100 лет назад великий гений Владимир Шухов был расстрелян большевиками… Условно!

"Искусство быть мудрым состоит в умении знать, на что не следует обращать внимания." Уильям Джеймс ©

100 лет назад великий гений Владимир Шухов был расстрелян большевиками… Условно!

125 лет назад инженер построил свою первую гиперболоидную башню для Нижегородской ярмарки. А в июле 1921 года главное творение Шухова, Шаболовская башня, чуть его не убила. Но, в конце концов, погубила гения простая свечка…

Шуховская красавица на Шаболовке в Москве. 2014 год.

Гиперболоид инженера Шухова

Когда мы говорим про Владимира Шухова, все сразу вспоминают Шаболовскую башню в Москве. Реже стеклянные ажурные потолки ГУМа. А ведь его наследие несравненно богаче. За один только разработанный процесс крекинга нефти его имя должно остаться в человеческой памяти навечно.

На обложке у Менделеева

Родился Володя Шухов 16 августа 1853 года в деревне Пожидаевке – курском имении матери, небогатой дворянки Веры Шуховой. Отец, надворный советник Григорий Петрович Шухов, служил директором филиала Петербургского государственного банка. Мальчик рос такой же, как и миллионы других мальчишек: в меру бесшабашный, без меры активный и страшно любопытный до всякой техники. Начальные понятия о чтении и счёте ему дали дома, а в 11 лет определили в Пятую Петербургскую гимназию.

https://salik.biz
https://salik.biz

Вова и раньше любил считать и чертить разные мальчишеские изобретения, а тут и вовсе расшалился. Уже в 4-м классе он осмелился у доски доказать теорему Пифагора собственным способом, без рисования надоевших всем «Пифагоровых штанов». Учитель поправил пенсне и подвёл итог: «Правильно… но нескромно». И вывел в журнале неудовлетворительную оценку.

Это не сломило в мальчике любовь к наукам. После окончания гимназии он поступил в лучшее техническое учебное заведение – Императорское московское техническое училище (ИМТУ), ныне известное как МГТУ имени Баумана. Преподаватели, среди которых были создатель аэродинамики Николай Жуковский, математик Алексей Летников, механик Дмитрий Лебедев, чувствуя потенциал молодого человека, всячески поощряли и старательно развивали в молодом студенте настырность, амбициозность и веру в то, что любой технический вопрос можно решить нетрадиционным и красивым способом.

https://salik.biz
https://salik.biz

Первым официально зарегистрированным изобретением ещё студента Шухова была специальная паровая форсунка. До того получаемый в процессе перегонки нефти мазут считался отходом и просто сливался в реки и котлованы. Форсунка Шухова, распылявшая густой мазут в топку, превратила его в хорошее горючее для паровых двигателей. Конструкция была так проста, оригинальна и надёжна, что Дмитрий Менделеев даже поместил её рисунок на обложке своей книги «Основы фабрично-заводской промышленности». Силу форсунки почувствовал главный российский нефтяник того времени, глава Товарищества братьев Нобель Людвиг Нобель, старший брат учредителя престижнейшей научной премии Альфреда Нобеля. В 1879 году он приобрёл у Шухова патент на её производство и начал оснащать ею паровые двигатели своих танкеров.

Фото: https://cdn-st1.rtr-vesti.ru/
Фото: https://cdn-st1.rtr-vesti.ru/

В 1876 году Шухов с отличием окончил училище. Защищать дипломный проект ему не пришлось, поскольку диплом и звание инженера-механика ему были даны «по совокупности заслуг». Как лучшего выпускника его премировали годичной командировкой в технически продвинутые США. Там он побывал на Всемирной выставке в Филадельфии (сегодняшнее ЭКСПО), посетил паровозные заводы Питтсбурга и вернулся в Россию совершенно очарованным западным техническим прогрессом.

Трубы и бочки

В 1876 году в Россию приехал очень деятельный американец русского происхождения Александр Бари. С Шуховым он познакомился ещё в США, в Филадельфии, и именно разговоры с молодым инженером заставили Бари вернуться на родину предков. Основав в России собственное конструкторское бюро, он тут же зазвал туда своего знакомого на должность ведущего инженера.

