Алтай. У Тополя!

"Стоит только поверить, что вы можете – и вы уже на полпути к цели." Теодор Рузвельт ZM
Добавить информацию в закладки (Bookmark)(0)

Алтай. У Тополя!

В Чемальском районе республики Алтай осуществляют свою деятельность ряд музеев, разных по статусу, времени создания, тематике, степени посещаемости, насыщенности уникальными экспонатами и др. В особых условиях, характерных для туристического района, частные музеи, развиваясь в разной степени успешности, пользуются большей популярностью, чем муниципальные. Уже 6 лет проезжающих мимо села Куюс туристов «просвещает народной самобытностью» музей, созданный Анатолием Александровичем Санковым.

Анатолий Александрович – личность для Чемальской земли легендарная, даже в каком-то смысле – историческаяВ прошлом — Санков Анатолий Александрович — знаменитый козовод, много сделавший для развития животноводства в республике. Начал работать в 1956 году, первую медаль получил в 1962 г. Сегодня проживает в селе Куюс. Он в течение 15 лет выводил свою породу белых коз – Алтайскую, почти чисто белую. Его белых коз возили в Иран, Ирак, а замороженную сперму экспортировали в Индию.

Но, Анатолий Санков вошел в историю не только развития местного козоводства, еще его фамилия закрепилась и в наименовании местности – Санково Поле, где тех самых коз он и выводил, и в наименовании местонахождения петроглифов – «петроглифы Санкова поля», начертанные там на скалах. Сам Анатолий Александрович этот факт объяснил так:

— Пас я совхозных коз в Катунской долине, а археологи раскопками здесь занимались. Спросили у меня они название этой местности. Я им и ответил, что мол, Санково поле это!

А сегодня Анатолий Александрович вновь с «историей плечом к плечу стоит», так как является основателем личного музея и «спонсором» по части экспонатов как для Чемальского краеведческого, так и для музеев ближних и дальних городов, где есть экспозиции по истории и археологии Алтая.

Мы заехали в Музей, что у тополя – так было написано на нехитрой вывеске, что установлена на перепутье дорог, за южной оконечностью села Куюс, прямо в день летнего солнцестояния – 22 июня. День этот в 2018 году выдался очень жарким, даже – знойным, как, впрочем, и весь июнь месяц.

Не успели мы припарковаться, как нам на встречу вышел сам хозяин и проводил в свое музейное пространство, что располагалось в тени садовых деревьев. Пока мы осматривались, сам хозяин готовился к экскурсии. Почти мгновенно в руках у него появилась увесистая папка, где были собранные материалы, иллюстрирующие и подтверждающие ценность его экспонатов и направлений его творческого поиска. На широком и длинном столе выставлялись экспонаты в стиле корнепластики. Они действительно были удивительными, завораживающими и притягательными. Мы с Ярославом осмотрели все представленные композиций. Некоторые «персонажи» даже побывали на республиканской выставке, вернувшись на родину с грамотами. Нам очень приглянулись две композиции: «После битвы» (2002 года создания) и «Таймень». Рассматривая деревянные скульптуры и, слушая комментарии автора, мне вдруг подумалось, что «талантливый человек – талантлив во всем».

И так мне думалось каждый раз, когда мы переходили от одной его выставки к другой. В этом музее все как-то уникально, неповторимо, нетипично для музея в классическом понимании этого заведения культуры. И главный в этом музее — сам хозяин: автор, мастер, актер! Особенно меня впечатлила манера, даже, скорее – «народный стиль» общения экскурсовода. В ходе экскурсии «вопросы в лоб» задавали не мы – экскурсанты – а сам лектор. Сначала эти вопросы ставили нас в тупик, но, потом, сориентировавшись, мы быстро адаптировались и приладились к его манере организации экскурсии, да так приладились, что провели в музее три часа. Экскурсовод нам не только показывал, рассказывал, но и озвучивал, наигрывал, «открывал глаза» и «научивал». Простой экскурсией это действо назвать было нельзя – это была актерская игра, а играл он в первую очередь для своего удовольствия. Не было у этой экскурсии рамок: временных, денежных – никаких! Эта экскурсия была сплошным душевным порывам – песней!

