Листая старые журналы…

Листая старые журналы…

Передо мной подшивка старых журналов «Охота и охотничье хозяйство» за 1970 год. Первая моя подписка. Одному Богу известно, как не подшитые журналы уцелели в круговороте событий тех лет, настолько бурных, что успевай только поворачиваться! Помню, в 1969 году мать спросила меня — не хочу ли я что — нибудь себе выписать? Я оторопел — мне было уже 14 лет, но вопрос решался только взрослыми. Несмотря на то, что я заработал летом определенную сумму в колхозе на сенокосе (в месяц вышло 90 руб., а мать получала 60 руб.), деньги пошли на костюм в школу, демисезонное пальто и зимние ботинки. И вопрос матери застал меня врасплох… Я уже не хотел «Мурзилку»…. и, неожиданно для себя сказал = Выпиши мне журнал охотничий, называется «Охота и охотничье хозяйство»..= Где я его увидел? Не помню, но дело было сделано, журнал мне был выписан.

Уже два года, как не стало отца, и я еще не вошел в нормальную колею… вот мать, видимо, и решила скрасить мою жизнь хотя бы таким способом… В 1969 же году мы с другом Вовкой, дурачась, написали письмо на базу Посылторга, по-моему, Тульскую. Вовке очень хотелось недорогое ружье, и его батя дал согласие…но ружей не было в магазинах по той цене, которую обозначил Вовкин отец — 20 рублей. Под такую цену подходило лишь одноствольное ружье по цене 21 руб. или 21-50, но не более. И вот, почитав на почте каталог баз Посылторга, мы в интернате, расположенного на центральной усадьбе колхоза, высунув языки, писали жалостливое письмо — чтобы ТАМ проняло ответственных лиц, и они уж точно выслали бы ружье на имя Вовки. Я и сейчас помню, что мы старались (я писал, конечно..) придать образу писавшего образ этакого опытного, работящего полуграмотного чабана…Письмо выглядело так = …Милаи! Хорошаи! Я работаю в колхозе чабаном, и не знаю, как отбиться от волков! В колхозе ружей не дают, а волки каждый день таскают овец! = (Мне кажется, во мне умер великий сценарист, т.к.Вовка умел только шкодить и меня втягивать во всякие авантюры, например, в одну из ночей мы вылезли через форточку и пошли воровать вяленных чебаков по весне к дому старшей пионервожатой. У нее вокруг дома в три проволоки висели шершавые чебаки и сорожки, которых мы успешно свистнули. Растущий организм требовал еды, а кормили нас скудно. В итоге наша комната в шесть человек всю ночь ела круто соленую рыбу, потом бегали пить всю ночь, и в туалет на улице, чем подвергли бабку — дежурную в шок. Но съели всю рыбу!).

Журнал пришел неожиданно, и, самое главное, я уже про него и забыл! В цветной обложке, остро пахнувший типографской краской… он казался продолжением чуда, навеянного Новым годом! Примостившись у печки под лампочкой, я смаковал каждую страницу, прочитал все статьи, даже официальные, «перемолол» всякие научные статьи. Всё было необычным для парня 14, 5 лет. Это сейчас масса информации в любой форме, а тогда — в основном, проводное радио, оравшее с 6-ти утра до 24-00, да газеты с журналами…. Лучше всех про журнал написал Анвяр Бикмуллин, очень рано закончивший свою охотничью тропу, в своем произведении «30 раз по 12». Не знаю, вправе ли я говорить про татарина, мусульманина «Царство небесное?» Я думаю, что сейчас все уместно, Господь и Аллах мне простят….Мало пожил этот человек, охотник, писатель, до обидного мало….

