Алтай! Пойдем, послушаем дыхание Катуни!

"Я ошибался, но я никогда не допускал ошибки, утверждая, что никогда не ошибался." Джеймс Гордон Беннетт ©

Алтай! Пойдем, послушаем дыхание Катуни!

Идем на Катунь.

Утром 13 февраля 2021 года в субботу я с сыном, как всегда приехала на Эликманарский берег Катуни. Выйдя из машины, наш взор привлек чудесный вид. Вдали открытая вода Катуни клубилась густым туманом. Пока сын занимался уроками, я выдвинулась на лед реки и направилась к месту рождения тумана, чтобы послушать «дыхание Катуни.

Фото Ольга Шадрина
Фото Ольга Шадрина

Небо было голубым и безоблачным. Стоя легкий морозец. Солнце находилось в южной части небосвода. Здесь у устья реки Эликманарки лед встал еще ноябре. Я шла вдоль скалистого правого берега реки. Лед был присыпан тонким слоем мелкодисперсного снега или снежной пылью. Он был настолько скреплен или даже склеен со льдом, что не давал полюбоваться красотой ледового покрова. В средней части Катунского русла в этой местности тянулась невысокая, прерывистая, протяженная скальная гряда. Видимость была не вполне отчетливой. Казалось, что окрестные горы были прикрыты нежной белой вуалью. Более уплотненная пелена наблюдалась в южной стороне видимого пейзажа, там, где и находилось солнце.

В южной дали от участка открытой воды тоже клубился туман, а над ним, словно мираж, поднимался каркас Аюлинского пешеходного моста, что соединяет южную окраину Эликманара и северную оконечность Аюлы. Этот мост прекрасная площадка для фотографирования Катуни и формирующих ее долину гор.

Фото Ольга Шадрина
Фото Ольга Шадрина

Путь от устья реки Эликманар до Аюлинского моста я хорошо знаю. Здесь особенно красиво осенью и ранней зимой. На этом промежутке есть примечательное место – родники. Родниковая вода, сливаясь в скальные ниши берега, формирует небольшие озерца. И даже зимой, когда Катунь скована льдом, а здесь у родников ее течение тихое и спокойное, родниковые озерца не замерзают. Но сегодня к родникам я не пошла, меня утянула туманная красота, что располагалась вниз по Катуни от них на приличном расстоянии.

Фото Ольга Шадрина
Фото Ольга Шадрина

Стоит отметить, что в эту зиму Катунь на промежутке от Чемала до Турбазы Катунь почти везде покрылась льдом. Даже у Куюмского бома осталась только узкая полоска струящейся синей реки.

Итак, я иду по речному льду вниз по Катуни навстречу с чудесным явлением – «парящей рекой».

Этот вид можно было бы снять и издалека, но провода, нависающие над Катунью, как-то портили естественную красоту, точнее – нарушали гармонию.

Вот я прохожу мимо скальной гряды, что как бы пунктирной линией делит Катунь на две почти равные половины. Скалы эти невысокие – не более 2 – метров. Летом вода их почти полностью скрывает, о чем говорит обильный серый налет. А вершины скал, покрытые мхом и накипными лишайниками – черные, что указывает на то, что верхушки скальной гряды находятся под Катунской водой весьма непродолжительное время.

Далее, справа по ходу движения возвышается неоднократно покрытое наледями русло реки Эликманар. Это место интересно осматривать в начале зимы — в момент, когда идет борьба между «теплой водой» и холодом, стремящимся ее – воду заморозить. А сейчас – в феврале устье речки почти ничем не примечательно для обычного путешественника.

Далее за устьем по Катуни проложена ледовая переправа. О ее существовании в этом месте я не догадывалась. За время моей прогулки по льду Катуни по ледовой дороге проехало 3 машины. Дорога проложена извилистой линией, почти схожей с английской S.

За дорогой располагалась прорубь. Люди с ведрами то двигались к проруби, то шли от нее. Издалека мне показалось, что это рыбаки.

Фото Ольга Шадрина
Фото Ольга Шадрина

Туманное облако, накрывающее открытую воду Катуни, к которому я двигалась, становилось все ближе и соответственно увеличивалось в размере. Справа от туманной тучи располагался скалистый, довольно большого размера, остров. Он издалека виделся как в тумане – такой «призрачный таинственный остров».

Вот я и у края «живой реки». Я стояла и слушала ее нежное ровное дыхание. Полынья довольно длинная и широкая. Начинается она треугольным разрезом и, постепенно расширяясь, становится огромного размера. Вот почему этот туман с расстояния кажется серым – здесь интенсивно идут и парообразование и конденсация. В истоке полыньи на льду остались отметины, по которым можно судить о сокращении полыньи и динамичном нарастании льда от одних морозов до других. Я насчитала 3 этапа нарастания льда, примерно, столько и морозных периодов было за прошедшее время зимы.

Фото Ольга Шадрина
Фото Ольга Шадрина

Зрелище, к которому я подошла было захватывающим. Над темно синей водой Катуни, спокойно текущей среди льда, поднимался пар, перерастающий в густой серый туман. Туман поднимался довольно высоко и скрывал за своей завесой левый берег Катуни и его древесную растительность. Издали, по мере моего приближения, туман застилал и стоящие за Эликманаром невысокие округлой формы горы. Я обошла исток полыньи со всех сторон. Легкий ветерок, что усиливался к полудню, постепенно сносил густой туман влево. На некоторых кадрах даже видны эти туманные завихрения.

Фото Ольга Шадрина
Фото Ольга Шадрина

Красота – зимняя красота была повсюду. Утреннее небо в противофазу солнцу было нежно-голубым. Дальние горы были слегка подернуты пурпурой. Туман придавал видимому пейзажу таинственность и очарование. Катунь отсюда – с середины представляла собой широкую, ровную, белую дорогу. Серый туман, словно шапка, прикрывал «живое темя Катуни». Звуки, издаваемые открытой ото льда рекой, были схожи с дыханием, а туман только усиливал это ощущение. Вот, он – источник жизни среди зимнего царства. Сходите, послушайте.

Час, отведенный мне на прогулку, подходил к концу. Надо возвращаться.

Путешествия продолжаются… Ольга Шадрина. Фото автора

Related posts

Leave a Comment

4 × три =