Музей Санкова, названный Анатолием Александровичем «У Тополя», работает 6 лет, а почву автор «готовил» лет так 15 до его открытия. Тополь этот хорошо виден проезжающим туристам, двигающимся к петроглифическому комплексу «Грот Куюс» и водопадам речки Бельтертуюк. Под кронами деревьев его дворика собрано великое множество экспонатов, причем, настолько разных, что диву даешься, Просто невероятный по мощности поток креатива будоражил голову Анатолия Александровича.

После осмотра скульптур корнепластики, мы вслед за хозяином перешли к столику, что расположен в центре музейного пространства. На нем располагались причудливой формы, цветов, «орнаментов» небольшие камни. Ярослав уже некоторое время там за столиком разглядывал почти природные изображения реальных личностей и животных. Эти камни Анатолий Александрович нарек собственными именами: «Лицо деда», «Катунский ежик», «Каменная кукла», «Песчаный жук», «Майский жук», «отпечаток правой ноги младенца», «Подводная лодка», «Камень перчатка». Впечатлил нас размером со среднюю тарелку «Камень- талисман», на котором можно разглядеть множество всевозможных персонажей:

профили Буденного и Пушкина, утку, козла, зайца, волка, «лица» черепашки и снежного человека, собачью морду, кота Ваську. Анатолий Александрович все время поучал Ярослава, да и меня:

— Каждый камень имеет свою красоту и картину. Когда будете ходить по берегу Катуни, присматривайтесь!

Среди этих камней, что лежали на столике, есть и настоящие археологические артефакты – «пестики» для измельчения зерна. На вопрос: «Где нашли такие?», послышался ответ:

— Я забрал до того, как археологи пришли, а то «Камень Сартакпая» и «Яда-Таш» забрали и увезли, первый — в Санкт-Петербург, второй — в Новосибирск.

Далее экскурсия проходила по импровизированному стенду с красноречивым названием: «Уголок любви», где были размещены камни, напоминающие по форме сердца. Следующая вывеска имело еще более интригующее название: «Зрячие божьи камушки». Здесь было представлено великое множество камней, где есть рисунки – окружности – напоминающие «глаза». Среди камней были и «двоеочие» и «троеочие», по мнению Санкова, камни.

— Камни видят вас – не уставал говорить Анатолий Александрович, поглаживая каждый свой экспонат.

Далее шли каменные изваяния, которые привлекли мое внимание с самого первого момента, как я оказалась в музее. Было представлено 4 каменные стелы. Они очень похожи на каменные изваяния, но сильно измененные (прорисованы) самим хозяином с целью более яркого донесения ценности исторических артефактов до экскурсантов. Эти камни, по рассказу Санкова, он нашел в Катунской долине до того, как археологи вывозили в музеи местные исторические артефакты, найденные в районе Куюса. Я задавала Анатолию Александровичу много вопросов относительно этих каменных изваяний. Меня интересовало их первоначальное местонахождение, условия и способ появления их в его усадьбе, степень изменения. Из рассказа я усвоила то, что все эти изваяния из Куюсской части «Долины Сартакпая», что простирается от речки Чоба до долины Ахая (Акая – белые скалы), и несколько лет понадобилось на доставку их в «стены» музея. Я была рада тому факту, что хоть этим 4- м Кезер -Ташам удалось остаться на своей исторической родине, благодаря, в том числе и природной хитрости местного жителя. А массовые раскопки велись в этой долине в 70-80 годах.

И еще этот самый массивный гранитный камень в экспозиции музея, по мнению Санкова, самый важный – он излечивает бесплодных женщин.

«Раньше в старые времена женщины находили такие камни и молились им, прося ребенка. Но, чтобы просить, надо знать свои обычаи, порядок и обряд. Без обряда ничего не получалось. А обряд рассказывали старые люди».

На этом камне сохранились древние начертания. Я разглядела в верхней части линии имитирующие лицо. А внизу луночное углубление. Ее Анатолий Александрович называл «пупком». По мнению Санкова, на камне есть изображение женщины, то есть этот гранитный камень – женский образ. Далее за четырьмя гранитными изваяниями в его выставке следовали камни, изображающие: бурята, монгола, Пушкина, инопланетянина и др.