Владимир Шухов (слева) и Александр Бари (1880-е)
Владимир Шухов (слева) и Александр Бари (1880-е)

Тогда в стране только начался нефтяной бум. В нефтеносных регионах Каспия крутились огромные капиталы, и Бари перевёл основную контору вместе с Шуховым в Баку. Первым заказом стало проектирование и прокладка для компании братьев Нобель первого в Европе 13-километрового нефтепровода от месторождения в Балаханах до НПЗ Нобелей в Баку. Шухов блестяще справился с поставленной перед ним задачей. Позже Людвиг Нобель писал об этом детище Шухова:

«Какое значение имела эта первая железная труба… показывает тот факт, что перекачка нефти по ней обходилась менее 1 копейки за пуд, тогда как перевозка её в арбах – до 9 копеек с пуда».

Вложенные Нобелями в трубопровод деньги вернулись меньше чем за год. Почувствовав выгоду, собственные трубы стали заказывать у Бари – Шухова и другие промышленники.

Реклама завода инженера А. В. Бари. Главный инженер завода - В.Г. Шухов
Реклама завода инженера А. В. Бари. Главный инженер завода — В.Г. Шухов

Следующей проблемой, поставленной перед инженером опять же настырными Нобелями, было хранение и сбережение нефти. Ранее бакинские нефтедобытчики хранили её запасы в прудах под открытым небом. Такая примитивная технология серьёзных предпринимателей могла удовлетворить только на самом раннем этапе. В США металлические нефтехранилища уже существовали, но они были страшно громоздкими и страшно же дорогими. Инженер Шухов и тут порадовал братьев. Спроектированное им цилиндрическое нефтехранилище с плоской крышей и тонким дном было значительно дешевле и легче американского аналога за счёт гениального ноу-хау: толщина стенок в нём была непостоянной: у основания, где давление наибольшее, они были значительно толще, чем наверху. В самое короткое время конструкция стала де-факто мировым стандартом. Каковым осталась и по сию пору: за прошедшие почти полтора столетия «резервуары-нефтехранилища Шухова» почти не изменилась, настолько совершенными их создал инженер.

В «резервуарах Шухова» хранили не только нефтепродукты. В кинофильме «Белое солнце пустыни» красноармеец Сухов сохранил в таком «керосинохранилище» жизни восьми жён бандита Абдуллы

Но главным подарком, который сделал мировым нефтяникам Шухов, был, конечно, разработанный им крекинг-процесс, с помощью которого при перегонке из нефти можно было получать не только керосин, но и массу других ценных продуктов: бензин, моторные масла, соляру, мазут, асфальт, гудрон и целую кучу других полезных углеводородов. Шухов запатентовал крекинг в 1891 году, хотя первую крекинг-установку для тех же Нобелей построил двумя годами раньше.

Установка В. Г. Шухова для термического крекинга нефти, 1931
Установка В. Г. Шухова для термического крекинга нефти, 1931

СЕМЬЯ

В 1885 году убеждённый холостяк Шухов познакомился с будущей звездой МХАТа и будущей же женой Чехова 18-летней Ольгой Леонардовной Книппер, однако знакомство это ни к чему не привело. Из-за чего произошёл разрыв, нам неизвестно, но сама актриса в своих воспоминаниях писала: «В личной жизни моей прошла трагедия разочарования первого юного чувства…» При этом она не уточнила, кто был виновником разочарования. А в 1886 году Шухов закрутил новый роман, теперь уже с молоденькой провинциальной бесприданницей, дочерью железнодорожного доктора, тоже 18-летней Анной Мединцевой. Инженер познакомился с ней во время служебной поездки в Воронеж. И сразу влюбился. Анна ответила ему взаимностью, однако властная мать Шухова о такой партии и слышать не желала.

Анна Мединцева, Фото Владимира Шухова
Анна Мединцева, Фото Владимира Шухова

Владимир послушался родительницу и постарался забыть девушку. Не тут-то было. Промучившись два года, он втайне от матери привёз Анну в Москву и поселил в специально снятой четырёхкомнатной квартире на Новой Басманной. Больше пяти лет они жили тайным гражданским браком, пока мать Владимира не сдалась и не дала благословение на брак, который состоялся незамедлительно. Шухов ни разу не пожалел о сделанном. Анна прожила с ним долгую жизнь, подарила супругу двух дочерей и трёх сыновей и помогала ему даже в самые тяжёлые времена.

