Алтай. Что видно с Каянчинского перевала?

"Подлинное развитие личности заключается в осознании, что никакой личности у вас и в помине нет." Андрей Курпатов ZM
Добавить информацию в закладки (Bookmark)(0)

Алтай. Что видно с Каянчинского перевала?

Чаще всего автотуристы минуют село Онгудай. Их манят красоты «ЗаЧикеТаманья». И мы не исключение. Хотя мое знакомство с Онгудаем началось еще в 1985 году. В лето того года почти месяц мы жили у бабушки моей школьной подруги. От этой бабушки я услышала пару-тройку народных поговорок из серии «житейские мудрости», коими пользуюсь по сей день.

Ещё мы ездили на покос, который запомнился мне на всю жизнь. Это типичное для селян занятие было самым трудным, даже тяжелым из всех видов деятельности, которыми я занималась в течение жизни.

А еще, самые первые мои (на тот момент городского жителя) однодневные походы состоялись именно в Онгудае. После того далекого детского погружения в Онгудай у меня с этим селом было только «поверхностное» общение: еду мимо – любуюсь. Особенно здесь красиво поздним вечером и ранней ночью. Ночной Онгудай мне всегда кажется совсем не селом — он представляется мне почти городом. Невероятную красоту формируют бесчисленные огоньки домов, разбросанные на большом расстоянии среди черных пирамидальных гор Урсульской долины. Все вместе – огоньки и горы образовывают такую черную чашу, на дне которой мелькают звезды белых, красноватых и желтоватых цветов – все, как и во Вселенной. Такая вот Вселенская чаша.

Онгудай — одно из крупнейших сел в республике Алтай, численностью населения 5,1 тыс. чел. Село находится на полпути от Бийска до Ташанты, на высоте 860 м над уровнем моря, на реке Урсул, являясь географическим центром Горного Алтая. Основано оно в 1826 г. С давних времен в районе села располагались стоянки и поселения кочевых племен. Согласно алтайскому преданию, первым на месте нынешнего Онгудая обосновался некий Апчи, третий сын Солтона — легендарного предводителя найманских и некоторых других алтайских племен. Онгудай и означает «начало, исток, предок». По другой версии, название переводится как «десять богов» — именно столько призвал основатель Апчи, обращаясь с просьбой беречь и хранить эту землю. Бытует и еще один перевод – «правая сторона», действительно село расположено справа по реки и, соответственно дороги.

Первые русские появились в середине 19-го века, и с тех пор начался бурный рост поселения. Русский капитан Петр Киприанов организовал торговую заимку, крещеный алтаец Хабаров построил молитвенный дом, капитан Кокорин озаботился миссионерским домом. В 1960 открылась церковно-приходская школа. К началу 20-го века в Онгудае было 126 дворов и около 800 человек жителей, из них треть — русские. В Онгудае располагался первый таможенный пункт, первая почта в Горном Алтае. До 1939 года в селе было две действующие церкви. У алтаря Свято-Троицкого храма похоронен первый писатель-алтаец Михаил Чевалков.

Чтобы узнать больше и увидеть обширнее, мы решили начать тщательное исследование Онгудайских окрестностей с Каянчинского перевала.

Каянчинский перевал – это перевал через Семинский хребет от села Онгудай в долину реки Катунь. Высота перевала 1844 метра (1883, 1923 м). Функционирует он круглогодично. Доступен для машин высокой проходимостью. Спуск с перевала в долину Катуни идет по реке Каянча. Дорога выходит на село Каянча, далее вдоль Катуни выходит к устью Урсула и снова долиной Урсула стыкуется с Чуйским трактом.

Отправились мы на перевал в седьмом часу утра 18 августа 2020 г. надеясь на то, что машине будет легче взбираться в гору «по холодку».

Свернув с Чуйского тракта влево, мы долго колесили по улочкам левобережного Онгудая. Но попавшийся нам табун лошадей сам того не понимая, вывел нас на правильное направление, ведущее на перевал.

