру духа покровителя охоты брали с собой на промысел в надежде, что он поможет быстрее обнаружить и убить зверя. Все это говорит о том, что в так называемых духах люди видели существа особого рода, наделенные сознанием и «плотью», поскольку они требовали пищи, испытывали холод и другие потребности.

Фото Ольга Шадрина
Фото Ольга Шадрина

Семейные покровители-предки, по представлениям алтайцев, также не оставались безучастными к своим потомкам. Они якобы присутствовали в доме, образуя «большую семью», и при надлежащем с ними общении оказывали людям свое покровительство и помощь. Вот почему от поколения к поколению создавались изображения умерших членов семьи и их присоединяли к ранее изготовленным фигурам. Живые должны были заботиться о своих предках, а последние и потомках. Обращает на себя внимание тот факт, что среди изображений семейных покровителей фигурировали чаще всего женщины: матери, бабушки и прабабушки. Их «портреты» из десятков изображений составляли иногда целую «галерею предков».

Изготовляя ту или иную вещь и, нанося на нее изображение, человек создавал вокруг себя как бы второй, ощутимый и “зримый» мир людей, животных и других существ, которые всегда или длительное время были при нем, будь то небожители, духи нижнего мира или тени предков. Мир конкретных образов «облегчал» человеку общение с теми невидимыми существами, которые казались то доброжелательными и полезными, то вредными и опасными. Так поступали деды и прадеды, так делали и их потомки. Этот «второй» мир воссоздавался с каждым новым поколением в более или менее устоявшихся и повторявшихся формах. Он был необходим человеку. Отсутствие изображений могло, по мнению их исполнителей, повлечь за собой ряд неудач в хозяйстве, общественной и семейной жизни.

Фото Ольга Шадрина
Фото Ольга Шадрина

В изображении предка люди видели не просто фигуру, а предмет, наделенный частицей жизни того, кого он изображал, и в этом было его основное значение. Произведения народного искусства полнее раскрывают мироощущение и миропонимание народов Сибири, отношение к созданным их воображением существам, помогающим людям в борьбе за существование.

С декоративными изображениями был связан ряд представлений, которые в наши дни могут показаться наивными, но еще в 19 веке и даже в начале 20 века они влияли на художественную практику народов Сибири и побуждали их изготовлять все новые и новые пластические образы. Истоки этой деятельности уходят в те далекие времена, когда различные представления о природе и человеке еще оформлялись, отличались неустойчивостью от поколения к поколению, видоизменялись. Данный период нам почти не известен, но по отдельным признакам о некоторых представлениях можно догадываться. Так, например, многочисленные факты, имеющиеся в этнографической литературе, свидетельствуют о том, что одной из ранних форм мироощущения некоторых народов Сибири, в их числе алтайцев и хакасов, был анимализм, согласно которому вся окружающая человека неживая природа рассматривалась как живая, наделенная жизнью. Природа духов и душ представлялась материальной, предметы, которые были созданы человеком, например, его жилище, орудия труда, средства передвижения, считались живыми.

Остановлюсь подробнее на народной скульптуре тубаларов — каныме.

Фото из издания "Декоративно-прикладное искусство Алтая"
Фото из издания «Декоративно-прикладное искусство Алтая»

Каным – это двухголовая фигурка, представляющая собой божество, считающееся покровителем всех «черневых татар». Изображение его подвешивали к стене юрты между мужской и женской ее половинами, против входа. Скульптурные фигурки канымов были обычно небольшими, высотой 25 – 30 см, и имели вид стержня, на каждом конце которого вырезана голова. Головы располагались напротив друг друга. Руки имели вид коротких прямоугольных выступов. Эту скульптуру окрашивали в красный, буро-красный или бледно-розовый цвет. К шее верхней головы обычно привязывали красную ленту, видимо изображавшую одежду.

Фото Ольга Шадрина
Фото Ольга Шадрина

Семантика двухголовых канымов проясняется из текста обращения к ним: «Нижний конец беседует с бием Эрликом, верхняя голова беседует с бием Ульгенем». Учточню, что бий Эрлик в понимании алтайцев – покровитель Нижнего мира, а бий Ульгень – верхнего. Каным считался хозяином всех зверей тайги. Можно рассматривать этот персонаж как персонификацию гор, характерную для древних тюрок, как одного из высших божеств. Тубалары видели в двухголовом каныме покровителя охотников.

За свои художественные достоинства интересны рукоятки некоторых тубаларских бубнов. По данным Л. П. Потапова, их было три типа: с коническими, одноголовыми и двухголовыми рукоятками. Бубны типа парс-чалу или марс-чалу встречались редко, главным образом у шаманов из рода Шор. С помощью такого бубна, посвященного дочери Ульгеня, шаман призывал высшее божество.

Из экспозиции Музея, фото Ольга Шадрина
Из экспозиции Музея, фото Ольга Шадрина

Рукоятка бубна первого типа, покрытая геометрической резьбой из «елочек», называлась ала-барс и осмысливалась как изобразительная. У бубнов второго типа каным-чалу или тунгур каным («кровный бубен») рукоятка имела две противоположно расположенные головы. Такая рукоятка называлась еки-башту каным («двухголовый каным»). Вероятно, можно видеть в ней вставленное в бубен изображение хозяина и покровителя охоты, фигуру которого хранили у себя многие и не только тубаларские охотники, но и представители шорских, чалканских и кумандинских племен.

Путешествия продолжаются… Ольга Шадрина. Фото автора и из издания «Декоративно-прикладное искусство Алтая» (А. В. Эдоков)

Related posts

Leave a Comment

15 + 13 =