И все-таки, вернемся к журналу. Не помню содержание ни одного номера, а вот подшивка чудом уцелевших журналов не дает забыть ни дела охотничьи, ни события тех лет вообще. Чудом — это потому, что весной 1970г. мать, не терпящим возражения тоном, поставила меня в известность, что нам в деревне без отца делать нечего, и мы переезжаем в райцентр. И что там вся ее родня. Я остолбенел — как? Бросить ВСЁ и уехать? Деревню, где каждая былинка, каждый омуток речки, каждый камешек были родными? Могилу отца оставить?… Недели две я ходил с закаменевшей душой, весь деревянный, как Буратино… И сдавал экзамены за 8-й класс (тогда сдавали за 8 классов), проживая у деда с бабкой, а мать была уже в райцентре, в ЧУЖОМ для меня доме. И, надо же, при переезде журналы за 1970 год не потерялись! Это ли не чудо! Через год мать (которой было 47 лет) сосватал такой же вдовец и мы переехали к нему… И опять журналы уцелели! Только попали на чердак, как пока невостребованная вещь, которую жалко выбросить. И пролежали там лет 20 еще, пока я доучивался в школе, потом учился в Алтайском политехе, заводил семью и рожал детей… и как у журналов только терпения хватило?… Вышли они с такого «хранения» потерявшими прежний лоск и вид, обсиженными мухами, но боевыми, которые можно было читать! И тут я «снизошёл»… стал выписывать журнал с 1985 года, накопил лет за 8, и бывший председатель районного охотобщества Фаддей Иванович Зацепин неожиданно предложил их мне подшить. Причем подшил в виде толстых книг с переплетом — достойно, достойно…вот тогда я и вспомнил про первые журналы и пенсионер их тоже подшил.

А год 1970-й был переломным не только по перемене места жительства. Жизнь показала такие удивительные вещи, как человеческую вероломство, подлость и предательство, причем в неожиданном совершенно месте. Еще на тех самых зимних каникулах мы с Вовкой ходили на охоту, в основном, безуспешно. Ружье у Вовки все-таки появилось — ТОЗ-63, отец купил и оформил на себя. У меня было ТОЗ-БМ, обе двустволки курковые. И вот, «подсвинки» — пацаны моложе нас умоляли и их взять с собой на охоту. Поскольку мы их хорошо знали, то взяли в загон. И дело пошло! В первом же загоне Вовка застрелил беляка, которого положили повыше на сучья сосны, чтобы не таскать, а забрать на обратном пути. Среди пацанов был и Серега — Скворец, младше тех пацанов, плачем добившимся право участия в охоте. Так вот, неожиданно он сказал, что устал, и пойдет домой. Поскольку каждый пацан с детства хорошо стоял на лыжах, мы удивились, но сделали скидку на возраст. Скворец ушел. Минут через пять Вовка машинально оглянулся и выругался = Ни х.. себе! = Никто ничего не понял. = Скворец сп..дил зайца! = сказал Вовка. = Я гляжу — лапа у сосны мотнулась, и что-то белое мелькнуло! = тревожно говорил он. Не верилось, ну совсем не верилось, что вот так, по-скотски, можно было завладеть чужой собственностью…у нас и поплавок самовольно нельзя было взять, а тут — заяц! Никто в это не верил, но Вовка, развернувшись, побежал на лыжах к той сосне…Пошли и мы, неприятно пораженные, и до конца не верившие в человеческую подлость… На сосне зайца не было! Поскольку мы были на горе, ясно, что Серега катанулся под уклон, и его след простыл. Когда мы подошли к краю сопки, Скворец чесал уже метрах в 500, и у него был заяц, в добыче которого он, ну никак не участвовал, поскольку стоял в сторонке и учился приемам охоты… Вовка догнал его уже на поле…слышался крик = Этой мой заяц! = Истерично верещал Скворец, обезумев от жадности, и, не отдавая Вовке добычу … К чести сказать, Вовка ему ничего не сделал, но навеки вечные Скворец, опозорившийся на этом случае, стал для парней вне закона, волком -одиночкой. Он и сейчас ни с кем не общается…. Тогда никто не мог предположить, что, примерно месяцев через восемь, наша дружба с Вовкой даст громадную трещину, и, что осенью он пойдет на НАШЕ болото один, без меня, с приехавшим в гости городским парнем — родственником, дабы ублажить его. А мы «пасли» там выводок кряковых, и никто о них не знал. Поскольку у нас все было пополам — и дробь, и порох, и капсюля — были общими и угодья, куда мы друг без друга не ходили. А тут — я иду, ищу бабкину корову, и — вот, они, голубки! Парни шли мне навстречу и несли утку — крякву, подранка, с перебитым крылом. Вовка сгоряча стал мне рассказывать, как он сбил ее на взлете уже над берегом… и осёкся… краска залила его лицо, видимо, он только тут сообразил… А я стоял остекленевший, с комом в горе и все смотрел не на парней, а на утку, которая обреченно и тревожно косила темной бусинкой газа, видимо понимая, что жить ей осталось недолго… У меня было похожее чувство…

Назавтра, попрощавшись с дедами, я уехал «домой» — через несколько дней начинался новый учебный год в другом месте, в другой школе… Надо сказать, что этот год принес еще одно событие в мою жизнь — я познакомился с девушкой по имени Валя. В чужой деревне, нахально и напористо. И ее тоже я проводил в другой город перед учебным годом… Об этом я уже писал в рассказе «Русак на открытие» http://www.huntingsib.ru/stories/view/50856/ . Настроение в целом тогда у меня было мерзопакостное, и только охотничьи журналы, многократно прочитанные, скрашивали мою жизнь.