Перед крайней поскотиной села слева у дороги я приметила чудесно сохранившийся курган афанасьевской культуры. Его конструкцию ни с чем не перепутать. Плоские, довольно широкие плиты горной породы, типичной для этой местности были вкопаны в рыхлый субстрат таким образом, что образуется окружность метров «+» или «-» 5 метров в диаметре. В те далекие времена высота каменных плит была выше. Сегодня они порядком вросли в землю, но и все равно возвышаются над субстратом до полуметра.

Вообще, я совсем не ожидала увидеть в окрестностях Онгудая, почти в черте его селитебной зоны, классический афанасьевской курган. Еще более живописным его делали рыжие коровы. Они часто обследуют это сооружение, пользуясь стелами для почесывания. На каменных стелах, изваяниях, балбалах часто можно увидеть серые затечности.

Курган смотрелся на фоне жилых домов онгудайцев довольно гармонично. По сути, он уже и располагался в пределах села. Очень хочется, чтобы при расширении этого населенного пункта курган остался целым и невредимым.

Итак, мы ехали, подбираясь к перевалу. Вскоре, после ручья начался сначала плавный, потом резкий подъем, за которым дорога явно преобразилась.

Нашей длиннобазой ГАЗЕЛи по щебнистой дороге ущелья стало подниматься трудновато. После того, как оторвалась боковая накладка заднего бампера, мы решили прекратить движение вверх. В дальнейшем оказалось, что это был самый трудный участок подъема, и мы его почти преодолели. Мы с Ярославом вышли из машины и любовались открывшимся с высоты видом. Из довольно узкой долины, зажатой горами с востока и запада открывался V- образный вид на дне, которого виден был Онгудай, над которым располагались довольно высокие горы Теректинского хребта с «лысыми» почти плоскими вершинами. Высота их явно превышала 2000 метров. На Алтае верхняя граница леса располагается в диапазоне 1700 – 1800 м. Невооруженным глазом были видны на вершинах пенепленных гор скальные навершия. В утреннем свете горы предстали перед нами в таких голубовато-пурпурных тонах.

Пока разворачивалась наша ГАЗЕЛЬ, мы с Ярославом, распростившись с желанием посетить перевал, шли вниз по дороге. Но вдруг, навстречу нам двигался на подъем УАЗик. У меня появилась надежда на воплощение Каянчинской мечты. Я махнула рукой и УАЗик остановился. После непродолжительного разговора с водителем, он приветливо согласился взять меня с собой на вершину перевала. Мне даже не пришлось напрашиваться. И вот, я уже в горных ботинках и с рюкзаком фотоаппаратуры сидела на полу буханки. Чуть выше того места, где мы остановились дорога из щебнистой преобразовалась в грунтовую. Ущелье закончилось, и дорога стала проходить по склону горы. Дорога стала мягче и у нее появились боковые объезды, образующие дуги то слева, то справа, таким образом, дорожное пространство расширилось. Изменился уклон дороги. Временами он достигал почти 45 °. При подъеме увеличился обзор. Участок горы со скальными выступам на вершине, которую мы видели только что дополнился и представлял собой уже целый отрог, на вершинах которого стали видны снежники в виде узких горизонтальных полос.

В привершинной части перевала была настоящая тайга, которую образовывали лиственницы и кедры (сосна сибирская).

На перевале меня любезно высадили, порекомендовав далеко от дороги не удаляться.

Дорог здесь, как оказалось при осмотре, было и вправду несколько. Смотровых площадок с хорошим обзором не было. Чтобы сфотографировать красоты, открывшиеся с Каянчинского перевала, надо искать просветы среди древостоя. Так как перевал покрыт тайгой, значит, высота перевала не превышает 1900 – 2000 метров.

Некоторое время я бродила среди сибирских исполинов, ища точки съемки, и в полной мере ощутила природную естественность этого места. Прямо передо мной, равно как и за спиной, летали пестрые кедровки – я слышала шум их крыльев. На ветках сидели черные белки, которые при испуге штурмовали могучие кедры от основания до вершины кроны. Эти трюки напоминали взлеты. Звуки, возникающие при их движении по стволу, меня напугали. Такие необычные звуки я в природе ранее не слышала.

