Последняя охота

 Последняя охота

Хитрилыч, встревоженный посторонним звуком, взглянув на закат из – под приставленной козырьком ладони, понял, что он попал. И попал конкретно, по крупному. А начиналось открытие так удачно, что он подумал – не к добру! Вчера, в пятницу, обосновавшись на этом пятачке, он замаскировал видавший виды «Москвич» ИЖ — комби, провел рекогносцировку и остался доволен. Перед открытием летнее – осеннего сезона он хорошо постарался разведать знакомую только ему небольшую падь, где всегда на маленьком пятачке толклось зверье, да не просто зверье, а кабаны и лоси. Не зря в деревне Сергея Кирилловича называли с ехидцей «Хитрилыч». Он первый и единственный проследил « в пяту» расходящиеся лучами тропы, и вычислил, что все они сходятся в одном месте – в вершине небольшой пади, как раз, там, где выходил из – под земли мутный неброский ручеек. Ручеек оказался почти волшебным – вода в нем была горько – соленая, скорее, даже горькая. Но многочисленное поголовье лосей и кабанов теряли волю от этой мутной горькой водицы и земли, как завороженные, обходили искусственные солонцы, и стремились погрызть горькой землицы сюда. Кабаны любили полежать тут, а лоси услаждались внутренним возлиянием…

Хитрилыч, как мог, берег это место от посторонних глаз, затаптывал следы диких зверей, и даже придумал некие подобия муляжа коровьих копыт, и ставил их отпечатки вместо лосиных следов на тропе. С детства он был браконьером, хотя его передергивало при этом слове. Охотник он был, охотник…только умелый, а не так, как эти горлопаны — дилетанты….

Постепенно звери привыкли к духу человека, и не очень – то боялись его присутствия. Только во время гона охотник побаивался появляться здесь – мало ли что … За те семь лет, что он открыл лосиный и кабаний «Клондайк», Серега – Хитрилыч каждый год брал здесь втихаря по кабану и лосю. Этого не то, чтобы хватало (денег всегда не хватает!), а вот с пропитанием у семьи проблем не было. Непостижимым образом здесь появлялись огромные самцы с гигантским весом, да и последнюю «хрюшку» он взял живым весом более двухсот килограммов. Но это было в прошлом году. А сегодня, в день открытия, он, неожиданно для себя, отстрелял двух лосих (коров), которые направлялись к источнику, причем почти случайно.. Рогача с ними не было, а ведь гон еще продолжался… Хорошо, что его старый полуавтомат был снят с предохранителя, и ветер дул в его сторону. = «Богатым чёрт люльку качает!» = С удовлетворением подумал Серега, = И не маленькие, и на каждую только по два патрона! =

Но, как всегда водится, ложка дёгтя оказалось довольно увесистой – от «Москвича» коровы оказались в полукилометре, таскать предстояло долго и с большим напряжением. Да еще и нервы на пределе – мало ли кого занесет! Хитрилыч обычно в день открытия не стрелял крупняка – контроль всегда был повышенным, но так уж ловко ему попались коровы… удержаться было невозможно… = Повезу в темноте! = решил Серега, и принялся обдирать, разделывать и укладывать в «Москвич» мясо. И еще одно обстоятельство толкнуло его на добычу в день открытия – это бессовестно высокие цены на путевки. Когда ему посчитали, сколько нужно заплатить за боровую дичь, водоплавающую, барсука, который почему-то стал лицензионным (как и тетерев), да еще и за отработку – Хитрилычу стало плохо. Почти четыре тысячи рублей! От возмущения он не нашелся, что ответить председателю общества, а лишь подал одной бумажкой (хорошо, что взял на всякий случай) пять тысяч рублей… Только зло подумал = Дайте мне попасть в угодья! Я постараюсь вернуть все деньги и даже больше! Вот только дайте!… =

И вот теперь, когда он погрузил в старую свою машину все добытое мясо, послышался посторонний звук, и на пригорке появился УАЗ. По – любому, с этой стороны его не должно было появиться, а вот появился же! И расстояние было небольшим — метров 200. Из УАЗа вышли четыре человека в камуфляже, похоже, один из них был полицейский. На боку у него висел короткий, как обрезанный, автомат. Два человека поднесли к глазам бинокли, в которые, конечно же, был виден «Москвич» с открытой задней дверцей — багажником, и со всем мясом… Сразу напружинившись, четверка, переговариваясь, направилась к Хитрилычу.

