Девятый вал

Девятый вал

Так уж получается, что запоминаются не только удачные охоты, но и те, на которых рискуешь не только здоровьем, но и жизнью. В молодости кажется, что жизнь никогда не кончится… Однако, на самом деле все может произойти совершенно неожиданно, и, только диву даешься, как такое могло случиться, и как удалось выжить в тот момент. Может, этот отрицательный опыт кому-то поможет…

*****

Закрытие летне-осеннего сезона 30 октября 1985 года совпало с выходным, и мы с другом поехали на озеро с большим желанием. Ничего нас не держало — ни грязь, ни порывистый шквалистый ветер, ни темнота. Транспорт у нас был классный — мотоцикл ИЖ-56 с коляской, на заднее колесо которого были поставлены перемычки из цепи. Выехали по темноте, в 5 утра, и через час подъезжали уже к месту охоты. Ужасная погода нас и тут не испугала, мы накачали лодки, и вдоль берега, где небольшая затишка, выплыли ближе к камышам, где волна хоть и была, но все было в пределах допустимого. Уже рассвело, и я увидел по курсу своего движения стаю сидящих уток. Они картинно сидели метрах в 50-ти, и не двигались. = Чучела! = решил я, и поплыл дальше. Проплыв метров десять, услышал треск хлопающих крыльев… 18 великолепных жирных (аж сало капает!) северных уток ушли почти из-под носа! Высказав в их адрес «много ласковых слов», плыву дальше. Вот и две параллельные ленты камыша. За вторую выплывать нельзя — там уже открытое озеро и там стоит стеной мелкая водяная пыль… бр-р-р, не приведи господь! Тут стреляет друг, и я вижу, что он сбивает чернеть. Я прокрадаюсь через первую ленту камыша и на той стороне вижу метрах в 60 трех лысух. С собой у меня 2 ружья — ТОЗ-БМ 16кал., и одностволка ИЖК тоже 16кал. Поднимаю одностволку и стреляю «тройкой». Лысухи взлетают, но через 5 метров одна из них прямо с воздуха ныряет в воду.. и тут же выныривает недвижимая. Подбираю ее и плыву уже вдоль второй линии камыша, только с внутренней стороны. С той стороны камыша, со стороны озера — свист и рев ветра, камыш не шуршит, он угрожающе гудит. Плыву под ветер, там в торце камыша всегда затишка, и есть надежда на успех. Тут налетает со страшной скоростью красноголовый нырок, и я его сбиваю чисто с двустволки. А вот чернеть, которая летела следом, падает с перебитым крылом. Матерюсь вслух, но она падает по ходу моего движения. Попытаемся добрать… Но она шмыгает в камыш, благо, он уже заканчивается. Тут ветер посильнее, хотя камыш еще не совсем кончился. Вижу на затишке стайку чернети. Беру двустволку наизготовку, бросив весла, но меня разворачивает поперек ветра и несет правым боком к птицам. Перехватываю ружье в левую руку, теряя драгоценные секунды. Утки взлетают, но я с непривычной левой руки дуплетом выбиваю пару штук. Обе чисто битые. Но тут чёрт выносит на открытое место ранее сбитого подранка, и я, выстрелив 2 раза по нему (прицелиться не дает волна!), добираю утку. Её несет ветром, я пытаюсь догнать … и отрываюсь от камышей, попадая под власть урагана! Успеваю ее схватить и мгновенно развернуть лодку носом к волне. Оп! Лодка встает почти вертикально на волне! Но водой пока не захлёстывает. Расставив весла, медленно дрейфую к берегу, до которого метров 800… Гляжу по сторонам и зажмуриваюсь — лучше бы я не глядел! Водяная пыль, рёв ветра, тоска и ужас… Пытаюсь быстрее пустить лодку по ветру, подняв весла из воды — ее сразу разворачивает боком, быстрее носом к волне!!! Чуть не перевернуло! Стал замечать, что с какой-то периодичностью лодку ставит почти вертикально. Стал считать — каждая девятая волна. Не поверив, просчитал несколько раз — ну, точно, ДЕВЯТЫЙ ВАЛ, да и только, тот, который топит моряков!

Время течет медленно, лодка движется еще медленнее. Хорошо, что у барнаульской лодки высокие борта, не так захлестывает водой. Сколько времени я плыл — одному Богу известно. Друг с тревогой наблюдал за мной, параллельно моему движению сопровождая по берегу на мотоцикле… помочь он мне не мог, конечно. Приближался берег, но тут неприятности резко возросли. Как оказалось. справа от берега отбойная волна идет под углом к основному направлению ветра, и от нее появилась боковая качка. Да такая сильно, что я совсем пал духом… Лодка едва не зачерпывала воду… Вот, наконец-то, линия прибоя! Лодка встает на «ручник» на песке у берега, а следующая волна накрывает меня и лодку полностью! Пытаюсь вскочить, ведь надо вытащить ружья и патроны, и … не могу — отказали ноги! Ползком выбираюсь на берег, выбрасываю ружья, и, как могу, выливаю воду из лодки. Ветер мгновенно вырывает ее из рук, и она скачет по лугу и кустарникам на несколько десятков метров, пока ее не тормозят сплошные кусты.

Потом все было как во сне: как подъехавший друг сходил за лодкой, как мы выжимали мою одежду и ватник, как он снял с себя свою одежду и отдал мне, а мою надел. Как мы, поехав домой, в деревне взяли 2 бутылки «Сливянки»,и, выпив ее, решили, что, коль это последний день сезона, надо еще поохотиться. И как затем поехали по речкам и ручьям, и я там взял еще серую утку…

Не менее недели меня била внутренняя дрожь, и только потом постепенно все пришло в норму. Но урок я запомнил на всю жизнь.

Related posts

Leave a Comment