Сделав несколько кадров с разных точек и в сторону восточного и западного направления, я начала спускаться вниз по дороге, где на себе ощутила крутизну склона, обращенного в долину Урсула, по которому проходит дорога. Из кадров отснятых с вершины перевала мне запомнились синие от утренней дымки «волны» горных цепей и отрогов. Вот оно – Синегорье — думалось мне спускаясь. Я шла то по дороге, то по ее обочинам. По пути мне то и дело встречались огромного диаметра пеньки и в голове крутился вопрос: «Какой высоты тогда были эти таежные исполины при жизни?». Немного погодя по обочине дороги стали встречаться невысокие березки с тоненькими стволиками. Постепенно березок становилось все больше и больше в количественном отношении. Из цветущих растений повсеместно встречалась сокольница (горечавка), козелец и фиалки.

По мере спуска из таежного пояса в степной, цветущих трав становилось гораздо больше.

С детства я боялась лошадей, поэтому очередной табун, стоявший у родника, меня порядком напугал. Мне пришлось ожидать, пока лошади окончат водопой.

Вот и наша ГАЗЕЛь. Около часа у меня ушло на пеший спуск с Каянчинского перевала. Перекусив, мы выдвинулись в долину Урсула.

Дорогой, ведущей на перевал, местные жители пользуются в сезон орехового промысла. Туристы мало его посещают. За полтора часа я встретила две машины, не считая УАЗик на котором ехала.

Правее (или южнее) Каянчинского перевала есть еще одна обзорная площадка, точнее место, где установлена вышка радиолинейной связи. (РРЯ). Ранее оттуда совершали полеты над долиной Урсула дельтапланеристы. По высоте она заметно выше перевала. В следующий раз отправимся туда.

Итак, подведем итог.

Дорога на Каянчинский перевал идет сначала широкой долиной речки Талда, потом по узкому ущелью речки Кургайра, где дорога представляет собой 3 –х километровый каменистый подъем. С высоты 1400 метров начинается кедрово-лиственничный лес. По мере приближения к вершине перевала уклон становится круче. Вершина перевала располагается на высоте 1883 метра (есть указание и на высоту 1923 м). Обзор с перевала ограничивается деревьями. Стоит ли спускаться, каждый решает для себя сам. При большом желании и возможностях можно маршрут закольцевать. Онгудай – Каянчинский перевал – село Каянча – река Катунь, мост — устье реки Урсул — Чуйский тракт.

Село Каянча является бывшим населенным пунктом. Про него говорят: статус есть – села нет. Каянча документально имеет юридический статус, но фактически ее не существует. До официального переселения, которое началось в 1957 году, здесь были объекты социального значения, соответствующие тем временам. Причиной переселения было не только укрупнение колхоза, но и труднодоступность села Каянча. Продукты в магазин завозились на тракторах, а зимой, когда наледь закрывала дорогу – на лошадях. В настоящее время в селе утрачены все признаки населенного пункта. И в связи с этим речь идет о возможности исключения Каянчи из реестра населенных пунктов. Сегодня Каянча – это место, где жители других сел без ограничения занимаются животноводством, здесь расположены животноводческие стоянки многих фермеров -онгудайцев, которые прописаны по месту жительства в Онгудае, но никак не являются жителями села Каянча. Также это излюбленное место отдыха и рыбалки.

Путешествия продолжаются… Ольга Шадрина, фото автора






Поделиться ссылкой:


Объявление беZплатно! + Ваше Объявление




Мысль на память: Нет другого качества, столь необходимого для успеха любого рода, как настойчивость.

ИНФОРМАЦИЮ БЕzПЛАТНО! + Ваша Информация

Zmeinogorsk.RU$: ^Град ОбречЁнный^ -Информация- Земля Неизвестная!?

Уzнать: Этот День в Истории!

Related posts

Leave a Comment

19 − семь =