Хитрилыч похолодел – он отчетливо вспомнил шкалу штрафов и возмещений ущерба, которую озвучил охотовед, когда он покупал путевки. Это был конец… Конец полнейший! И охоте, и самому «Хитрилычу», и семейному бюджету, который уж точно не вынес бы многосотенные штрафные санкции… = Вот заразы! И откуда их хрен принес? = Лихорадочно думал Серега, в душе которого поднимался протест… так не должно было быть!… Но так было! И, причем, выхода не было – ну просто не было!

Опергруппа приближалась, уже видно было лица, вернее выражения лиц, и чувствовалось серьезное намерение четверки людей Серегу «обуть» по – полной. Как всегда, некстати, ему вспомнились слова рядом сидящего парня там, в обществе, когда они услышали шкалу штрафов = Проще застрелить охотоведа, чем платить такой штраф! =…. Хитрилыч быстро посмотрел на УАЗ в бинокль – водителя там не было. = А, что? Сейчас положу всех, и в логу закопаю! = Возбужденно пронеслось у него в мозгу. Но думать времени не было – группа подошла уже метров на 20. Хищно улыбнувшись так, что у него заморозило скулы, прощаясь со всеми и со всем, Хитрилыч перевел предохранитель в положение «огонь» и поднял полуавтомат….

= Ты, чего, Хек, мы же не грабители, опусти ружье — то!  Ты, наверное  принял за «козлов», которые ездят и шакалят? Да ты сними палец — то с курка, чего напрягся?  Честно говоря, я не думал, что ты так быстро справишься с просьбой, ну надо же — только тебе вчера позвонил, а ты уже просьбу выполнил!  = Прокричал бородатый плотный мужик. (В это время полицейский ловко и быстро  вскинул тупорылый автомат, готовый мгновенно стрелять на поражение..)

У Хитрилыча, готового было уже нажать на курок, дрогнули руки, он медленно опустил ружьё… только один человек называл его «Хеком», только он, закадычный дружок, с которым они три года отслужили на одной подводной лодке, и в одной боевой части — БэЧе пять (БЧ-5). Но разум отказывался верить — откуда он здесь? Ведь после ДМБ они не виделись, так,  переписывались лет несколько, а потом… потом перестали. Правда Виталька Парамонов, или по — просту, «Хорь», тогда уже учился заочно в Иркутске на охотоведа, но пути их давно разошлись так давно, что Серега уже не надеялся его увидеть. И Хорём его Серега называл за необычайную гибкость и ловкость, которым природа одарила Витальку. Он и вправду походил на представителя куньих, да еще занимался запрещенным тогда каратэ, что способствовало развитию всех этим качеств.

= Да опусти ты автомат! = громко сказал Хорь полицейскому = Видишь, он нас принял за грабителей, мало ли кто в камуфляже шастает на природе! = Хитрилыч, со сведенными страшным напряжением челюстями, стоял, как вкопанный. Обильный пот ручьём тёк по его бледному лицу… = Как же так, Хорь… откуда??…Да — да, охотовед же он… но он же в соседней  области… И вот этот бородатый грузный человек — это Виталька??? = Мысли скакали у Хитрилыча одна за другой, впору было потерять сознание, как в позапрошлом году на охоте… Микроинсульт тогда признали, будь он неладен…

