И вновь полигон.

И вновь полигон. Который по счету?{… 18 Jan 2011}

 

Взяться на написание этой статьи меня побудила жалоба жителей с. Кузнецово на то, что недалеко от села, на территории Поспелихинского района с июля месяца начали регулярно греметь взрывы. Некоторые из читателей могут спросить: «А нам-то какое дело до того, что творится у соседей? Их земля, пусть что хотят, то и делают». Да нет, всё, оказывается, не так просто. Дело в том, что в результате взрывов в домах кузнецовцев начинает осыпаться штукатурка, трясутся стены строений, мебель, звенит посуда. Стёкла в оконных рамах пока выдерживают воздействие ударной волны, но где гарантия, что они останутся целыми зимой, когда воздух будет разряжен, и сила ударной волны увеличится.

К тому же, после взрывов многие жители села испытывают головную боль, рвоту, тошноту, приступы диареи. Естественно, что подобные явления, которые могли быть простым стечением обстоятельств, вызвали у кузнецовцев негативное отношение к происходящему, но куда обращаться и на кого жаловаться в данном случае, они не знали. Но, тем не менее, руководителями сельской и районной администраций были написаны несколько писем в краевые и межрайонные инстанции. На все их запросы ответ пришёл лишь из Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Алтайскому краю.

«В связи с тем, что в полномочие Управления Роспотребнадзора по Алтайскому краю не входят функции по осуществлению государственного санитарно-эпидемиологического надзора на объектах Министерства обороны, в соответствии со статьёй №8 ФЗ ваш запрос направлен по подведомственности в центр государственного санитарно-эпидемиологического надзора Сибирского военного округа Министерства обороны Российской Федерации».

Но ответа из этого ведомства кузнецовцы так и не дождались.

Жители поспелихинского посёлка 12 лет Октября, на чьих землях находится полигон, вместе с районным руководством тоже пишут во все инстанции, пытаясь узнать, что именно взрывают у них под боком. Но смогли узнать только, что по распоряжению Министерства обороны на данном полигоне в течение двух лет будут уничтожаться бое-припасы. А что это за бое-припасы и откуда они поступают к месту уничтожения, об этом — ни слова.

У поспелихинцев была специальная комиссия, приезжали представители военной прокуратуры, но запретить взрывы или объяснить людям происходящее они не смогли.

По словам главы кузнецовской сельской администрации Г.В. Кобенко, после неоднократных жалоб сельчан в вышестоящие инстанции взрывы на полигоне прекратились. Но вместо них два раза в неделю, а потом и чаще там стали что-то сжигать. Многие жители видели над горизонтом яркое пламя, а образующееся при этом облако дыма, по странному стечению обстоятельств, походило на «ядерный гриб» и довольно долгое время висело над селом.

По слова Г.В. Кобенко, полигон огорожен плотным забором из колючей проволоки. В центре огороженной территории находится странное сооружение, уходящее глубоко в землю, с выходящим наружу отверстием в виде вулканического кратера.

По поводу «ядерного» облака возмутились жители 12 лет Октября. Учитывая просьбы трудящихся, сжигания на полигоне прекратились, начались взрывы.

Работникам редакции удалось дозвониться в Центр государственного надзора Сибирского военного округа, но никакой информации по интересующим нас вопросам мы не получили. «Мы не даём подобных ответов по телефону, — сказали нам. – Если вас что-то интересует, приезжайте к нам в Центр, предъявите своё журналистское удостоверение, и наше руководство постарается ответить на все ваши вопросы».

Но если даже предположить, что нам удастся доехать до Бийска и встретиться с руководством Центра, вряд ли мы получим то, зачем приедем. Ведь кузнецовцы на свой письменный запрос ответа так и не дождались.

В начале ноября в администрации села появился представитель центра госнадзора Сибирского военного округа. Он беседовал с людьми, подписавшими обращение, выслушал все претензии, связанные со взрывами и сжиганием боеприпасов, сообщив, что на территории села Кузнецово взяты пробы воздуха. Пробу почвы взять пока не могут, и в настоящее время он направляется на полигон для проверки документации.

Результаты данной проверки и результат исследования воздуха пока не известны.

Так что же всё-таки происходит на границе нашего района? Нам ни в коем случае не хотелось бы нагнетать атмосферу страха или стать автором досужих домыслов. Просто хотелось бы получить ответы на вопросы. Некоторые люди говорят, что на полигоне взрывают старые артиллерийские снаряды, которые находятся на складах воинской части, дислоцированной в Поспелихе. Возможно, так оно и есть, но появляется небольшая неувязка. Дело в том, что воинская часть в Поспелихе – сапёрная. А откуда у сапёров такое количество снарядов (пусть даже и фугасных), если ни танков, ни артиллерии у них в наличии нет.

И что же тогда жгли на полигоне в течение долгого времени? Ведь снаряды от огня обязательно детонируют. Почему этот объект так засекречен, что на него не допускаются представители местных властей и общественности? Почему работники военной прокуратуры отказались объяснять происходящее? Что за микроэлементы, попадающие в атмосферу при взрывах и сжигании неизвестных веществ, вызывают у жителей села приступы тошноты и рвоты?

Вопросов много и ни на один из них нет ответа. Сегодня кузнецовцы не верят в то, что им кто-то скажет правду относительно происходящего. Да это, в принципе, и не в первой. Вспомните, кто нам говорил в своё время правду относительно Семипалатинского полигона? У кого из нас спрашивали разрешение на создание полигона по захоронению ядохимикатов? И не появился ли под нашим боком ещё один полигон?

P. S. Данный материал будет официально отправлен в Центр государственного надзора Сибирского военного округа, отказавшегося нам дать информацию по телефону. Надеемся получить официальный ответ.

В. Турулин.

Related posts

Leave a Comment