Алтай. Кучерлинская история и «тургак»!

"Вы себе не принадлежите, поскольку вам не принадлежит ваше внимание." Вадим Зеланд ZM
Добавить информацию в закладки (Bookmark)(0)

Алтай. Кучерлинская история и «тургак»!

Тургак – буквально — «стояние», то есть потусторонние силы, которые задерживают людей, обычно едущих на лошадях, и не дают им двигаться.

Иногда с людьми на Алтае происходят события, о которых ты думаешь довольно долго, порой, они находятся в поле памяти всю жизнь. У меня были такие случаи. В некоторых из них я сама была участницей, то есть необычные случаи происходили со мной непосредственно. Иногда я была свидетелем, то есть что-то странное происходило с моими знакомыми или малознакомыми людьми.

Одно из таких событий имело место быть в августе 2003 года. Тогда я и двое моих учеников: Света и Костя решили «сбегать» на Кучерлинское озеро. В тот летний сезон мы работали инструкторами на базе отдыха «Катунь», что в Чемальском районе республики Алтай. К августу мы прилично подустали от интенсивной работы и решили развеяться.

Всю автомобильную часть нашего путешествия от турбазы «Катунь» до села Кучерла у нас как-то не все складывались гладко. Прыгало давление у мужа — Сергея Павловича – он был за рулем нашей АУДИ. А стоявшая жара, дорожные прыжки с перевала на перевал, с котловины в котловину только все усугубляли. После села Бешозек у нашей машины пробило бензобак, и мы долго его заклеивали в Усть-Кане, что сильно затягивало наш переезд. На путешествие нам старший инструктор отвел лишь неделю, поэтому мы переживали за каждый час времени.

Ранее никто из нас не видел Кучерлинского озера воочию – не бывал там. Главным для нас было добраться до реки Кучерла, а там мы рассчитывали встать на тропу, которая и приведет к Кучерлинскому озеру. Кучерлинское озеро находится в приводораздельной части Катунского хребта в параллельной западной долине от Белухи – главной вершины Катунского хребта и всего Алтая. Выгрузившись из машины уже к вечеру, мы надели рюкзаки, попрощались с Сергеем и двинули по тропе, что карабкалась на правый борт Кучерлинской долины. Мы планировали за этот остаток дня дойти до грота Куйлю, где и остановиться на первую ночевку.

Именно там — у Куйлю мы и встретились с группой туристов, которая шла в нашем направлении. Ее маршрут пролегал по долине Кучерлы и через перевал Кара-Тюрек спускался в долину Ак-Кема к Аккемскому озеру, где они – туристы планировали организовать радиальные прогулки по окрестностям.

Собственно все мое предисловие сводилось к этой группе туристов. Мы с ними познакомились и долго сидели у вечернего костра. Одна из туристок – молодая женщина всю свою жизнь мечтала побывать на Алтае. Она тщательно собиралась в этот поход, ведь впереди у нее была встреча со священной вершиной Алтая – Белухой. Туристка все переживала о том, что и как все сложится. В этот вечер мне, да и не только мне, она показалось не то чтобы тревожной, а какой-то агармоничной окружающей действительности. В этот же первый день пути она стерла ноги, на что постоянно жаловалась. И на следующий день у нее болела голова и руки. Ее радость от происходящего замещалась нарастающей тревожностью, переходящей в страх.

Но у нашей мини-группы был свои цели и задачи и мы на это в тот момент не обратили внимания, хотя пытались ее настроить на позитив.

Погода стояла чудесная. Красавица молочно-бирюзовая Кучерла радовала нас от километра к километру. Солнечная и жаркая погода делала пейзажи Кучерлинской долины сказочно-звенящими. Для нас троих все складывалось хорошо, если не сказать – прекрасно.

Светлану я учила в Барнаульской гимназии № 42 географии с 6 по 11 класс. Костя был с нами в детской экологической экспедиции на Мультинских озерах. Ребята они замечательные. Мы и по сей день дружим. В беглом темпе мы шли по тропе к Кучерлинском озеру. К обеду следующего дня, расставшись с туристами, мы дошли до Нижнего Кучерлинского озера, что располагается за основной мореной и заночевали в палатке на его берегу. Наутро мы перебрались на берег Большого Кучерлинского озера, намереваясь сделать радиалку на небольшое каровое озеро Голубое (Зеленое), что лежит справа, почти у водораздела Ак-Кема и Кучерлы.

На следующее утро мы поднялись на морену, намереваясь организовать фотосессию, в ходе которой долго фотографировали и фотографировались. И, вдруг, приметили двух конников. На одном, что был впереди, сидел всадник. Он вел в поводу второго коня, где восседала тучная фигура человека. В ней мы не сразу узнали нашу знакомую туристку. На ней была совсем другая одежда, которая еле сходилась и была перевязана шарфами. Женщина как бы «раздулась», то есть сильно опухла. Из короткого разговора мы поняли, что ей стало очень плохо – она отекла, и ее решили экстренно эвакуировать в базовый лагерь. У нас еще долго была «немая сцена». Ужас от увиденного надолго засел в моей голове. Сразу поползли мысли о том, что «Алтай принимает не всех» и надо уметь с ним слиться, сонастроиться.

