ЛЕСОСТЕПНОЙ И РУДНЫЙ АЛТАЙ В СКИФСКУЮ ЭПОХУ Ю.П.Алехин

Ю.П.Алехин

(Кемерово, Гуманитарный научный Центр Западно-Сибирского отделения Российской Академии естественных наук и Кузбасcкого государственного технического университета)

ЛЕСОСТЕПНОЙ И РУДНЫЙ АЛТАЙ В СКИФСКУЮ ЭПОХУ

U.P.Alehin
(Kemerovo, Scientific Humanitarian Centre of the West-Siberian Department of the Russian Academy of Natural Sciences and Kuzbass State Technical University)
The forest-steppe and Ruhdny Altai
in the scythian epoch

Скифская эпоха является одним из самых ярких периодов древней истории Евразии. Скифские древности Горного Алтая всемирно известны благодаря уникальным находкам в Пазырыкских курганах и другим находкам; в целом, скифская эпоха Горного Алтая изучена достаточно хорошо.

Скифская эпоха лесостепного Алтая, несмотря на значительный накопленный материал, до середины 1980-х гг. была изучена в меньшей степени, чем в Горном Алтае, материал не был обобщен. Причиной этого были огромная территория лесостепного Алтая и меньший, чем к Горному Алтаю, интерес исследователей. Развернувшиеся с 1970-х гг. грандиозные по масштабам работы экспедиций и отрядов Алтайского госуниверситета, Барнаульского пединститута и института археологии АН СССР позволили накопить значительный материал и осветить многие проблемы скифской археологии лесостепного Алтая. К настоящему времени почти весь исследованный материал опубликован и специалисты его знают, однако среди исследователей до сих пор нет единой точки зрения относительно культурно-этнической интерпретации памятников и материала. Поэтому, в рамках настоящей публикации ограничимся в основном историей концепций и обобщений.

Выделенная М.П. Грязновым в Барнаульско-Бийском Приобье большереченская культура VII-I вв. до н.э. с ее тремя хронологическими этапами (VII-VI вв. до н.э. — большереченский, V-III вв. до н.э. — бийский и II-I вв. до н.э. — березовский) (Грязнов М.П., 1956, с. 44,85,97) в дальнейшем была распространена на весь лесостепной Алтай и Новосибирское Приобье. Т.Н. Троицкая отделила переходный этап эпох бронзы и раннего железа VII-VI вв. до н.э. от собственно большереченской культуры V-I вв. до н.э. В рамках единой большереченской культуры ею были выделены новосибирский и барнаульский варианты этой культуры, определены ее границы. Памятники предгорной зоны Т.Н. Троицкая не сочла возможным отнести к большереченской культуре (Троицкая Т.Н., 1972, с. 9,30-31, 33; 1979; 1980; 1985, с. 105-106).

А.П. Уманский и В.А. Могильников выделили в лесостепном Алтае из круга памятников большереченской культуры каменскую культуру, а в предгорной зоне лесостепного Алтая «синкретичную культуру» (Уманский А.П., 1980; Могильников В.А., 1980, с. 41,45-47; Могильников В.А., Уманский А.П., 1981, с. 80,85). Позднее В.А. Могильников предложил считать собственно большереченской культурой Алтая переходный этап эпох бронзы и раннего железа VII-VI вв. до н.э., а с V в. до н.э., по мнению В.А. Могильникова, происходит трансформация большереченской культуры VII-VI вв. до н.э. в каменскую V-I вв. до н.э. (Могильников В.А., 1986, (Рис.1) с. 30-31). Необходимо отметить, что тогда выделение каменской культуры не только не нашло поддержки у большинства исследователей, но и было подвергнуто серьезной и обоснованной критике на Всесоюзной археологической конференции 1979 г. в Кемерово и на конференциях 1983 г. в Новосибирске, 1986 г. в Барнауле, а также в печати (Троицкая Т.Н., 1985; Кирюшин Ю.Ф., 1986, с. 75-76,78; Алехин Ю.П., 1990, с. 22-23,97-100).

Рис.1. Раннескифский период Рудного Алтая (VII-VI вв. до н.э.) 1-3 -керамические сосуды; 4-13 — бронзовые принадлежности и украшения конской сбруи; 14 — костяная принадлежность сбруи; 15 — бронзовые удила с псалиями; 16,17 — бронзовые ножи; 18 — бронзовое втульчатое долото; 19,20 — золотые украшения; 21 — керамическое пряслице; 22, 23 — бронзовые втульчатые наконечники стрел (1- Колыванское-1; 2.3,7,14,18-20,22,23 — Измайловка, по А.С. Ермолаевой; 4,5,12,13 — Машенка-1, по П.И.Шульге; 6, 8-10, 16,21 — Березовка-1; 11-Вакулиха -1, по В.Б.Бородаеву; 17- случайная находка в Змеиногорском районе).

