Песни и сказы крепостных рабочих Змеиногорска

Песни и сказы крепостных рабочих Змеиногорска

 

Первые поселения на Алтае стали возникать задолго до прихода Ермака и разгрома им сибирского хана Кучума. Поселенцами были главным образом бежавшие от крепостной кабалы крестьяне, искавшие свободу и землю. После присоединения Сибири к русскому государству поток беженцев усилился.

Природные богатства Алтая привлекли внимание Уральского горнозаводчика Акинфия Демидова. В 1725 году им были основаны Колывано- Воскресенские заводы. Но об богатствах Алтая узнала императрица Елизавета Петровна, и в 1747 году заводы у Демидова были отобраны. Огромная территория в 400 тысяч квадратных километров стала имением царской семьи, а все жители крепостными. Кроме местных крестьян, царский кабинет переселил на Алтай большое количество крепостных из других районов России.

Тяжелым было положение рабочих людей. Обреченные на пожизненный тяжкий труд, мастеровые терпели произвол управляющих, уставщиков, нарядчиков и прочего большого и малого горного начальства. Состоящее из воинских чинов, оно пользовалось неограниченной властью: могло морить людей на работе, нещадно наказывать, забивая до смерти.

Все это нашло отражение в песне змеиногорских рабочих, рисующий военно- крепостной строй на царских заводах Алтая:


«О, се горные работы!
Скажем горные работы,
Оне всем дают заботы.
Офицером быть нескучно,
При сем быть им неразлучно,
А наш пристав, офицеры, господа
Все исправности несли —
Постояли, да ушли.
Ой, вы бедны бедняки,
Первой части бергалы,
Все вы знаете заботу,
Как ударят на работу!
На работу бьют, треложат,
Мы противны быть не можем.
Ой, ты, свет наша умильна,
Змеевская плавильна!
Тонко, громко в доску бьет,
К себе в гости зовет!»
 

Далее в песне изображается сам трудовой процесс, перечисляются употребляющиеся инструменты и инвентарь:


«Поде шнурик, подле бок
Есть корыто и гребок,
Претыкальник, молоток.
Настилаем в шахту смесь
О четыреста пуд вес;
В одну смену все сожечь.
Мастер ходит, подтверждает,
Чтобы шлак был не богатЕ
Постарайся друг и брат,
Чтобы Правдин был богат!
Есть шершневочка весела,
Речка валом обнесена:
С переулка третий дом-
Бита Миниха кнутом…»
 

Текст этой песни записан Е.И. Парамоновым в Барнауле у бывшего змеиногорского мастерового в 1865 году.

В едкой иронической характеристике хозяев и их подручных по насилию и произволу сквозит классовая ненависть, которой пронизана песня:


«Как подрядчики на нас
Не косили б своих глаз,
Не грозили бы рукой,
Не стращали бы лозой.
Ой, вы братцы- бергалы
Пятой части молодцы!
Поиграем в молотки,
Разобьем руду в куски.
Оберштейнер- старичок,
Чтобы не дал нам пинок,
Как кончаем урок свой,
Так отпустят нас домой.
А домой когда пойдем,
Громко песни запоем.
Мимо Мадера пойдем,
Мимо Кенига пойдем,
На базарчик мы зайдем,
Калачей на грош возьмем
И позавтракаем»
 

Смерть косила обездоленных, изнуренных шахтеров. Их место занимали новые работные люди, пригнанные из разных мест. На Кабинет работали мужчины, женщины, было много и молодых рабочих. Глубоким драматизмом наполнена песня молодых рудокопов, держащих путь на Змеиногорский рудник:


«На разбор нас посылают,
Шибко нас дерут и мают
И сами за что не знают,
В отдаленные края посылаютЕ
Поедим в Бельмесеву,
Запоем песню веселу,
Поедим в Шадринку
Растеребим старшину,
Приедем в Саушку,
Попросим бабушку
Накормить, напоить
И спать уложить.
Утром встанем,
Кошельки свои достанем,
Сухариков поедим,
И в даль поглядим:
Видать на горе, на горе,
На высокой, на крутой,
Над плотиной, над водой
Стоит рудник, Змеев золотой,
Да нам противный он какой!»
 

На заводах и в рудниках широко применялся детский труд. Кабинету это было выгодно. За туже работу женщине и подростку платили половину заработка мужчины, а детям- в четыре раза меньше. Мальчиков с семилетнего возраста привлекали к разборке руд и прочим «легким» работам. С 10- 12 лет дети определялись в рудничные школы, где 4 месяца учились, а 8 месяцев работали на Кабинет. Таких людей насчитывалось по всем рудникам и заводам до 5000. Их положение хорошо отражено в песне подростков, где мы находим горестное заключение:


«На промывке, на ручной
Есть нарядчик непошной.
Он идет, шары уставит,
Работать нас заставит.
Ходит нас розгами дерет
И на голове волоса рвет.
В праздник робить заставляет
И сам за что не знает.
Жаловаться незнаем кому-
Только богу одному.
До него высоко,
До царя далеко.
И говорим: ох- хо -хо,
Житье нам плохо.
В казарме мы живем,
Хлеб с водой мы жуем.
С работы убежим,
По целым дням в кустах лежим,
Нас поймаю и тогда до смерти
Задирают и замают!»
 

Эта песня записана Е.П.Семеновским в книге «Рабочие на сибирских золотых приисках» в 1898 году.

Яркое отражение в горнозаводском фольклоре получила ненависть рабочих к своим эксплуататорам- крепостникам. Один из вариантов в приведенной песни змеиногорских рабочих неизвестный автор кончает словами, полными иронии:


«Как урок мы кончим свой,
Всех отпустят нас домой.
Мы по улице пойдем
Громко песню запоем:
Как начальство любит нас,
Как начальство дует нас.»
 

Население горнозаводского Алтая почти сплошь было неграмотным. Тем ценнее для нас «неписанная» литература. Фольклор был в то время средством культурного общения трудящихся. Певцы и сказители, передавая настроения рабочих людей, негодовали против социальной несправедливости, звали на борьбу со злом и насилием.

Дореволюционный фольклор Алтая носит отпечатки многострадального исторического пути трудящихся края, напоминает славные страницы его прошлого и представляет не только литературно- художественный, но и общий познавательный интерес…

В. Тихомиров

Related posts

Leave a Comment