В семейном кружении
В семейном кружении

Мосты и потолки

В 1885 году компания Бари приняла участие в конкурсе на создание в Москве общегородского водопровода. За три года Шухов со товарищи полностью спроектировал систему водоснабжения Первопрестольной. Вместе с группой гидрогеологов он лично изъездил окрестности города для того, чтобы найти подходящие источники. Ими стали мытищинские ключи в бассейне Яузы.

Вскоре инженер погрузился в строительное дело, начав с проектирования железнодорожных мостов. По проектам Шухова их было построено 417. Это не значит, конечно, что он проектировал по 10 мостов в год, просто инженер создал несколько типовых проектов, которые в короткий срок можно было подогнать практически под любые условия.

Мост через Енисей до нас дошёл в несколько изменённом виде. Фото: http://www.muzgeo.ru/
Мост через Енисей до нас дошёл в несколько изменённом виде. Фото: http://www.muzgeo.ru/

В 1890 году в Москве был объявлен конкурс на постройку нового здания Верхних торговых рядов. Победил совместный проект архитектора Померанцева и инженеров Шухова и Лолейта. Владимир Григорьевич в нём отвечал, в частности, и за потолочные «сетчатые перекрытия в виде оболочек». Когда в 1893 году ряды, сейчас нам известные как ГУМ, открыли, люди ходили по ним, задрав головы, настолько фантастически прекрасны были ажурные, будто бы сплетённые из воздуха гигантские стеклянные потолки.

Шуховский потолок в ГУМе - настоящее произведение искусства
Шуховский потолок в ГУМе — настоящее произведение искусства

Для проведения Всероссийской выставки в Нижнем Новгороде в 1896 году компания Бари выстроила восемь больших выставочных павильонов со стеклянными потолками. Но настоящим гвоздём выставки стал первый «гиперболоид» Шухова: огромная, 27 метров в высоту (9 этажей), водонапорная башня, в которой тяжеленный бак, вмещавший 114 тонн воды, прочно держался на призрачной легковесной сетчатой изящной конструкции из тонких металлических стропил. После выставки компанию Бари завалили десятками заказов на строительство подобных башен во всех концах империи. Самым большим стал поныне действующий 68-метровый (22 этажа) красавец Аджигольский маяк, построенный в 1911 году в 80 километрах от Херсона.

Первая в мире гиперболоидная башня Шухова, Нижний Новгород,

Разработанными Шуховым стеклянными потолками самых различных форм только в Москве были покрыты пассаж купчихи Веры Фирсановой (Петровский пассаж), Музей изящных искусств (ГМИИ им. Пушкина), гостиница «Метрополь», Московский главный почтамт, Бахметьевский гараж, Брянский (Киевский) вокзал и множество других строений.

Первая в мире стальная мембрана-перекрытие. Ротонда В. Г. Шухова, Нижний Новгород, 1896 год
Первая в мире стальная мембрана-перекрытие. Ротонда В. Г. Шухова, Нижний Новгород, 1896 год

Во время Первой мировой войны фирма Бари переключилась на военные заказы. Шухов проектировал морские мины, батопорты морских доков, платформы для тяжёлой артиллерии. Тут инженер опять же проявлял настоящие чудеса изобретательства. Например, создал поворотную артиллерийскую платформу, которая спокойно вращалась одним солдатом.

Жизнь и смерть

Революцию Шухов принял относительно спокойно.

«Мы должны работать и работать независимо от политики. Башни, котлы и стропила нужны, и мы будем нужны»,

– писал он в своём дневнике. И правда, большевики отнеслись к нему довольно лояльно, даже несмотря на то, что инженер благословил сыновей на участие в Белом движении. Контора Бари была национализирована и превращена в организацию «Стальмост» (сегодня ЦНИИ «Проектстальконструкция»). Рабочие избрали Шухова директором. Молодое государство сразу завалило компанию заданиями на постройку новых башен, мостов, перекрытий, резервуаров, трубопроводов, буровых, кранов и прочая. И как бы ни пытались его противники во все следующие годы обвинить «буржуазного спеца» в саботаже или промышленной диверсии, им это так ни разу и не удалось: во всех работах Шухова буквально не к чему было придраться. Поэтому придирались к другому. Ему припоминали и то, что он дружил с Колчаком, и то, что сыновья сражались с большевиками, а один раз едва не расстреляли. Спасла башня.