И вот теперь, глядя на подшивку, я вспоминаю те события и те ощущения, которые просто так и не вспомнишь…

Итак, журнал №1. На обложке — ветки кустарника, все в инее. Уже праздничное настроение! Далее, коротко: редакционная статья «С новым годом!»; вести с IХ международного конгресса биологов — охотоведов; «Охота и охрана природы в Казахстане»; «В приморских

госпромхозах»; «Кедровка»; Рефераты охотоведческих работ; «За разностороннего курцхаара»; «Как я тренировал борзую»; «Ружье ИЖ-26Е»; К 100-летию со дня рождения В.И.Ленина «На отдыхе» — как Ленин отдыхал и охотился; рассказ В. Чернышова «Ружье по наследству»; …… в рубрике «На разных меридианах» — сведения об охотничьих хозяйствах разных стран, в частности, Швеция — установлен рекорд продолжительности жизни кряквы, прожившей года месяца и дня..

Польша — увеличено количество разводимых фазанов, особенно, в Краковском воеводстве….. приведены данные по Франции, Дании, Западному Берлину, США, ФРГ…. Потом письма читателей, чайнворд… В общем, обычный набор новостей, которые могли быть и в наше время.

Журналы № №2,3, 4 самое значимое — В. Казанский, классик псовой охоты, Н.П.Пахомов — 80лет, В.Янковский рассказ «Осечка», Ружье модели ИЖ-25, много статей по вопросам собаководства, охотничьим магазинам..и опять про охотничьи хозяйства других стран, и опять Польша….

Журналы № №5-6, коротко — «С фоторужьем на тетеревином току», «Отлов зайца — беляка тенетами», «Отказаться от применения ядов», «Оценка собак на ринге», «Смертельное саморанение гильзой», На базах Посылторга… вот тут интересно: Ижевская база Посылторга, ул Пойма, д. 54а. В ассортименте — ружья ИЖ-17, ИЖ-18, ИЖ-54, ИЖ-58, ИЖ-12

Тульская база Посылторга , Одоевское шоссе, д. 61а. В ассортименте ружья ТОЗ — БМ, ТОЗ-63, ТОЗ-66ТОЗ-25, ТОЗ-МЦ-21-12 (бывают мало и нерегулярно), Очень редко бывают ружья ТОЗ-34, рядовое по цене 190р, штучное — 290р…И опять охотничье хозяйство других стран, и опять Польша…

В то время были достаточно неплохие отношения с Польшей. в 60-х, 70-х годах все советские люди с удовольствием смотрели польский фильм «Четыре танкиста и собака», а ребятишки просто бредили им. Остряки тогда называли фильм так: «Грузин, собака, и три поляка». На самом деле, в отсутствие сериалов подобного рода все наши пацаны делились на две половины и шли смотреть этот фильм в те два дома, в которых были черно — белые телевизоры. И смотрели, сидя на полу и бурно переживая за Янека, Гуслика, Марусю, Шарика и других героев…. Фильм «Ставка больше, чем жизнь», передача Центрального телевидения «Кабачок 13 стульев», а фестиваль советской песни в Зелена Гура (Зеленая гора)? А международный фестиваль песни в Сопоте? Даже в отдаленных уголках страны знали и любили передачи » «Мелодии и ритмы зарубежной эстрады», «Интервидение», из которых хоть чуть — чуть узнавали культуру других стран. Ансамбль «Червоны гитары» был у нас не очень известен, мы стали его слушать чуть позже. Но, именно в 1970 году, лидером группы стал легендарный 23-х летний Северин Краевский.