= Ну, молодец, молодец! Не ожидал, что отстреляешь так быстро! А то начальство торопит, сам знаешь, как начальники могут торопить! Здорово, друган, а ты поседел за это время, раздался! = Хорь схватил ничего не понимающего Хитрилыча, стиснул в объятиях так, что хрустнуло что-то в позвоночнике. = Ты чего — от радости онемел, что — ли? = Увлекая Серегу подальше, он бросил через плечо остальным = Здесь будем ужинать, потом погрузка — и к москвичам! = И тихим голосом Сереге = Ты, козел хековый, ты что наделал? Благодари Бога, что я успел заехать к тебе домой, и жена твоя, Валюшка, мне все рассказала. И где тебя искать, примерно (сам рассказал после микроинсульта, чтобы в случае чего, искали тут), и какую дичь ты берешь! Ты знаешь, на что ты мог налететь, если бы не я? Вся дорога в полицейских постах, и на объездных дорогах тоже. Поехал бы — и капец! Я уже полтора года в вашем департаменте работаю, да все некогда было повидаться, но я планировал к тебе заехать, чайку и водочки попить… да вот, начальство приказало добыть под видом трофейных лосей пару коров, желательно яловых. Сам понимаешь, что у быка сейчас, во время гона, мясо — то не очень! Там москвичи какие — то важные приехали. Ну и… не могут взять «мясо», а так охота им! И вот, нам дали лицензии, и попутно, вместе с контролем, поставили задачу — «чтоб было»! Ты понял, Хек (Виталька стал звать его Хеком после того, как Серега съел в учебном отряде с голодухи три порции этой рыбы, и его «полоскало» всю ночь), ты понял, что я ехал к тебе, чтобы ты помог завалить «мясо» и всем сказал после встречи с твоей женой, что звонил тебе по мобильному, и попросил тебя помочь? Ты понял, или нет? И что рискую как не знаю кто? А ты, козодой старый — тут как тут! И уже погрузил! Ох, и «ловкай ты мужик, ох и ловкай» = быстро и зло говорил Виталька. = У нас тоже дурдом — вечные перемены в последние пять лет, меня из той области, где жил, «выдавили», поставили молодых и борзых. начальство «своих» устраивает. А им куда им деваться — сверху тоже давят! Вот осталось пять лет до пенсии — и могу не доработать! Так что, ты меня вроде бы выручил даже! Мясо я заберу для москвичей, они в ста километрах отсюда, водку пьют с начальством. И не спорь со мной! Вот только вякни! = Вполголоса твердо, не терпящим возражение, тоном быстро говорил Парамонов. = Для тебя это выход, для меня тоже, и мирно разойдемся. А лицензии я тебе каких хочешь помогу взять, охоться законно! Ты понял меня, старый хрыч? = Виталька тут впервые улыбнулся. Хитрилыч оглянулся назад — остальные участники опергруппы уже разложили еду и открывали бутылки с водкой.

…Все произошло так быстро, неожиданно, да ещё с такой концовкой, что он стоял онемевший и обескураженный. В голове только, как неоновые вспыхивали буквы = А я ведь Витальку… людей.. только что мог… за каких — то коров…и уже чуть курок не нажал..=

Наконец, совладав с оторопью, Серега произнес = Виталь, а я ведь мог… чтобы сотеннный штраф не платить… мог бы…вот маленько осталось!.. И что потом? Как бы я смог жить? А ты, чёрт хориный, что, не мог раньше позвонить? Я ведь сотовый на охоту не беру, вдруг зазвонит не во-время! И до сих пор не верю, что это ты! Здорово, друган! Я ведь тебя и не узнал, с бородой — то! Только голос твой и прозвище своё услышал — и понял, что свои! =

= Не тот ты человек, чтобы в людей стрелять!…Давай, не будем об этом. Короче, у меня времени в обрез, пошли по 200 граммов примем, и мне пора ехать, тут тоже вымотались за сутки! Потом еще приеду, тогда уж у тебя заночую, поговорим! А пока, что официальная версия событий — ты по моей просьбе добыл и подготовил мясо к транспортировке, а, поскольку, мы не приехали вовремя, ты погрузил его в свою машину! Ты понял, Серый? А пока пойдем к столу! = проговорил Виталька — Хорь. И они пошли назад, каждый не веря в реальность произошедшего, и, одновременно радуясь стечению обстоятельств и сказочной развязке событий.

За коротким ужином они выпили по 150… потом еще. Тосты были скупые — «За встречу», » За всё хорошее»… Прощаясь, Серёга, слегка захмелевший, все говорил Витальке вполголоса = Виталь, последняя охота у меня такая, последняя охота! Клянусь! …= А когда УАЗ, тяжело нагруженный мясом и сидящими на нем людьми отъезжал, долго в темноте махал рукой — той самой, пальцем которой он чуть не нажал на спусковой крючок…

Related posts

Leave a Comment