Следующий «стенд» содержал множество предметов алтайского быта, охоты, кедрового промысла. Особый интерес у Ярослава вызвали самодельные ружья. Они были с двумя палками-подставками, типа треноги. Для ружья имелось в наличии все необходимое. Порох засыпался в количестве одной меры, которая измерялась особым приспособлением. Одна мера стреляла на 100 метров, две – на 200 метров. Рядом лежали лыжи, обтянутые шкурой марала, красовались рога улаганских туров, акташинских архаров. У дерева стояли длинные палки с острыми наконечниками: двузубцы, трезубцы и нехитрое приспособление для молотьбы зерновых колосьев, его Санков назвал: «русским комбайном». Это орудие труда представляло собой длинную палку с цепью на конце. По норме женщина за день должна была намолотить 25 мешков зерна за день, мужчина – 50, а итог – 1 трудодень, который оплачивали в конце лета. Еще одно нехитрое приспособление – «копорулька» детская и взрослая. Ею пользовались для выкапывания луковиц кандыка и сараны. После высушивания луковицы перетирали в муку и стряпали лепешки вплоть до 1939 года. За день накапывали полный чугунок. Особенность этой «копорульки» – длинный «сук», заметно облегчающий труд. Так же на выставке представлены: ручная «лесопилка», всевозможные капканы, дробилка для шишек и др. Особняком стояла тачка, наполненная кирками и лопатой — это орудия труда «Чуйского трата» — той его части, которая изначально должна была идти через Куюс. С 1922 по 1925 год, по рассказам Санкова Анатолия Александровича, дорогу делали именно здесь бийские военнопленные со всей Европы и не только. Среди них было много корейских военнопленных (1929-1930 гг.).

На отдельном стенде были представлена домашняя утварь.

В небольшом домике, куда мы вошли в окончательной части экскурсии – предметов было много от музыкальных инструментов до национальных костюмов. Нам запомнилась дудка, имитирующая голоса марала и маралухи. В нее нужно не дуть, а вдыхать. Анатолий Александрович заострил наше внимание на том, что курящие люди не могут извлечь звук их этого инструмента. Самец марала слышит ответ маралухи за 15 км и в течение «пяти минут» он уже на мушке у охотника. Еще был необычный инструмент – комус-рожок, бубенчики шамана и многое другое. Надо приехать и самому все осмотреть и послушать удивительного лектора.

В комнате есть экспонат, про который Анатолий Александрович не упомянул в лекции. Это была грамота следующего содержания:

Министерство сельского хозяйства Российской Федерации

Федеральное государственное бюджетное учреждение

«Государственная комиссия Российской Федерации по испытанию и охране селекционных достижений»

Авторское свидетельство.

№ 69501. Козы. АЛТАЙСКАЯ БЕЛАЯ ПУХОВАЯ.

Выдано в соответствии с решением Государственной комиссии Российской Федерации по испытанию и охране селекционных достижений от 13.03.2017.

По заявке № 8354729 с датой приоритета 14.03.2016.

Патентообладатель (и):

ФГБНУ «Горно-Алтайский научно-исследовательский институт сельского хозяйства.

ФГБНУ «всероссийский научно-исследовательский институт овцеводства и козоводства». ООО «Кайрал», ООО «Михаил».

Автор (ы): САНКОВ АНАТОЛИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ и др.

Зарегистрировано в Государственном реестре охраняемых селекционных достижений.

И. о. председателя: Ю.Л. Гончаров.

Самое познавательное лично для меня, было поведано Анатолием Александровичем уже после экскурсии. Сидя на пороге музейной горницы, хозяин музея поведал мне еще столько интересного и про «Сартакпаев трон», что когда то располагался в районе современного Ороктойского моста, но был разрушен; и про Яда-Таш, что ученые выменяли у местных мужиков; и про «Камень Сартакпая».

Но это уже другая история.

Путешествия продолжаются… Ольга Шадрина, фото автора.






Поделиться ссылкой:


You Объявление беZплатно: + Ваше Объявление




Мысль на память: Не надо бояться больших расходов, надо бояться маленьких доходов.


You ИНФОРМАЦИЯ БЕzПЛАТНО: + Ваша Информация

Zmeinogorsk.RU$: ^Град ОбречЁнный^ -Информация- Земля Неизвестная!?

To You Уzнать: Этот День в Истории+



Related posts

Leave a Comment

1 × 4 =