Первую башню Шухова после закрытия Нижегородской выставки  выкупил и перевёз в своё поместье Полибино под Липецком богатый помещик Нечаев-Мальцев. Там она стоит и по сию пору, охраняемая государством как памятник архитектуры и техники
Первую башню Шухова после закрытия Нижегородской выставки выкупил и перевёз в своё поместье Полибино под Липецком богатый помещик Нечаев-Мальцев. Там она стоит и по сию пору, охраняемая государством как памятник архитектуры и техники

Молодой Республике Советов срочно требовался рупор, с помощью которого она смогла бы доносить свои идеи до мирового пролетариата. В самом конце июля 1919 года тёзка Шухова Владимир Ленин подписал постановление Совета рабоче-крестьянской обороны, по которому Народному комиссариату почт и телеграфов предписывалось

«для обеспечения надёжной и постоянной связи центра Республики с западными государствами и окраинами Республики установить в чрезвычайно срочном порядке в г. Москве радиостанцию».

За несколько месяцев до этого Шухов предложил правительству проект девятисекционной гиперболоидной башни высотой 350 метров и весом 2200 тонн. Для сравнения: Эйфелева башня имела высоту 305 метров, а весила в три раза больше. Проект был принят, но в усечённом варианте. В стране было тяжело с железом, поэтому решено было ограничиться шестью секциями общей высотой 150 метров. При этом вес всей конструкции сокращался до почти символических 240 тонн.

Но даже 240 тонн хорошего металла в воюющей стране достать было крайне сложно. Начало работ постоянно откладывалось. Потребовалось личное указание Ленина для того, чтобы Военный комиссариат начал выделять необходимые материалы. Работы начались только 14 марта 1920 года.

Секции, каждая высотой в 25 метров, собирались на земле и потом с помощью лебёдок поднимались наверх. В своих тетрадях Шухов писал:

«Прессов для гнутья колец нет. Тросов и блоков нет. Дров для рабочих нет… В конторе холод, писать очень трудно. Чертёжных принадлежностей нет… (Бригадир) не скрывает своего насмешливого презрения ко мне как к лицу, не умеющему наживать и хапать… Верхолазы получают один миллион в день. Считая на хлеб, это 7 фунтов (2,8 кг. — Ред.), или менее 25 копеек за работу на высоте 150 метров…»

Тем не менее строительство шло. До тех пор, пока не пришло время подъёма 4-й секции.

«29 июня 1921 года, – записал в дневнике Шухов. – При подъёме четвёртой секции третья сломалась. Четвёртая упала и повредила вторую и первую в семь часов вечера».

По счастливому случаю, никто из рабочих не пострадал. А вот строительство надо было начинать практически заново.

Башня после аварии
Башня после аварии

Комиссия, созданная для расследования аварии, пришла к выводу, что причиной стало плохое качество металла. В акте прямо записано: «Проект безупречен». Но для новой власти мнение «спецов» значило мало, и Шухова начали вызывать на допросы в ВЧК. Наконец 30 июля 1921 года он записал в дневнике: «Приговор Шухову – условный расстрел». Это значит одно: пока достраиваешь башню, живёшь, а там посмотрим. Теперь любая ошибка могла стоить инженеру жизни. Но ошибок не было, и 19 марта 1922 года работу с успехом приняла государственная комиссия.

В отличие от Эйфелевой башни, которую после постройки почти все жутко ругали, называя безвкусной, уродливой, механистичной и даже позорной, шаболовское творение Шухова было принято практически сразу. Возвышавшуюся над городом, её сразу записали в главные достопримечательности столицы наравне с кремлёвскими Царь-пушкой и Царь-колоколом. Расстрел инженера пришлось отложить на неопределённое время.

Прочность конструкции, созданной Шуховым, была подтверждена в 1939 году, когда почтовый самолёт задел толстый трос, протянутый под углом от вершины башни до бетонного основания. В результате трос вырвало, самолёт упал в соседнем дворе, а башня так и осталась стоять как ни в чем не бывало. Экспертиза показала, что ей даже не нужен ремонт.