В 1986 г. Ю.П. Алехиным в рамках единой большереченской культуры Алтая были выделены ее три локально-территориальных варианта — староалейский и каменский, а также чумышско-ишинская группа памятников. Памятники VII-VI вв. до н.э. лесостепного Алтая (большереченский этап большереченской культуры по М.П. Грязнову) Ю.П.  Алехиным были отделены от собственно большереченской культуры V-I вв. до н.э. в особый переходный этап между эпохами поздней бронзы и раннего железа, но без выделения этого переходного этапа в отдельную культуру. Ввиду отсутствия каких-либо существенных отличий между памятниками V-III и II-I вв. до н.э., кроме локально-территориальных, вызванных влиянием соседних культур, предлагалось рассматривать большереченскую культуру лесостепного Алтая V-I вв. до н.э. без деления ее на хронологические этапы (Алехин Ю.П., 1986). В обобщающей диссертацион-ной работе нами были подробно обоснованы критерии выделения локально-территориальных вариантов большереченской культуры Алтая, дана полная характеристика материальной и ду-ховной культуры населения лесостепного Алтая V-I вв. до н.э., его социальных и культурно этнических процессов, идеологических представлений, а также полный свод известных к тому времени памятников (Алехин Ю.П., 1990).

В 1994 г. вышла монография Т.Н. Троицкой и А.П. Бородовского, в которой обобщается большереченский материал лесостепного (Новосибирского и Барнаульско-Бийского) Приобья (Троицкая Т.Н., Бородовский А.П., 1994). В 1997 г. издана обобщающая монография В.А. Могильникова, в которой на основании уже сложившихся ранее и отмеченных выше концепций в полной мере характеризуется материальная и духовная культура населения Верхнего Приобья в середине — второй половине I тыс. до н.э. (Могильников В.А., 1997). В вышедшей в 1997 г. капитальной монографии Н.М. Зинякова «Черная металлургия и кузнечное ремесло Западной Сибири» автором сделан принципиально важный вывод на основании технологии кузнечного ремесла раннего железного века лесостепного Приобья о единых технологических традициях населения всего лесостепного Приобья (Новосибирского и Барнаульско-Бийского) в V-I вв. до н.э. Н.М. Зиняков прямо пишет о большей правомочности выводов Т.Н. Троицкой, Ю.Ф. Кирюшина и Ю.П. Алехина относительно единства большереченской культуры V-I вв. до н.э. по сравнению с выводами сторонников выделения каменской культуры — А.П. Уманского и В.А.  Могильникова (Зиняков Н.М., 1997, с. 186, 195).

В 1994 г. в тезисном виде М.Т. Абдулганеевым, А.Л. Кунгуровым и Я.В. Фроловым на основании уже ранее выделенного староалейского типа памятников (локально-территориального варианта) большереченской культуры (Алехин Ю.П., 1986) была выделена самостоятельная «староалейская культура» (Абдулганеев М.Т., Кунгуров А.Л., Фролов Я.В., 1994). В 1997 г. вышла монография М.Т. Абдулганеева и В.Н. Владимирова «Типология поселений Алтая VI-II вв. до н.э.» (Абдулганеев М.Т., Владимиров В.Н., 1997).

Кроме отмеченных работ, за последнее десятилетие вышло значительное количество публикаций, посвященных анализу памятников и материала населения лесостепного Алтая скифского времени, перечисление и анализ которых не входят в рамки данной публикации.

Касаясь дискуссионных вопросов, снова отметим, что перенос названия «большереченская культура» на переходный этап между эпохами бронзы и раннего железа VII-VI вв. до н.э. не совсем этичен по отношению к М.П. Грязнову, подразумевавшему под этим понятием в основном памятники V-I вв. до н.э. ввиду их преобладания, большего ареала распространения и времени бытования. Правильнее, логичнее и этичнее называть большереченскими памятники V-I вв. до н.э., а не переходного этапа VII-VI вв. до н.э. не только учитывая приоритет М.П. Грязнова в выделении большереченской культуры, но и во избежание терминологической путаницы, т.к. за 45 лет с момента выделения М.П. Грязновым большереченской культуры ее название широко вошло в научный оборот. Такой подход не мешает вносить необходимые коррективы в концепции М.П. Грязнова, учитывая появление новых материалов и расширение знаний, в то же время сохраняется приоритет М.П. Грязнова в выделении большереченской культуры.