Прошло без малого 20 лет, а я все помнила эту историю. Было жаль женщину, да, именно, жаль…

Позже я часто рассказывала эту историю туристам и на них она производила сильное впечатление. А недавно я вспомнила ее вновь. В 2018 году я готовила к изданию сборник сказок, легенд и сказаний Чуйского тракта и прочитала книгу алтайского сказочника и народного певца Николая Кокуровича Ялатова. Одно из его преданий напомнило мне тот давний случай в Кучерлинской долине. Действие этого предания происходило в непосредственной близости от Чуйского тракта на Мыютинском перевале. Называлось это произведение «Тургак». Вот оно.

Тургак – буквально — «стояние», то есть потусторонние силы, которые задерживают людей, обычно едущих на лошадях, и не дают им двигаться.

Тургак

«Дело было в первые дни октября 1944 года. В то время мне было семнадцать лет. Я работал ветеринаром колхозов «Ленинский животновод» села Актел, «Ровный путь» села Камай, «Имени Кирова» села Ары — Айры. Я в то время был холостым парнем, жил в селе Камай у председателя колхоза Богустаева С.В.

Однажды, колхозникам по трудодню раздали по пятьдесят килограммов зерна. Люди, выданное зерно повезли на мельницу в село Мыйту (Мыюта). Чтобы смолотить свое полученное зерно, я тоже отправился с ними. Я ехал вместе с Тыдыковой Кююнзек, русской женщиной Паталигиной Пелагей, Очынаковой Дьайлугаш, матерью Очынаковой Боро-Кыс, ее имя я забыл. В путь мы отправились на верховых лошадях.

В тот день на мельнице было много людей, поэтому пришлось ночевать у матери Байаркина Михаила. На следующий день наше зерно перемолотили в муку. И после захода солнца, мы выехали в обратный путь. Ночь нас застала на перевале Мыйуту. Когда стали спускаться вниз с перевала, было темно. В долине, куда мы спустились, стояла ясная погода. На небе сияло множество звезд, было не слишком темно, на полянах четко виднелись очертания дорог. По обеим сторонам дорог тускло виднелись очертания деревьев. До деревни оставалось около пяти верст.

Мы подъехали к большой лиственнице, где был «тургак». Паталигина ехала впереди, за ней – три женщины, я ехал самым последним. Кони едущих передо мною людей не стали идти вперед — встали. Люди, прося у бога благословение-благодарение, чуть не плача, стали молиться.

Я хотел было проехать по параллельной к нашей, но лежащей нижней, дороге, но тетя Кююнзек, говоря, что этого делать нельзя, остановила меня. Когда я посмотрел на гору Тытту-Кыр, то мне казалось, что все деревья на меня с шумом валятся. Пелагея, которая ехала впереди, вернулась к нам.

Когда я поехал вперед тех коней, которые были задержаны тургаком, и посмотрел, то оказалось, что кони стоят — не могут оторвать ног от земли, как- будто они связаны. Тогда я, раз за разом, ударяя поводом по ногам трех лошадей, стал проезжать, эти кони все же двинулись с места и пошли.

Пелагея читала молитву, алтайцы, произнося пожелания, молились.

По приезду, мы стали узнавать про это происшествие и оказалось, что всем людям, которые побывали в местности Тытту-Кыр, казалось, что на них «валились деревья».

Так, отбившись от тургака, мы доехали до села Камай. В старину люди про тургак говорили, что «людей задерживали черные миражи земли», а «коней черти связывали». В то время спичек в обиходе не было. У меня было огниво. Огня огнива черти боятся, он им кажется небесной громовой молнией. Как оказалось, этот некий тургак встречается к плохому. Коней, ехавших передо мной, тургак задержал, но моего коня он не тронул. После этого мать Очынаковой Боро-Кыс скончалась, тетя Кююнзек, будучи в помешательстве ума в течение года, исцелилась и дожила до ста лет, наверное, из-за того, что судьбой была создана крепкой. Вслед за матерью Боро-Кыс скончалась Пелагея, вслед за ней – Дьайлуаш. Из тех людей, которые были задержаны тургаком, остался только я, до сих пор живу».

Фольклорные произведения Н.К. Ялатова. Научное издание. Демчинова Мира Айылчыновна Горно-Алтайск, 2017, БНУ РА «НИИ алтаистики им. С.С. Суразакова.

А мы, очарованные красотой, благополучно вернулись из своей прогулки к Кучерлинским озерам к назначенному времени. И до сих пор мечтаем повторить наш поход в прежнем составе. Да только бы эта мечта не затянулась еще на десять лет, а то мне в 60 будет уже сложно «пробежаться»этим маршрутом. А с Кучерлинским озером я встречалась в ходе вертолетного тура над Катунским хребтом.

Красота, да и только!!!!

Путешествия продолжаются… Ольга Шадрина, фото автора






Поделиться ссылкой:


You Объявление беZплатно: + Ваше Объявление




Мысль на память: Всегда старайтесь превратить любую катастрофу в новую возможность.


You ИНФОРМАЦИЯ БЕzПЛАТНО: + Ваша Информация

Zmeinogorsk.RU$: ^Град ОбречЁнный^ -Информация- Земля Неизвестная!?

To You Уzнать: Этот День в Истории+



Related posts

Leave a Comment

четыре × 4 =