Шухов был прекрасным велосипедистом
Шухов был прекрасным велосипедистом

После окончания Гражданской войны и объявления НЭПа страна начала восстанавливаться. И Шухов активно участвовал в этом восстановлении. С его именем связаны все крупнейшие стройки: Магнитка, Кузнецкстрой, Челябинский тракторный, завод «Динамо». В 1931 году инженер запустил в Баку первый в СССР нефтеперерабатывающий завод «Советский крекинг». Он восстанавливал разрушенные мосты, нефтепроводы, строил для плана ГОЭЛРО гиперболоидные высотные опоры ЛЭП и даже принимал участие в проектировании московского метро. В 1928 году его избрали членом-корреспондентом АН СССР, а в 1929-м – её почетным членом. Тогда же, в 1929-м Владимир Шухов получил премию имени Владимира Ленина (будущая Ленинская) за изобретение крекинг-процесса нефти, в 1932-м — звезду Героя труда. Несмотря на прохладное отношение к большевизму, все свои патенты и гонорары по ним инженер передал государству. Между тем один только патент на крекинг-процесс в США оценили в несколько десятков тысяч долларов (по сегодняшнему курсу – несколько миллионов), которые Шухов принять категорически отказался, заявив:

«Я работаю на государство и ни в чём не нуждаюсь».

Последним крупным проектом Владимира Шухова было выправление одного из двух минаретов знаменитого медресе Улугбека в Самарканде. Построенный ещё в 1417 году, он после сильного землетрясения в начале XX века стал постепенно отклоняться от вертикальной оси. К началу 1920-х годов отклонение составило более полутора метров. Во избежание возможного падения его тогда закрепили тросами. В 1932 году бригада рабочих под руководством Шухова с помощью домкратов, лебёдок и тросов за три дня вернула минарет в строго вертикальное состояние. В каком он пребывает и сейчас.

Медресе Улугбека в Самарканде сейчас и во времена Шухова. Фото: https://s3.nat-geo.ru/
Медресе Улугбека в Самарканде сейчас и во времена Шухова. Фото: https://s3.nat-geo.ru/

Мама Шухова обладала фантастической интуицией. Незадолго до своей смерти в 1920 году она увидела ужасный сон: склеп, а в нём – объятый пламенем сын Володя. Сон сбылся спустя без малого 19 лет. 29 января 1939 года Шухов, как обычно, утром побрился и обильно побрызгался одеколоном. После чего неловко повернулся и опрокинул на себя горящую свечу. Пропитанная одеколоном рубашка немедленно вспыхнула. 85-летний Владимир Шухов был доставлен в больницу с обширнейшими ожогами. Через пять дней он скончался. Похоронили инженера Шухова на кладбище Новодевичьего монастыря.

Одни из последних селфи великого инженера
Одни из последних селфи великого инженера

А ещё Владимир Григорьевич Шухов любил спорт, велосипедом владел на уровне профессионального спортсмена и участвовал в соревнованиях. Страстно увлекался фотоделом и оставил после себя великое множество альбомов с фотографиями. Был заядлым театралом и даже построил для нового здания МХАТа в Камергерском переулке уникальную многоуровневую вращающуюся сцену.

В Белгороде  знаменитому земляку поставили памятник
В Белгороде знаменитому земляку поставили памятник

Белорусский след

В Беларуси тоже есть своя Шуховская башня – и не одна, а целых две! Это водонапорные башни, предназначавшиеся для заправки проходящих паровозов. Одна находится на железнодорожной станции Коханово в Витебской области. Башня ухожена, исправна и в качестве резервного источника воды действует по сей день.

Вторую построили в 1927 году возле городского парка Борисова (Минская область). Её текущее состояние крайне печально. За башней никто не следит, она не охраняется, по хлипкой проржавевшей лестнице залезть на неё может любой.

Шуховская Башня в Борисове, 2013 год. Фото: http://photos.wikimapia.org/
Шуховская Башня в Борисове, 2013 год. Фото: http://photos.wikimapia.org/

– Дети постоянно лазят на башню, а бывает, и взрослые поднимаются, – рассказывают местные жители. – Мы постоянно гоняем их, грозимся, что милицию вызовем, но бесполезно. Башня разваливается на глазах. Никому она не нужна. А нам страшно, что кто-то разобьётся. Мы строго-настрого запрещаем своим детям даже близко подходить к башне. Недавно девушка подошла, хотела сфотографироваться на фоне и провалилась в цокольный этаж. Спину повредила, хорошо, жива осталась.

Так и догнивает в Борисове белорусское воплощение гения великого инженера.

Валерий ЧУМАКОВ, Геннадий МОЖЕЙКО, Москва

Фото: globallokpress.com, wikimedia.com

© «Союзное государство», № 6, 2021


Related posts

Leave a Comment

восемнадцать − 2 =