Северин Краевский… Я никогда не был меломаном, но в начале 70-х мы сообразили, что появился неординарный музыкант, композитор, вокалист, настоящий лидер группы. И таковым он оставался до недавнего времени…. Польский Маккартни, умница и гений, красивый, стройный, играющий на гитаре с двумя грифами..настоящий «бабоукладчик»…он в союзе с Агнешкой Осецкой написал немало песен, как впрочем, и с другими авторами. Агнешка, к тому времени сценарист, поэтесса, ведущая на телевидении — была уже легендой Польши. И, как-то мимоходом, у них родилась песня «Не спочнемо», ставшая шлягером и занявшая в 1977г. второе (?!) место на фестивале в Сопоте. Почему второе?? Видимо, политика тут вмешалась…Когда я увидел в 1977г. запись с Сопота, меня чуть кондрат не хватил — так хорош был Северин Краевский, так убедителен, что я потом долго испытывал комплекс неполноценности. http://video.mail.ru/mail/tatyana60komleva/2014/3082.html

Как только могли, мы записали ауди — исполнение, и только с появлением Интернета, стали доступны и видеоклипы. А тогда мы в самозабвении пели с претензией на знание польского языка =

Неутолёны в перси жаль,

Бо за йедно(н) синё(н) далё(н) — друга даль.

Не спочнемы, ним дойд(ж)емы,

Ним зайд(ж)емы в с(ш)удмы ляс.

Ве(н)ц по дрод(з)э, ве(н)ц по дрод(з)э

Зашпеваймы хочяж раз. =

Перевод, и то не отражающий всей сути песни, стал доступен значительно позже =

Не утолить мечту. А жаль:

За бескрайней синей далью — снова даль.

Нет покоя, пока снова

Зов дороги манит нас.

Значит, снова мимоходом

Запоём хотя бы раз.

Как жадно сердце на любовь

За одним холодным инеем — другой.

Нет покоя, пока снова

Зов дороги манит нас.

Значит, снова мимоходом

Запоём ещё не раз.

Недотанцован этот бал.

За бескрайней синей далью — снова даль.

Со временем утихнет боль.

За пиковым королём — другой король.

Проходят годы чередой.

За одним тузом в игру придёт другой.

Нет покоя, пока снова

Зов дороги манит нас.

Значит, снова мимоходом

Запоём хотя бы раз.

Недотанцован этот бал.

За бескрайней синей далью — снова даль.

Со временем утихнет боль.

За пиковым королём — другой король.

А стоило ли нас любить?

Может, да, но картой время не побить.

Нет покоя, пока снова

Зов дороги манит нас.

Значит, снова мимоходом

Запоём ещё не раз. =

Агнешке Осецкой (автору текстов более 2000 песен!) не очень нравились собственные стихи к этой песне, которые она написала «на скорую руку»… но, учитывая, что она всегда отождествляла бал с жизнью — «не дотанцован этот бал»… и раннюю смерть поэтессы — в 61 год от рака… не предчувствие ли?… и путь — дорога, где «не будем отдыхать» — не наша ли жизнь? Где некогда оглянуться — мол, отдохнем ТАМ?? Вопросы… и тоже философские размышления…недотанцован этот бал….Дословный перевод последних слов =

Так стоило ли нас любить?

Может, стоило — кто знает? Может быть…

Карты вновь не пересдать,

мы не станем отдыхать,

отдохнем,

когда в волшебный лес придем = ……

Потом я увидел и другие клипы с этой песней — легендой, но Северин был убедительнее их всех http://video.mail.ru/mail/kimandrey1955/3612/3014.html

http://www.youtube.com/watch?v=8-q1VTnrWVg

…И вот, живем, работаем, торопимся, матерясь, привыкаем к новым реалиям жизни…»отдохнём, когда в волшебный лес придём?»…

… Песня — легенда постоянно звучит во мне, будоража и беспокоя душу, являясь стимулом к дальнейшим действиям… Устало смотрю очередной номер журнала, и глаза уже плохо видят…прошла целая ночь. Уже утро, 8-30. Не может быть! Время пролетело, как один миг!… А жизнь все ускоряет бег. Д-а-а… навеяли многое старые журналы… да еще случайно увидел, что жена, перенесшая кучу сложных и тяжелых операций, приготовила сыну на день рождения, наряду с поздравлениями в социальной сети и посвящение:

Сынок!

Я свяжу тебе жизнь

Из пушистых мохеровых ниток.

Я свяжу тебе жизнь —

Не солгу ни единой петли.

Я свяжу тебе жизнь,

Где узором по полю молитвы —

Пожелания счастья

В лучах настоящей любви!

Я свяжу тебе жизнь

Из веселой меланжевой пряжи,

Я свяжу тебе жизнь

И потом от души подарю.

Где я нитки беру?

Никому никогда не признаюсь.

Чтоб связать тебе жизнь,

Я тайком распускаю свою…

…Буквы в журнале становятся неразличимыми, мохнатыми…расплываются в сплошное пятно…. дочитаю подшивку в другой раз… может быть…

Related posts

Leave a Comment