Предлагаемая нами компромиссная между разными точками зрения концепция о сохранении наименования «большереченская культура» за основной массой памятников V-I вв. до н.э. Верхнего Приобья, которые по М.П.  Грязнову трактуются именно как большереченские, и о выделении внутри этой единой большереченской культуры ее локально территориальных вариантов (староалейского, каменского, чумышско-ишинского), думается, является наиболее оптимальной. Переходный же период VII-VI вв. до н.э. учитывая его особенности, можно вполне обоснованно называть «большереченским переходным этапом», но не отдельной «большереченской культурой».

В отличие от лесостепного Алтая, Рудный Алтай уже с VII в. до н.э. являлся составной частью скифо-сибирского культурно-исторического единства. Здесь известны памятники и отдельные находки, свидетельствующие о проникновении раннесакских и майэмирских групп населения (Кондратьевка-XXI, Вакулиха-I, Корболиха-X, Мельничная гора у Змеиногорска, Березовка-I и др.).

Могильники переходного периода эпох бронзы и раннего железа Измайловка и Когалы-I в Восточном Казахстане, вероятно, оставлены местным населением — потомками племен эпохи поздней бронзы, подвергшимся некоторому инокультурному влиянию (Ермолаева А.С., 1987).

В V-III вв. до н.э. на Рудном Алтае происходит значительное увеличение плотности населения по сравнению с предыдущим периодом, о чем свидетельствуют многочисленные курганы этого времени. Несмотря на это, выявленные поселения единичны и все они связаны с горно-металлургическим производством. Этот факт подтверждает то, что значительная часть населения вела кочевой и полукочевой образ жизни (пришлые саки и пазырыкцы). Потомки местного населения и проникавшие из лесостепного Алтая большереченцы в основном оставались оседлыми. Керамика большереченского типа найдена на поселениях Гилево-II (Медникова Э.М., Могильников В.А., Суразаков А.С., 1976) и Колыванское-I (Алехин Ю.П., 1990, рис. 97).

Население Рудного Алтая в скифское время находилось на более высоком уровне социального развития, чем их соседи большереченцы. Этот уровень был примерно тот же, что и у саков, тагарцев, скифов Горного Алтая, Тувы и Монголии — т.е. уровень становления раннеклассовых и раннегосударственных отношений в обществе. Такие огромные курганы как «Золотарь» и «Круглая Горка» по социальному рангу относятся к «царским» курганам. Кроме того, выделяется категория крупных курганов диаметром 30-50 м, условно называемых «княжескими». В погребальных конструкциях и обряде «Золоторя», исследованных «княжеских» и некоторых рядовых курганов четко прослеживается сакский элемент влияния (Алехин Ю.П., 1997, с. 127-128). Получена радиоуглеродная дата сооружения «Золотаря» — рубеж VI-V вв. до н.э.

Рудный Алтай являлся своеобразной контактной зоной между сакским, майэмирско-пазырыкским и, в меньшей мере, большереченским этническими массивами. Своеобразие рудноалтайских археологических памятников скифского времени позволило нам выделить рудноалтайскую культуру эпохи раннего железа (Алехин Ю.П., 1986, с. 38; 1990 с. 122).

Неоднородность этнического состава населения Рудного Алтая в скифское время отразилась разнообразием погребальных традиций рядового населения, что допускает возможность выделения особых типов памятников в рамках рудноалтайской культуры эпохи раннего железа.

Рудный Алтай в эпоху бронзы и раннего железа являлся крупной горнометаллургической областью, седьмой на бывшей территории СССР, источником цветных металлов как для местного населения , так и для соседних регионов (Алехин Ю.П., 1991).

Религиозные и идеологические представления населения Рудного Алтая в скифское время были многообразны: культ мертвых, нашедший свое отражение в погребальном обряде; культ огня; вероятно, культ определенных животных (в основном хищников), отразившийся в образцах скифо-сибирского звериного стиля. Находка «индийского» бронзового позолоченного ритуального зеркала-погремушки в погребении жрицы в Локтевском районе (раскопки П.И.  Шульги 1994 г.), по мнению исследователя, свидетельствует о проникновении на Рудный Алтай в конце VI-V вв. до н.э. индоиранских религиозных представлений (Шульга П.И., 1997).

В III-II вв. до н.э. на Рудном Алтае происходит смена культурных традиций, меняется и этнический состав населения, что вероятно, было вызвано хуннскими завоеваниями. Скифо-сибирская культурно-историческая общность перестает существовать. Прекращается и функционирование древних рудников на Рудном Алтае.

Related posts

Leave a Comment